Содержание статьи:

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 ноября 2009 г. N 31-О09-29 Приговор подлежит отмене, а уголовное дело — передаче на новое рассмотрение, поскольку судом не учтено, что следственными органами осужденный обвинялся в получении взяток не за активные действия, а наоборот, за незаконное бездействие, выразившееся в невыполнении возложенных на него проверок предпринимательской деятельности

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 ноября 2009 г. N 31-О09-29

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего: Кочина В.В

судей: Климова А.Н., Яковлева В.К.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя и кассационным жалобам осужденного Дудина В.Н., адвокатов Тимофеева А.А. и Горобца Л.М. на приговор Верховного суда Чувашской Республики от 21 сентября 2009 года, которым

Дудин В.Н. . осуждён:

— по ч. 1 ст. 285 УК РФ (по эпизоду в отношении С.) — на 2 года лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными функциями в правоохранительных органах сроком на 1 год,

— по ч. 1 ст. 285 УК РФ (по эпизоду в отношении Г.) — на 2 года лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными функциями в правоохранительных органах сроком на 1 год,

— по ч. 1 ст. 285 УК РФ (по эпизоду в отношении Ш.) — на 2 года 6 месяцев лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными функциями в правоохранительных органах сроком на 2 года.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгих наказаний более строгим окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными функциями в правоохранительных органах, сроком на 2 года с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Он же по ч. 3 ст. 160 и ч. 3 ст. 159 УК РФ оправдан на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., изложившего об обстоятельствах дела, выступление адвоката Тимофеева А.А. поддержавшего жалобы и просившего об отмене обвинительного приговора, мнение прокурора Шиховой Н.В., поддержавшей представление об отмене приговора, судебная коллегия установила:

Дудин В.Н. признан виновным в том, что с 08.07.1999 г. занимая должность начальника отделения по борьбе с экономическими преступлениями отдела внутренних дел . а с 07.12.2006 г. должность начальника оперативно-розыскной части (по линии БЭП) МВД . и являясь должностным лицом, злоупотребляя своими должностными полномочиями, действуя из корыстных побуждений, с целью незаконного получения денежных средств от индивидуальных предпринимателей С., Ш. и Г. требуя передачи ему денежных средств под угрозой совершения незаконных действий или бездействия, которые могут выразиться в совершении содействия им как предпринимателям при осуществлении предпринимательской деятельности, либо, наоборот, в создании таких условий, при которых они не смогут заниматься такой деятельностью, а также за общее покровительство их коммерческой деятельности, незаконно получил денежные средства: в период с октября 2003 года по апрель 2004 года от С. — . рублей, в период с ноября 2005 г. по январь 2006 г. от Г. — . рублей, в период с августа 2006 года по 25 февраля 2009 года от Ш. — . рублей и золотые изделия на общую сумму . рублей.

Преступления совершены им в период с октября 2003 года по февраль 2009 года в . при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Кроме того, следственными органами Дудин В.Н. обвинялся в присвоение вверенных ему денежных средств в период с декабря 2006 года по январь 2007 г., выразившемся в том, что он по доверенности от подчиненных ему сотрудников Н., И., С. получил из кассы МВД | за декабрь 2006 года и январь 2007 года по платежной ведомости N . на выдачу награды по приказу 2038 от 20 декабря 2006 года начисленную им денежную сумму в размере . рубль, а всего . рубля, которые Н., И. и С. не выдал, а присвоил себе и распорядился по своему усмотрению, причинив материальный ущерб Н. на сумму . рублей, И. на сумму . рублей, С. на . рублей;

в один из дней декабря 2006 г. он получил за Н. по платежной ведомости N . на выдачу премии за 4 квартал 2006 г. денежные средства на сумму . рубля, которые Н. не выдал, а присвоил себе;

в один из дней декабря 2006 г., получил за Н. по платежной ведомости N . за декабрь 2006 г. . рубля, но Н. в полном объеме не выдал, присвоив себе не менее . рублей, причинив Н. материальный ущерб на указанную сумму;

в один из дней января 2007 г. он получил за И. по платежной ведомости N . за январь 2007 г. денежные средства в сумме . рублей . копеек, однако последнему в полном объеме не выдал, присвоив себе не менее . рублей, причинив И. материальный ущерб на вышеуказанную сумму.

Также Дудин обвинялся в том, что он в феврале-марте 2007 г., с целью хищения чужого имущества, предложил подчиненным ему сотрудникам Н. и С. передать ему денежные средства в размере . рублей на памятный нагрудный знак и . рублей на памятный значок, посвященные 70-летию со дня образования БХСС-БЭП, достоверно зная, что стоимость памятного нагрудного знака — . рублей, а памятного значка — . рублей. Затем он передал Н. и С. только значок «70 лет БХСС-БЭП», стоимостью . рублей, а нагрудный знак «70 лет БХСС-БЭП» не передал, а оставшиеся денежные средства Дудин В.Н. присвоил, причинив потерпевшим Н. и С. ущерб на сумму не менее . рублей каждому.

Суд, всесторонне и полно исследовав материалы дела, пришел к выводу, что виновность Дудина в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 160 ч. 3 и 159 ч. 3 УК РФ, не нашла подтверждения и оправдал его за отсутствием в его действиях состава преступления.

В суде Дудин В.Н. виновным себя не признал.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора в отношении Дудина как в части обвинительного, так и оправдательного приговора, с направление дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и действиям Дудина дана неправильная юридическая оценка. Суд необоснованно оправдал Дудина по ч. 3 ст. 160 и ч. 3 ст. 159 УК РФ, также неправильно переквалифицировал действия его с п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ на ч. 1 ст. 285 УК РФ по факту получения денежных средств у предпринимателей С., Г. и Ш. Вывод суда о том, что в служебные обязанности Дудина В.Н. не входила обязанность проверки коммерческой деятельности предпринимателей, сославшись на должностные инструкции Дудина В.Н., Закон «О милиции» от 18.04.1991 г., ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 г., сделан судом ошибочно, без учета п. 35 ст. 11 Закона «О милиции», Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 г., в соответствии с которыми он вправе был участвовать в совместных проверках с торговой или налоговой инспекцией на предмет уплаты налогов и соблюдения правил торговли, проводить проверочные закупки, наводить справки и опрашивать граждан. В представлении указано, что согласно п. 25 ст. 11 Закона «О милиции» проведение проверок входили в должностные обязанности Дудина В.Н., а порядок их производства регламентирован приказом МВД РФ от 16.03.2004 г. N 177 «Об утверждении Инструкции о порядке проведения проверок организаций и физических лиц при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, связанного с нарушением законодательства РФ о налогах и сборах». Вывод суда об отсутствии в действиях Дудина признаков преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ противоречит фактическим обстоятельствам дела, поскольку Дудин, будучи начальником отделения по борьбе с экономическими преступлениями отдела внутренних дел . а с 07.12.2006 г. — начальником отделения оперативно-розыскной части (по линии БЭП) МВД . являясь должностным лицом, требовал от С., Г. и Ш. передачи денежных средств и получал от них деньги под угрозой проведения им и подчиненными ему сотрудниками отделения проверок деятельности, выявления нарушений требований закона, а также за общее покровительство их коммерческой деятельности при возникновении проблем с правоохранительными и налоговыми органами, а предприниматели С., Г. и Ш., согласившись с этими требованиями, вынуждены были передавать ему деньги. Суд правильно установив обстоятельства дела — вымогательство Дудиным взятки, которые следовало квалифицировать по п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ, дал этим действиям неправильную юридическую оценку, ошибочно квалифицировав их как злоупотребление должностными полномочиями.

В представлении также указано, что если Дудин не мог совершить в пользу С., Г. и Ш. конкретные процессуальные действия, которые обещал выполнить с умыслом на завладение денежными средствами путем обмана последних, суду следовало обсудить вопрос о возможности квалификации действий Дудина В.Н. по ч. 3 ст. 159 УК РФ, поскольку совершение должностным лицом противоправных действий, не связанных с выполнением им своих служебных обязанностей, не образует состава должностного преступления, так как ст. 285 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за злоупотребление именно должностными полномочиями, а не служебным положением, которое занимает должностное лицо.

Оправдывая Дудина В.Н. по ч. 3 ст. 160 УК РФ, суд сослался на непредставление стороной обвинения доказательств, подтверждающих его вину в совершении этого преступления. Однако такой вывод суда противоречит исследованным материалам дела. Указано, что Дудин В.Н. присвоил полученные по доверенности Н., С. и И. в кассе ФЭО МВД . денежные средства, используя своё служебное положение, поэтому подлежал осуждению по ч. 3 ст. 160 УК РФ.

Оправдывая Дудина В.Н. по ч. 3 ст. 159 УК РФ суд дал собранным по делу доказательствам неправильную оценку, с нарушением ч. 1 ст. 88 УПК РФ и выводы суда противоречат исследованным в судебном заседании доказательствам. Утверждает, что свидетели А., В., Н., Б., С., К., Б.,В., не были очевидцами разговоров Дудина В.Н. с потерпевшими о сумме денег и не видели, как Дудин В.Н. получил от потерпевших по . рублей, вместо . рублей. У потерпевших С. и Н. никаких оснований для оговора Дудина В.Н. не было и отсутствие документов о получении Дудиным В.Н. денежных средств не свидетельствует о недостоверности показаний потерпевших. Эти действия Дудина В.Н. следовало квалифицировать по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

В кассационных жалобах:

осужденный Дудин В.Н. в основной и дополнительной жалобах просит обвинительный приговор отменить и производство по делу прекратить, ссылаясь на то, что никаких преступлений он не совершал, С. и Ш. он давал деньги по договорам займа и получал от них ежемесячно проценты в денежном выражении, деньги у них не вымогал. Показания С., В. и Ш. о том, что они не брали у него взаймы деньги, опровергаются имеющимися договорами о получении ими у него взаймы у него денежных средств. Утверждает, что он передал С. и Ш. деньги взаймы, но не как сотрудник милиции, а как простое физическое лицо, что подтверждают все его родственники. Индивидуального предпринимателя Т. он не знал и никогда с ним не встречался, никаких денег у него не брал, а показания Г. никакими доказательствами не подтверждены.

Адвокаты Тимофеев А.А. и адвокат Горобец Л.М. в своих кассационных жалобах и дополнениях, просят обвинительный приговор в отношении Дудина В.Н. отменить и производство по делу прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, при этом указывают, что приговор основан только на противоречивых показаниях С., Г. и Ш., которые не подтверждены другими доказательствами.

Утверждают, что вина Дудина в злоупотреблении служебным положением не нашла подтверждения, он давал С. и Ш. деньги по договорам займа, что подтверждается имеющимися договорами займа, подписанными С. и Ш. На основании этих договоров Дудин получал от них ежемесячные проценты. Эти же договоры опровергают показания С. и Ш. о неполучении ими взаймы денег от Дудина. Согласно ст. 14 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все имеющиеся сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном законом порядке, должны толковаться в пользу обвиняемого. Но в деле нет каких-либо процессуальных документов, которые бы устранили эти сомнения. Утверждают, что вывод суда в доказанности вины Дудина В.Н. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ основан не на бесспорных и объективных доказательствах, а на предположениях, что недопустимо при постановлении обвинительного приговора.

Кроме того, в своих жалобах они указывают, что суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии в действиях Дудина составов преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 и ч. 3 ст. 159 УК РФ и правильно оправдал его на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в связи с чем просят оправдательный приговор в отношении Дудина оставить без изменения.

В возражениях на кассационное представление осужденный Дудин указывает, что доводы представления являются необоснованными и просит оставить его без удовлетворения, а оправдательный приговор — без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления, жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что оправдательный приговор в отношении Дудина следует оставить без изменения, а обвинительный приговор в отношении Дудина подлежит отмене с направлением дела в этой части на новое судебное разбирательство, по следующим основаниям.

Как видно из материалов уголовного дела, Дудин В.Н. обвинялся в присвоении вверенных ему денежных средств, принадлежащих Н., И. и С. за декабрь 2006 года и январь 2007 года. Также обвинялся он в том, что в феврале-марте 2007 г., введя в заблуждение подчиненных ему сотрудников — оперуполномоченных ОРЧ (по линии БЭП) МВД . с дислокацией . Н. и С. получил от них деньги в размере . рублей на памятный нагрудный знак и . рублей на памятный значок, посвященные 70-летию со дня образования БХСС-БЭП, достоверно зная о реальной стоимости памятного нагрудного знака — . рублей, а памятного значка — . рублей. Затем в один из дней марта 2007 г. Дудин передал Н. и С. только значок «70 лет БХСС-БЭП», стоимостью . рублей, а нагрудный знак «70 лет БХСС-БЭП» не передал, а оставшиеся после покупки значков денежные средства, принадлежащие Н. и С. присвоил себе, причинив потерпевшим ущерб на сумму не менее . рублей каждому.

Суд исследовал все собранные по делу доказательства, в том числе показания допрошенных в качестве свидетелей сотрудников ОРЧ БЭП с дислокацией . В., Н., Б., С., К., Б., В. о том, что в декабре 2006 г. — январе 2007 г. все полученные Дудиным В.Н. по их доверенностям причитающиеся им выплаты они получали и не слышали, чтобы кому-либо из сотрудников, в частности, Н., С. и И. они выдавались не в полном объеме. На приобретение нагрудного знака и значка они сдавали Дудину В.Н. по . рублей и в основном знаки и значки все получили, а некоторые из них нагрудный знак получили через некоторое время после праздника.

Из показания свидетеля А. также видно, что на приобретение памятных значка и знака желающие сдавали деньги по . рублей, при этом показывали прайс-лист с указанием цены. Он получил значок, а нагрудный знак получил только после праздника.

При установленных обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу, что доводы Дудина В.Н. о передаче им Н., С. и И. всех полученных в декабре 2006 г. — январе 2007 г. по их доверенностям денежных выплат, собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами не опровергнуты.

Доводы потерпевших И. и С. о не получении ими каких-либо дополнительных выплат, в том числе ЕДВ, премий, в период, когда они выдавали Дудину В.Н. доверенности, опровергаются копией платежного поручения N . за февраль 2007 г. на выдачу ЕДВ по итогам 2006 г. по приказу от 31 января 2007 г. N 132, согласно которой указанная денежная выплата была получена ими лично (т. 2 л.д. 206).

Из показаний свидетеля Н. видно, что по случаю 70-летия БХСС-БЭП были заказаны значки стоимостью . рублей и нагрудные знаки «БХСС-БЭП 70 лет» стоимостью . рублей. Желающие их приобрести сдавали деньги в сумме . рублей. Он лично звонил в ОРЧ по районам и сообщал об их стоимости и Дудин В.Н. привез собранные сотрудниками деньги на значки и знаки, при этом какие-либо документы о приеме от него денег не оформлялись, лишь сотрудник К. вел черновые записи.

Свидетель К. подтвердил, что денежные средства на значки и нагрудные знаки от начальников ОРЧ районов получал он, при этом они сообщали фамилии сотрудников и общую сумму собранных средств. Учет этих сведений велся в черновых записях, но кем в какой сумме были сданы деньги, он сказать не может, так как эти записи были впоследствии уничтожены за ненадобностью.

Поскольку исследованными по делу доказательствами виновность Дудина в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 , ч. 3 ст. 159 УК РФ не нашла подтверждения, суд обоснованно сделал вывод о недоказанности вины Дудина в предъявленном обвинении и оправдал его за отсутствием в его действиях состава преступления, поскольку согласно ч. 4 ст. 14 и ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, а по данному делу возможность получения других доказательств, подтверждающих его виновность, исчерпана.

Таким образом, оснований к отмене оправдательного приговора не имеется.

Вместе с тем, обвинительный приговор в отношении Дудина подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд, по следующим основаниям.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и основан на правильном применении уголовного закона .

Согласно п. 4 ст. 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, если изложенные в нем выводы суда содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильность применения уголовного закона .

По данному делу эти требования закона не выполнены.

Согласно предъявленному обвинению Дудин обвинялся органами предварительного расследования в получении взятки от предпринимателей С., Г., Ш. и действия его органами предварительного следствия квалифицированы по п. «в» ч. 4 ст. 290 , п. «в» ч. 4 ст. 290, п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ.

Переквалифицируя действия Дудина В.Н. на ч. 1 ст. 285 , ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285 УК РФ, суд признал виновным его в том, что он, являясь должностным лицом, использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы, повлекшем существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а также охраняемых законом интересов общества и государства. При этом суд указал, что в служебные обязанности Дудина В.Н. не входило обязанность проверки коммерческой деятельности предпринимателей С., Г. и Ш., сославшись на должностные инструкции Дудина В.Н., а также на ст.ст. 10 п. 4 , 11 п. 5 , 16 Закона «О милиции» от 18.04.1991 г., ст. 7 п. 2 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 г.

Принимая такое решение, суд руководствовался нормами, действовавших на дату вынесения приговора, но не учел при этом требований ст.ст. 11 , 25 Закона «О милиции» в редакции закона на момент получения Дудиным денежных средств, в соответствии с которыми на него возлагалась обязанность проводить проверки предпринимателей с целью выявления административных правонарушений и преступлений, а по итогам этих проверок составлять рапорты о выявленных нарушениях, либо протоколы о совершенных административных правонарушениях и направлять их в ведомства, уполномоченные налагать административные штрафы.

Не учтено судом также то, что в соответствии с п. 35 ст. 11 Закона «О милиции» Дудин вправе был участвовать в совместных проверках с торговой или налоговой инспекцией на предмет уплаты налогов и соблюдения правил торговли, а в соответствии с Законом «Об оперативно-розыскной деятельностью» от 12.08.1995 г. проводить проверочные закупки, наводить справки и опрашивать граждан, то есть, все эти проверки входили в должностные обязанности Дудина В.Н., а порядок их производства регламентирован приказом МВД РФ от 16.03.2004 г. N 177 «Об утверждении Инструкции о порядке проведения проверок организаций и физических лиц при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, связанного с нарушением законодательства РФ о налогах и сборах».

Кроме того, придя к выводу об отсутствии в действиях Дудина В.Н. признаков преступления, предусмотренного п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ, суд сослался на то, что в период получения им от С., Г. и Ш. денежных средств, Дудин никаких действий по проверке их предпринимательской деятельности либо ее содействию не совершал, никаких материалов в отношении этих предпринимателей на его разрешении не находилось.

Этот вывод сделан судом без учета того, что следственными органами Дудин В.Н. обвинялся в получении взяток не за активные действия, а наоборот, за незаконное бездействие, то есть, за не проведение возложенных на него проверок предпринимательской деятельности.

Судом не учтено то, что по смыслу закона, субъектом преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ, надлежит признавать, при наличии к тому оснований, и такое должностное лицо, которое хотя и не обладало полномочиями для совершения действия (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, но в силу своего должностного положения могло способствовать исполнению такого действия (бездействия) другим должностным лицом, либо получило взятку за общее покровительство или попустительство по службе.

Вымогательство означает требование должностного лица дать взятку под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам граждан, либо создание для гражданина таких условий, когда он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых, законных интересов.

По данному делу судом установлено и отражено в приговоре, что Дудин В.Н., будучи начальником отделения по борьбе с экономическими преступлениями отдела внутренних дел, затем начальником отделения оперативно-розыскной части (по линии БЭП) МВД . то есть, являясь должностным лицом, требовал от С., Г. и Ш. передачи денежных средств и получал от них денежные средства под угрозой проведения им и подчиненными ему сотрудниками отделения проверок деятельности этих предпринимателей на предмет выявления нарушений требований закона и наступления вредных последствий для их интересов, а также за общее покровительство коммерческой деятельности С., Г. и Ш. при возникновении проблем с правоохранительными и налоговыми органами, а предприниматели С., Г. и Ш. передавали ему денежные средства не желая возникновения нежелательных для их предпринимательской деятельности проблем, а также за общее покровительство должностным лицом Дудиным их коммерческой деятельности.

Из изложенного следует, что признав Дудина должностным лицом и установив получение им денежных средств от предпринимателей С., Г. и Ш. за общее покровительство их предпринимательской деятельности, суд не признал в действиях Дудина получением взятки, а признал его виновным в использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, повлекшем существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а также охраняемых законом интересов общества и государства, без оценки указанных выше обстоятельств.

При таких обстоятельствах обвинительный приговор нельзя признать законным и обоснованным, поэтому он подлежит отмене.

С учётом изложенного, руководствуясь ст.ст. 377 , 378 , 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

обвинительный приговор Верховного суда Чувашской Республики от 21 сентября 2009 года в отношении Дудина В.Н. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения Дудину В.Н. в виде содержания под стражей оставить без изменения.

Оправдательный приговор Верховного суда Чувашской Республики от 21 сентября 2009 года в отношении Дудина В.Н. оставить без изменения, а кассационное представление — без удовлетворения.

Прокуратура Московской области

Серпуховский городской суд Московской области 14 декабря 2015 года рассмотрел уголовное дело в отношении Б., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение и растрата).

Из материалов дела следует, что Б., являясь генеральным директором ОАО «Р.», подписал доверенность заместителю финансового директора ОАО «Р.» для заключения договоров займа, после чего под руководством Б. были подготовлены платежные поручения для перечисления денежных средств и дополнительные соглашения о продлении сроков возврата займов.

Факт подписания Б. доверенности заместителю финансового директора ОАО «Р.» не свидетельствует о наличии у подсудимого прямого умысла на совершение хищения имущества, так как указанные действия Б. входят в его должностные обязанности. Также судом установлено, что именно Б. был инициатором обращения и проведения проверки правоохранительными органами по факту заключенных ОАО «Р.» договоров процентных займов, инициатором обращений с исковыми заявлениями в Арбитражный суд Московской области.

Согласно платежному поручению и банковским выпискам, в ОАО «Р.» были перечислены денежные средства в счет погашения долга по ранее заключенным договорам займа.

Совокупность действий Б., принятых по возврату денежных средств, свидетельствует о том, что он, как лицо, возглавлявшее ОАО «Р.», действовал исключительно в интересах предприятия.

Серпуховским судом Б. был оправдан в связи с отсутствием в его действиях составов данных преступлений.

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральный прокурор

Заместители Генерального прокурора

О Генпрокуратуре России

Международное сотрудничество

Взаимодействие со СМИ

Правовое просвещение

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

По представлению прокуратуры отменен оправдательный приговор в отношении директора управляющей компании «Новэк»

Прокуратура республики (Чувашская Республика — Чувашия). 27 февраля 2014

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики по апелляционному представлению прокуратуры отменен приговор Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 26.12.2013 в отношении 47-летнего бывшего директора управляющей компании «Новэк» г. Новочебоксарск Андрея Ющенко, которым последний был оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями руководителя коммерческой организации повлекшими тяжкие последствия) ч.4 ст. 160 УК РФ (растрата денежных средств в особо крупном размере), ч.3 ст. 160 УК РФ (растрата денежных средств с использование служебного положения). Указанным приговором суда Ющенко также признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 330 УК РФ (самоуправство) с назначением наказания в виде штрафа в сумме 50 тыс. рублей.

Ющенко обвинялся в том, что в период работы в качестве директора управляющей компании «Новэк» умышленно не производил полную оплату за предоставленные услуги по теплоснабжению жилых домов, находящихся под управлением компании. В результате возникла реальная угроза прекращения отопления указанных домов, поскольку долг перед теплоснабжающей организацией составил более 150 млн. рублей. В то же время, жильцами указанных домов в управляющую компанию производилась оплата коммунальных платежей, достаточная для погашения образовавшейся задолженности. Вместе с тем поступившие от жильцов денежные средства были направлены на иные цели.

Кроме того, Ющенко обвинялся в том, что, при наличии в штате руководимой им компании двух юристов, заключил с иными лицами заведомо невыгодный договор об оказании юридических услуг. В рамках данного договора последним выплачено вознаграждение в размере свыше 8 млн. рублей.

Ющенко также обвинялся в совершении растраты вверенного ему имущества на сумму более 15 млн. рублей.

Суд, оправдывая Ющенко в совершении инкриминируемых ему деяний, указал на наличие в его действиях гражданско-правового спора и отсутствие надлежащих доказательств совершения им преступлений.

Прокуратура г. Новочебоксарска не согласившись с указанными выводами суда, обжаловала принятое решение по мотивам незаконного оправдания Ющенко по предъявленному обвинению.

Верховный суд Чувашской Республики согласился с доводами прокуратуры, отменил приговор суда в части оправдания Ющенко, и направил уголовное дело на новое судебное рассмотрение. Приговор суда в части осуждения по ч.1 ст. 330 УК РФ оставлен без изменения.

Дело № 26-Д09-2

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 апреля 2009 года

председательствующего Ермилова В.М., судей: Пейсиковой Е.В. и Ламинцевой С.А.

рассмотрела 2 апреля 2009 года надзорные жалобы Аушева И.Д. и Арсамаковой A.C. на постановление президиума Верховного суда Республики Ингушетия от 19 декабря 2008 года, а также уголовное дело.

По приговору Назрановского районного суда Республики Ингушетия от 20 мая 2008 года

по предъявленному обвинению по ч.4 ст. 160, ч.4 ст. 160 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления;

по предъявленному обвинению по ч. 5 ст. 33 и ч.4 ст. 160, ч. 5 ст. 33 и ч. 4 ст. 160 УК РФ оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Ингушетия от 17 июня 2008 года оправдательный приговор в отношении Аушева И.Д. и Арсамаковой A.C. оставлен без изменения.

Постановлением президиума Верховного суда Республики Ингушетия от 19 декабря 2008 года судебные решения в отношении Аушева И.Д. и Арсамаковой A.C. отменены и дело направлено в суд на новое рассмотрение в ином составе судей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы надзорных жалоб и мотивы постановления о возбуждении надзорного производства, заслушав объяснения Аушева И.Д., адвоката Плиева P.M. в его защиту, мнение прокурора Генеральной Прокуратуры Российской Федерации Аверкиевой В. А, полагавшей постановление президиума Верховного суда Республики Ингушетия оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

органами обвинения Аушев И.Д. обвинялся в присвоении, то есть хищении чужого имущества, вверенного виновному, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, Арсамакова A.C. обвинялась в пособничестве в присвоении, то есть хищении чужого имущества, вверенного виновному, путем устранения препятствий, общенанием заранее скрыть следы преступления и предметы, добытые преступным путем, с использованием служебного положения, в особо крупном размере.

В надзорных жалобах Аушев И.Д. и Арсамакова A.C. ставят вопрос об отмене постановления президиума Верховного суда Республики Ингушетия как постановленного с нарушением требований закона и противоречащего положениям Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2005 года.

Изучив уголовное дело, проверив доводы, изложенные в надзорных жалобах, судебная коллегия считает, что постановление президиума Верховного суда Республики Ингушетия от 19 декабря 2008 года подлежит отмене по следующим основаниям.

Президиум Верховного суда Республики Ингушетия в обоснование своего решения о необходимости отмены состоявшихся в отношении Аушева и Арсамаковой судебных решений и направления дела на новое судебное рассмотрение сослался на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Ссылаясь на статью 405 УПК РФ, президиум в своем постановлении указал, что «единственным условием, ограничивающим действие ст. 405 УПК РФ, является существенное (фундаментальное) нарушение закона, допущенное в предшествующем разбирательстве, которое повлияло на исход дела, и не исправление этой ошибки искажает суть правосудия, смысл приговора как акта правосудия, поскольку судом никто из участников судебного разбирательства виновным не признан ни в присвоении, ни в растрате денежных средств, ни в пособничестве, в то время как государственных денежных средств, выделенных на изготовление проектно-сметной документации в сумме [скрыто] рублей в наличии нет, также

нет в наличии и самой проектно-сметной документации, нет в наличии денег и в сумме [скрыто] тыс. рублей, выделенных на производство

строительно-монтажных работ Щ, которых

на январь 2005 года каких-либо работ на объекте не было произведено, вплоть до официальной проверки в мае 2006 года. В то же время как на основании п.1 ч.2 ст. 133 УПК РФ и чЛ ст. 134 УПК РФ за Аушевым И.Д. и Арсамаковой A.C. признано право на реабилитацию, именно в этом искажена суть правосудия».

Между тем, статья 405 УПК РФ в системной связи с правовыми позициями, изложенными в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2005 года по делу о проверке конституционности статьи 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, не допускает пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора либо определения или постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела. Исключение составляют случаи, когда в ходе судебного разбирательства были допущены фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на законность приговора, определения или постановления суда.

К таким нарушениям, в силу части 3 статьи 405 УПК РФ (в редакции Федерального закона № 39-ФЗ от 14 марта 2009 года), относятся нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлекли за собой постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей, а равно лишили участников уголовного судопроизводства возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права, если такие лишения или ограничения повлияли на законность приговора, определения или постановления суда.

Таким образом, вопрос об обоснованности выводов судов первой и второй инстанций относительно доказанности тех или иных обстоятельств дела не может рассматриваться в качестве фундаментальных нарушений уголовно-процессуального закона.

При таких обстоятельствах доводы, изложенные в надзорных жалобах, о нарушении требований уголовно-процессуального закона, допущенном при пересмотре судебных решений в отношении Аушева И.Д. и Арсамаковой A.C. в порядке надзора, следует признать обоснованными, а жалобы -подлежащими удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

1. Надзорные жалобы Аушева И.Д. и Арсамаковой A.C. удовлетворить.

2. Постановление президиума Верховного суда Республики Ингушетия от 19 декабря 2008 года в отношении Аушева [скрыто] i и Арсамаковой [скрыто] отменить, оставив в силе приговор Назрановского районного суда Республики Ингушетия от 20 мая 2008 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Ингушетия от 17 июня 2008 года.

Оправдательные приговора ч4 ст 160 ук рф

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

г. Ульяновск 08 июля 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе председательствующего судьи Романюк М.П.,

судей Волкова Н.Г., Сенько С.В.,

с участием прокурора Шушина О.С.,

осужденных Череповской Х.А., Некрасова И.Ю.,

защитников – адвокатов Гарагедян А.Д., Монахова Н.А., Бидюка Е.Н.,

при секретаре Иванове А.И.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению старшего помощника прокурора Инзенского района Ульяновской области Борисовой А.Н. и апелляционным жалобам осужденных Череповской Х.А., Некрасова И.Ю., защитника Логинова С.М. на приговор Инзенского районного суда Ульяновской области от 30 апреля 2015 года, которым

осуждена по ч.4 ст.159 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, со штрафом в доход государства, в сумме *** рублей;

Мера пресечения в отношении Череповской Х.А., до вступления приговора суда в законную силу изменена на содержание под стражей, взята под стражу в зале суда.

Срок отбывания наказания Череповской Х.А. постановлено исчислять с момента задержания.

Череповская Х.А. оправдана по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 Уголовного кодекса Российской Федерации на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

осужден по ч.4 ст.159 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы, с содержанием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в доход государства, в сумме *** рублей;

Мера пресечения Некрасову И.Ю., до вступления приговора суда в законную силу, изменена на содержание под стражей, взят под стражу в зале суда.

Срок отбывания наказания Некрасову И.Ю. постановлено исчислять с момента задержания.

Некрасов И*** Ю*** оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.325 Уголовного кодекса Российской Федерации на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ.

осуждена по ч.4 ст.159, ч.3 ст.160 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам 3 месяцам лишения свободы, со штрафом в доход государства в размере ***.

Назначенное Суворовой М.Е. наказание в виде лишения свободы, в соответствии со ст.73 УК РФ, постановлено считать условным, с испытательным сроком 2 года 6 месяцев.

Мера пресечения в отношении Суворовой М.Е., до вступления приговора суда в законную силу оставлена без изменения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

осуждена по ч.4 ст.159 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году 4 месяцам лишения свободы, со штрафом в доход государства в размере 50 000 рублей.

Назначенное Копытиной Е.Г. наказание в виде лишения свободы, в соответствии со ст.73 УК РФ постановлено считать условным, с испытательным сроком 2 года.

Мера пресечения в отношении Копытиной Е.Г., до вступления приговора суда в законную силу оставлена без изменения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

осужден по ч.4 ст.159 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году лишения свободы, со штрафом в доход государства, в размере 20 000 рублей.

Назначенное Гаврилову А.И. наказание в виде лишения свободы, в соответствии со ст.73 УК РФ постановлено считать условным, с испытательным сроком 2 года.

Мера пресечения Гаврилову А.И., до вступления приговора суда в законную силу оставлена без изменения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Постановлено взыскать в счет возмещения причиненного материального ущерба:

в солидарном порядке с осужденных Череповской Х*** А*** и Г*** О*** Б*** в пользу потерпевших:

в пользу *** в солидарном порядке с осужденных Череповской Х*** А***, Некрасова И*** Ю***, Суворовой М*** Е*** ***

в пользу *** в солидарном порядке:

-с осужденных Некрасова И*** Ю*** и Суворовой М*** Е*** ***.);

— с осужденных Некрасова И*** Ю***, Суворовой М*** Е***, Селиверстова В*** Г*** ***

— с осужденных Суворовой М*** Е***, Гаврилова А*** И***, Селиверстова В*** Г*** ***);

— с осужденных Суворовой М*** Е*** и Череповской Х*** А*** ***

в пользу *** в солидарном порядке:

— с осужденных Некрасова И*** Ю*** и Копытиной Е*** Г*** ***

— с осужденных Некрасова И*** Ю***, Копытиной Е*** Г*** и К*** А*** Н*** ***

в пользу *** в солидарном порядке:

— с осужденных Череповской Х*** А*** и Некрасова И*** Ю*** ***

— с осужденных Череповской Х*** А*** и Г*** О*** Б*** ***

— с осужденных Череповской Х*** А***, Некрасова И*** Ю*** и Г*** О*** Б*** ***

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Волкова Н.Г., выступления участвующих лиц, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Череповская Х.А., Суворова М.Е. и Копытина Е.Г. признаны виновными в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана и злоупотреблением доверия, совершенном организованной группой, с использованием своего служебного положения; Некрасов И.Ю. и Гаврилов А.И. – в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана и злоупотреблением доверия, совершенном организованной группой; Суворова М.Е., кроме того, признана виновной в совершении присвоения и растраты, то есть хищения чужого имущества, вверенного виновному, совершенного группой лиц по предварительному сговору, лицом, с использованием своего служебного положения.

Преступления совершены ими в *** при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель указывает, что судом верно установлены обстоятельства совершенных подсудимыми преступлений. Вместе с тем, приговор содержит существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона. В соответствии со ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, кроме прочего, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, а также в случае признания обвинения в какой-либо части необоснованным или установления неправильной квалификации преступления — основания и мотивы изменения обвинения. О днако, в нарушение требований закона, суд в приговоре, квалифицировав действия подсудимых по ч.4 ст.159 УК РФ, недостаточно мотивировал свои выводы, ограничившись лишь повторным описанием преступных деяний, признанных судом доказанным.

К валифицировав указанные действия как одно продолжаемое преступление, суд ограничился лишь указанием на то, что действовали подсудимые по одному разработанному плану, преследуя одну цель и имея единый умысел. Вместе с тем, доказательств того, что мошеннические действия Череповской Х.А., совершенные ею совместно с ранее осужденной Г*** О.Б. в магазине *** в отношении граждан при оформлении на них кредитов с завышенной стоимостью, охватывались умыслом Некрасова И.Ю., Копытиной Е.Г., Гаврилова А.И., не имеется. Объединение данного эпизода преступлений с эпизодами мошенничеств при оформлении кредитов по паспортам граждан без их ведома, а также путем предоставления банкам заемщиками заведомо ложных сведений о своей личности, является незаконным.

Кроме того, судом Череповск ая Х.А. необоснованно была оправдана по ч. 3 ст.160 УК РФ , а Некрасов И.Ю . по ч.2 ст.325 УК РФ , при этом суд не указал мотивы, по которым отверг другие доказательства, исследованные в ходе судебного заседания, в том числе показания свидетеля Ч***, данные им в ходе предварительного следствия.

Кроме того, государственный обвинитель считает, что назначенное подсудимым Некрасову И.Ю., Череповской Х.А. и Суворовой М.Е. наказание является чрезмерно мягким и не соответствует тяжести совершенных преступлений, их количеству, обстоятельствам их совершения и не может отвечать целям восстановления социальной справедливости. Полагает, что указанным лицам необходимо назначить более строгое наказание, а Суворовой М.Е., кроме того, без применения положений ст.73 УК РФ — в виде реального лишения свободы.

Просит приговор Инзенского районного суда от 30 апреля 2015 года в отношении Череповской Х.А., Некрасова И.Ю., Суворовой М.Е., Копытиной Е.Г. и Гаврилова А.И. отменить, вынести новый обвинительный приговор.

Суворова М.Е. в возражениях на апелляционное представление указывает, что считает приговор суда законным и обоснованным, а представление не подлежащим удовлетворению. Суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства уголовного дела, всесторонне и в полном объеме исследовал представленные сторонами доказательства, в том числе и данные о её личности, дал им надлежащую оценку. Назначенное ей наказание является справедливым, поскольку она впервые привлекается к уголовной ответственности, её роль в совершении преступления являлась незначительной. Доводы представления о большом количестве преступлений не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку судом её действия квалифицированы как одно продолжаемое преступление. Считает, что суд в полной мере учел фактические обстоятельства совершенных преступлений, их характер и степень общественной опасности, её роль и степень участия в их совершении, данные о личности, наличие ряда смягчающих наказание обстоятельств, влияние наказания на исправления и условия жизни её семьи, а также частичное возмещение ущерба. *** отягчающих наказание обстоятельств не установлено.

Просит приговор суда в отношении Суворовой М.Е. оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя без удовлетворения.

В апелляционной жалобе адвокат Логинов С.М.: считает приговор суда в части осуждения Некрасова И.Ю. по ч.4 ст.159 УК РФ незаконным и необоснованным и подлежащим отмене. Указывает, то выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Полагает, что судом была установлена невиновность Некрасова И.Ю. в совершении вменных ему деяний, как и откровенная надуманность органа предварительно следствия о наличии организованной группы. В судебном заседании, стороной обвинения не было доказано совершение Некрасовым И.Ю. ни одного инкриминируемого ему преступления и он был осужден только на основании бездоказательных предположений органа предварительного следствия и государственного обвинения, которым суд первой инстанции не дал объективной юридической оценки, что и привело к вынесению неправосудного решения по делу.

В дополнениях адвокат Логинов С.М. указывает, что к валифицируя действия подсудимых, и Некрасова И.Ю. в том числе, как совершенные организованной преступной группой, суд как указано в приговоре, исходит из того, что как, якобы, было установлено в судебном заседании, преступный сговор на совершение преступления между подсудимыми состоялся до начала противоправных действий. С уд, считая данные обстоятельства доказанными, ссылается в подтверждение этого на показания ранее осужденных Г***, К***, С***, которые, якобы не скрывая своей роли в совершаемых преступлениях, показали о роли каждого члена организованной преступной группы в совершаемых преступлениях. Утверждение суда в этой части не соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, поскольку свидетели Г***, К*** и С***, ранее осужденные в особом порядке, и допрошенные в суде в качестве свидетелей опровергли факт наличия организованной преступной группы. Никаких других доказательств наличия организованной группы не имеется. Подсудимые этот факт полностью отрицали, ни один потерпевший или свидетель, кроме упомянутых, также ничего о какой либо группе в суде не показали. При этом, доводы подсудимых о том, что ни в какой организованной группе они не состояли, судом были неосновательно отвергнуты, несмотря на то, что все неустранимые противоречия должны трактоваться в пользу подсудимых. Суд не обосновывает свои выводы конкретными доказательствами, а использует общие формулировки .

Вывод суда о виновности Некрасова по эпизодам в отношении потерпевших Б***, Ч*** и С*** В.В. не подтверждаются исследованными в суде доказательствами, более того, по эпизоду хищения документов Б*** судом был вынесен в отношении Некрасова оправдательный приговор, а по показаниям Ч*** паспорт был им потерян. По кредитному договору на имя К*** суд также осудил Некрасова без достаточных доказательств, основываясь исключительно на показаниях самого К***, которые не выдерживают критики. Бездоказательно осужден Некрасов и по событиям заключения двух кредитных договоров на П*** и п о событиям оформления к редита Е***. В суде полностью была доказана невиновность Некрасова по обстоятельствам оформления кредита на Т***, но суд, вопреки фактическим обстоятельствам дела, незаконно осудил последнего и в данной части. Не выдерживает никакой критики довод суда о том, что Некрасов не занимался никакой предпринимательской деятельностью от ***, а только создавал ее видимость для реализации преступных замыслов. В суде не только Некрасов, но многочисленные свидетели (С***, М***, А***, К*** С.Н. и Н.С., К*** А.В, К*** С.А., Т***, М*** и др.) показали, что он занимался продажей мебели, официально арендовал для этого помещение в торговом центре, в магазине принимались клиенты, заключались договоры, стояли образцы мебели, были каталоги мебели, производились работы по сборке и разборке мебели, это подтверждает, что это не была видимость, а была конкретная работа.

П росит отменить обвинительный приговор Инзенского районного суда Ульяновской области от 30.04.2015 года в части осуждения Некрасова И .Ю. по ч.4 ст.159 УК РФ, взыскания с него гражданских исков; вынести, в отношении Некрасова И .Ю. оправдательный приговор с отменой меры пресечения виде заключения под стражу, с разъяснени ем права на реабилитацию и снятием ареста с имущества.

В апелляционной жалобе Некрасов И.Ю. считает приговор в части его осуждения по ч.4 ст.159 УК РФ незаконным и необоснованным. Полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, стороной обвинения не было доказано совершение Некрасовым преступления, и осужден он только на основании недопустимых доказательств и основанных на них предположениях суда. П росит отменить обвинительный приговор в отношении него и вынести оправдательный приговор.

В дополнении к апелляционной жалобе Некрасов И.Ю., приводя доводы, аналогичные изложенным в дополнении к апелляционной жалобе адвоката Логинова С.М., указывает, что вывод суда о совершении им преступлений в составе организованной группы не соответствует фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании. Осужденные ранее за совершение данного преступления Г***, К***, С***, а также все подсудимые при допросе в судебном заседании отрицали факт наличия организованной группы. Иных доказательств существования организованной преступной группы, а также его роли в совершении преступлений, в суде не представлено. Отсутствие доказательств суд подменяет общими декларативными фразами и голословными утверждениями органа предварительного расследования. Показания ряда свидетелей в приговоре искажены, либо приведены неполно. Кроме того, автор жалобы указывает, что он каких-либо преступлений вообще не совершал, никаких документов посторонних лиц для оформлений на них банковских кредитов ни Череповской, ни Суворовой не передавал, более того, по обвинению в совершении хищения документов Б*** он был оправдан. Также не было представлено ни одного доказательства тому, что именно он выполнил записи и расписался в кредитном договоре от имени Б***. Также автор жалобы указывает на многочисленные нарушения УПК РФ, допущенные, по его мнению, в ходе расследования настоящего уголовного дела. Просит отменить обвинительный приговор, вынесенный в отношении него, и полностью оправдать его.

В апелляционной жалобе осужденная Череповская Х.А. не соглашается с приговором суда, считает, что он вынесен с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законов. Утверждает, что она отказалась от дачи показаний в судебном заседании из-за неправильной консультации защитника *** Указывает, что все кредитные договоры были заключены с согласия тех лиц, на кого они оформлялись, при этом все они знакомились с содержанием договоров. Другие сотрудники оформляли кредитные договоры с завышенной стоимостью по собственной инициативе, в том числе и в период её отсутствия. По мнению автора жалобы, вывод суда о том, что ею была создана организованная преступная группа, не основан на исследованных в судебном заседании обстоятельствах. Более того, Некрасова она вообще не знала и не могла никуда его вовлекать, с ним общалась Суворова. Выводы суда о том, что полученные от оформления договоров деньги делились между членами группы также не основан на исследованных судом доказательствах, поскольку все полученные средства вносились в кассу для выполнения плана по продажам. Представленная суду детализация телефонных соединений является подложной, поскольку диск, с которого была сделана детализация, был представлен 27 октября, а сама детализация появилась уже 20 августа. Кроме того, полагает, что несостоятельным является вывод суда о том, что на момент совершения преступления она являлась должностным лицом. По эпизоду в отношении потерпевшего С*** В.В. её вина также не доказана, поскольку из показаний последнего следует, что он сам приходил в *** и сам заключал кредитные договоры, более того, из его же показаний следует, что он неоднократно оформлял на свое имя кредитные договоры за вознаграждение. Также утверждает, что не оформляла она и кредитные договоры на имя Б***, Ч***, Г***, что подтвердили указанные лица в ходе проведения очных ставок. Данные договоры оформляла Г***, входя в компьютерную систему с помощью её пароля, что было указано Г*** в собственноручно написанной расписке, впоследствии подмененной в материалах дела. При этом судом было необоснованно отказано в проведении криминалистической экспертизы по данной расписке с целью установления времени её написания. По договору в отношении Б*** экспертом не было установлено, что подпись от её имени выполнена ею, экспертом был сделан лишь предположительный вывод об этом. Г*** О.Б. и Х*** К.Н. оговаривают её в совершении преступлений. Кредит на Д*** она не оформляла, его паспорт Суворовой не передавала, этого человека ни разу не видела. Показания Суворовой в данной части являются ложными, данными с целью самой избежать ответственности. Также осужденная указывает, что положительно характеризуется с других мест работы. Просит приговор в отношении неё отменить и вынести оправдательный приговор.

В дополнениях Череповская Х.А.: Указывает на то, что свидетели по делу дают ложные показания, оговаривая её в совершении преступлений, что подтверждается тем, что ни один из сотрудников не обращался в службу безопасности компании с жалобами на неё. Следователем намеренно взяты только те дни и периоды, где фигурирует её фамилия, и не указываются другие дни, где продавцы оформляли кредиты с завышенной стоимостью, что доказывает, что никакой организованной преступной группы не имелось.

Просит применить положения ст.ст.73 и 47 УК РФ, так как характеризуется положительно, ***. Отягчающих обстоятельств по делу не установлено. Наказание в виде реального лишения свободы является суровым, не соответствует общим целям наказания, не будет способствовать исправлению, негативно отразиться на условиях жизни и здоровья. ***. Просит отменить приговор.

В судебном заседании прокурор Шушин О.С. поддержал доводы представления, против удовлетворения жалоб возражал.

Осужденные Череповская Х.А. и Некрасов И.Ю., а также адвокаты Гарагедян А.Д., Монахов Н.А. поддержали доводы жалоб, против удовлетворения представления возражали. Адвокат Бидюк Е.Н. поддержал доводы апелляционных жалоб, а также доводы представления прокурора в части допущенных судом нарушений УПК РФ при постановлении приговора, дополнительно указал, что Копытина Е.Г. не совершала преступления, в которых признана виновной и подлежит оправданию.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы жалоб и представления, выслушав выступления осужденных, защитников, прокурора, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене.

Согласно ст. 389 15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора.

В соответствии со ст. 389 16 УПК РФ, приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если: выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда; в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания.

Как следует из оспариваемого приговора, суд признал виновными Череповскую Х.А., Некрасова И.Ю., Суворову М.Е., Копытину Е.Г. и Гаврилова А.И. виновными в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ – мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенным организованной группой. Действия Череповской Х.А., Суворовой М.Е. и Копытиной Е.Г. по данному эпизоду квалифицированы также и по признаку «с использованием своего служебного положения».

В соответствии со ст.307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

В нарушение данных положений закона суд в описательно-мотивировочной части приговора не привел описания преступного деяния в части создания организованной группы и её деятельности.

Помимо прочего, судом было признано доказанным, что Череповской Х.А., Некрасовым И.Ю., Суворовой М.Е. и Г*** И.В. (в отношении которого уголовное преследование прекращено в связи со смертью) было в составе организованной преступной группы совершено хищение путем обмана и злоупотребления доверием имущества *** при оформлении потребительского кредита на имя Б*** А.Н., а также Некрасовым И.Ю., Суворовой М.Е., неустановленным лицом и Г*** И.В. (в отношении которого уголовное преследование прекращено в связи со смертью) было совершено в составе организованной преступной группы хищение путем обмана и злоупотребления доверием имущества *** при оформлении потребительского кредита на имя Б*** А.Н.

Вместе с тем, при описании обстоятельств совершения преступления, признанных доказанными, вопреки требованиям УПК РФ, судом не было указано, какую часть объективной стороны преступления выполнил Г*** И.В., а лишь констатировано, что и его действиями потерпевшему был причинен материальный ущерб.

К валифицировав действия осужденных как одно продолжаемое преступление, суд ограничился лишь указанием на то, что действовали подсудимые по одному разработанному плану, преследуя одну цель и имея единый умысел. Вместе с тем, каких-либо доказательств того, что мошеннические действия Череповской Х.А., совершенные ею совместно с ранее осужденной Г*** О.Б. в магазине *** в отношении граждан при оформлении на них кредитов с завышенной стоимостью, охватывались умыслом Некрасова И.Ю., Копытиной Е.Г., Гаврилова А.И., судом в приговоре не приведено.

Кроме того, судом Череповская Х.А. была оправдана по ч.3 ст. 160 УК РФ, а Некрасов И.Ю. по ч.2 ст.325 УК РФ.

В соответствии со ст.305 УПК РФ, в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются: существо предъявленного обвинения; обстоятельства уголовного дела, установленные судом; основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие; мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.

В нарушении указанных положений закона, суд, принимая решение об оправдании Череповской Х.А. и Некрасова И.Ю., не изложил в приговоре ни существо предъявленного обвинения , ни обстоятельства уголовного дела, установленные судом , ни основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие , также не указал суд и мотивы, по которым отверг доказательства, представленные стороной обвинения .

Указанные нарушения закона не позволяют суду апелляционной инстанции проверить законность постановленного судом первой инстанции приговора в части оправдания Череповской Х.А. и Некрасова И.Ю.

Согласно требованиям ст.307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Понятие доказательства и их перечень установлены ст. 74 УПК РФ. В нарушение данного положения закона суд в приговоре привел в качестве доказательств, на которых был основан вывод суда о виновности осужденных, копию приговора *** в отношении С*** В.Г., копию приговора *** в отношении К*** А.Н., а также постановление о прекращении уголовного преследования от 22.05.2015 в отношении Г*** И.В.

Более того, указанные приговоры были постановлены в соответствии со ст.317 7 УПК РФ и согласно ст.90 УПК РФ обстоятельства, установленные ими, не могут признаваться судом без дополнительной проверки.

Основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции в соответствии со ст.389 17 УПК РФ являются также существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

В соответствии со ст.ст. 22, 42, 45 249 УПК РФ потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй, кассационной и надзорной инстанций.

Аналогичные положения отражены также в п.12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №17 от 29 июня 2010 года, согласно которому потерпевший, его законный представитель, представитель, а также гражданский истец и его представитель вправе принимать участие во всех судебных заседаниях по рассматриваемому делу для защиты своих прав и законных интересов. В этих целях председательствующий обязан известить их о дате, времени и месте судебных заседаний.

В нарушение указанных положений председательствующий, как это следует из протокола судебного заседания, не известил потерпевших и представителей потерпевших о дате начала судебного разбирательства 30 декабря 2014 года (т.42 л.д. 141, 142). При этом у участников процесса возможность начать рассмотрение уголовного дела в отсутствие потерпевших не выяснялась и процессуального решения в данной части председательствующим не принималось. В отсутствии потерпевших был разрешен ряд ходатайств участников процесса, в том числе и о возвращении уголовного дела прокурору. В дальнейшем, после явки потерпевших в судебное заседание, начиная с 12 января 2015 года, до них не доводилось о процессуальных действиях и решениях, принятых судом в их отсутствие. Указанными нарушениями, допущенными судом, были ущемлены права потерпевших на полноценное участие в судебном разбирательстве.

Статья 54 УПК РФ регламентирует участие в уголовном судопроизводстве гражданского ответчика, его права и обязанности, включая право на участие в судебном разбирательстве, установленное также и ст.250 УПК РФ.

Разрешая гражданские иски потерпевших по уголовному делу, суд в нарушение вышеуказанных требований УПК РФ принял решение о взыскании в пользу потерпевших возмещения материального ущерба не только с подсудимых и гражданских ответчиков Череповской Х.А., Суворовой М.Е., Копытиной Е.Г., Некрасова И.Ю. и Гаврилова А.И., но и с иных лиц, в отношении которых данное уголовное дело не рассматривалось и они не привлекались к участию в нем в качестве гражданских ответчиков – с Г*** О.Б., С*** В.Г., К*** А.Н.

В соответствии со ст. 389 18 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Судебная коллегия признает обоснованными доводы апелляционного представления государственного обвинителя в части того, что назначенное подсудимым Некрасову И.Ю., Череповской Х.А. и Суворовой М.Е. наказание является чрезмерно мягким и не соответствует тяжести совершенных преступлений, их количеству, обстоятельствам их совершения и не может отвечать целям восстановления социальной справедливости.

Кроме того, назначая наказание Суворовой М.Е. с применением положений ст.73 УК РФ, суд указал, что последняя являлась рядовым исполнителем, учёл её менее активную роль в совершаемых преступных деяниях, данные о личности. При этом судом не указано, какие именно данные о личности осужденной позволили суду сделать вывод о возможности её исправления без реального лишения свободы, с учетом обстоятельств совершения вмененных ей преступлений.

Принимая решение об исключении из числа доказательств по делу протоколов осмотра телефонных соединений и детализации телефонных соединений, как полученных с нарушением норм УПК РФ, суд не конкретизировал, какие именно протоколы он признал недопустимыми доказательствами,

Данные нарушения не могут быть устранены судом второй инстанции, поскольку основной задачей апелляционного производства является осуществление контроля за законностью отправления правосудия нижестоящим судом. Обеспечивая реализацию конституционного права граждан на рассмотрение дела именно тем судом, которому оно подсудно, и на возможность инстанционного обжалования принятого решения, суд апелляционной инстанции не может подменять нижестоящую инстанцию.

Согласно ч.1 ст.389 22 УПК РФ при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона и (или) уголовного закона, которые не могут быть устранены судом апелляционной инстанции, постановление суда отменяется и уголовное дело передается на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

Соответственно, приговор суда в отношении Череповской Х.А., Суворовой М.Е., Копытиной Е.Г., Некрасова И.Ю. и Гаврилова А.И. подлежит отмене, а уголовное дело — направлению на новое судебное разбирательство, в ходе которого суду надлежит дать надлежащую оценку всем имеющимся доказательствам и принять по делу законное и обоснованное решение.

С учётом имеющихся в деле данных о том, что Череповская Х.А. и Некрасов И.Ю. обвиняются в совершении тяжких преступлений в составе организованной преступной группы, судебная коллегия считает, что имеются достаточные основания полагать, что под тяжестью обвинения, а также с учетом сведений об их личности, они могут скрыться от суда, воспрепятствовать производству по делу, продолжить преступную деятельность. В целях охраны прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и проведения судебного заседания в разумные сроки, судебная коллегия считает необходимым избрать им меру пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца, то есть по 08 сентября 2015 года включительно.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389 13 , 389 20 , 389 28 , 389 33 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Инзенского районного суда Ульяновской области от 30 апреля 2015 года в отношении Череповской Х*** А***, Некрасова И*** Ю***, Суворовой М*** Е***, Копытиной Е*** Г***, Гаврилова А*** И*** отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей.

Избрать в отношении Череповской Х*** А*** и Некрасова И*** Ю*** меру пресечения в виде содержания под стражей на 2 месяца, то есть по 08 сентября 2015 года включительно.