Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. 1008 с.

Статья 56. Свидетель

1. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

2. Вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном Статьями 187–191 настоящего Кодекса.

3. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу;

3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

4. Свидетель вправе:

1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

2) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;

5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

6) являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой статьи 189 настоящего Кодекса;

7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса.

5. Свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, предусмотренных частью первой статьи 179 настоящего Кодекса.

6. Свидетель не вправе:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса.

7. В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

8. За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со Статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.

9. За разглашение данных предварительного расследования свидетель несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса

1. Согласно части первой комментируемой статьи, свидетелем считается лицо, одновременно удовлетворяющее следующим признакам: а) ему могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения данного уголовного дела; б) оно вызвано для дачи показаний. Вопрос о том, могут ли свидетелю быть известными относящиеся к делу обстоятельства, решается не им самим, а органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором, судом. Следует особо отметить, что указанный вопрос может решаться и другими участниками процесса (подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим, гражданским истцом и гражданским ответчиком, а также их представителями), заявившими ходатайство о вызове данного лица в качестве свидетеля, если обстоятельства, об установлении которых посредством допроса этого свидетеля они ходатайствуют, имеют значение для дела (ч. 2 ст. 159, ч. 7 ст. 234, ч. 4 ст. 271). Что касается вызова лица для дачи показаний, то до окончания предварительного расследования этот вопрос может быть разрешен только органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором. Однако при окончании предварительного расследования с обвинительным заключением к этому документу прилагается список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, в том числе, и со стороны защиты (ч. 4 ст. 220). Учитывая, что представление доказательств (и свидетельских показаний, в частности) есть право подозреваемого, обвиняемого, защитника, необходимо прийти к выводу, что следователь, а также прокурор не могут отказать им во включении в этот список вызываемых стороной защиты свидетелей или сократить его по своему усмотрению (п. 3 ч. 2 ст. 221). Суд также не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, если оно явилось в суд по инициативе любой из сторон (ч. 4 ст. 271).

2. О порядке вызова и допроса свидетелей см. комментарий к ст. 187 – 191 настоящего Кодекса.

3. К числу лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетелей законом отнесены: судьи, присяжные заседатели – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу; адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий (ч. 3ст. 56); эксперт – по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной судебной экспертизы (ч. 2 ст. 205).

4. Обстоятельствами уголовного дела, которые стали известны судьям или присяжным заседателям в связи с участием в производстве по данному уголовному делу являются как те, о которых они узнали в ходе судебных следственных действий, так и любые другие обстоятельства этого уголовного дела. Под обстоятельствами уголовного дела в данном случае следует понимать не только обстоятельства события преступления, наличие или отсутствие виновности обвиняемого и другие обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73), но и обстоятельства производства самого уголовного дела, в т.ч. суждения, высказанные во время совещания судей или присяжных заседателей; действия участников процесса и действия третьих лиц в отношении участников процесса, которые были лично восприняты судьями и присяжными заседателям либо данные о которых были сообщены им любыми лицами, как в ходе судебного заседания, так и за его пределами и т.д. Смысл данного положения заключается в гарантировании независимости судей, которые не должны опасаться применения к ним в дальнейшем каких бы то ни было санкций в связи с их участием в рассмотрении дела, в т.ч. тех, которые предусмотрены для свидетелей.

5. Более широк круг обстоятельств, о которых не может быть допрошен защитник (п. 2 ч. 3). В отличие от обстоятельств, о которых не могут быть допрошены судьи и присяжные заседатели, защитник не допрашивается не только об обстоятельствах данного уголовного дела, но и о любых других обстоятельствах (в п. 2 ч. 3 ст. 56 не говорится, что это обстоятельства именно «уголовного дела»), которые стали ему известны в связи с участием в данном или во всяком другом уголовном деле (прилагательного «данное» применительно к слову «дело» в п. 2 ч. 3 ст. 56 нет). В частности, неправомерен вызов и допрос защитника об обстоятельствах совершения его подзащитным нового преступления, очевидцем которого был защитник, если он присутствовал при этом в связи с оказанием обвиняемому или подозреваемому юридической помощи по другому делу.

6. Особые гарантии установлены для адвоката, независимо от того, является ли он по данному делу защитником, представителем потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца, гражданского ответчика, либо вообще не принимает участия в данном уголовном деле. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля о любых обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему любых лиц за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. 3 ч. 3 УПК РФ, ч. 2 ст. 9 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). По смыслу ч. 1 ст. 8 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» являются адвокатской тайной и не подлежат разглашению в какой бы то ни было форме сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, за исключением сведений о совершении адвокатом деяния, содержащего признаки преступления. Это не означает, что адвокат обязан давать показания об обстоятельствах совершения им такого деяния, поскольку он, как и любое лицо, вправе не свидетельствовать против самого себя. Имеется в виду, что по общему правилу обстоятельства, сведения о которых составляют адвокатскую тайну, не могут быть предметом расследования или судебного разбирательства. Исключение составляют преступные деяния самого адвоката, но и в этом случае он вправе отказаться от дачи показаний.

7. Согласно п. 4 ч. 3 ст. 56 УПК не подлежит допросу в качестве свидетеля священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными их исповеди. Однако, исповедь, как религиозный обряд, признается не всеми, но в основном христианскими вероисповеданиями. Исходя из конституционных принципов равенства религиозных объединений и равенства всех граждан независимо от отношения к религии ( ч. 2 ст. 14 , ч. 2 ст. 19 Конституции Росси й ской Федерации ), следует признать, что священнослужители нехристианских официально зарегистрированных религиозных организаций также должны пользоваться свидетельским иммунитетом в отношении конфиденциальных сведений, если они стали им известными от членов соответствующих конфессий в результате исполнения религиозных обрядов.

8. Свидетелями могут быть следователи, дознаватели, в производстве которых находилось данное уголовное дело. Согласно ч. 8 ст. 234, на предварительном слушании по ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом. В случае, если указанные лица были допрошены в качестве свидетелей, они утрачивают право продолжать производство предварительного расследования (п. 1 ч. 1 ст. 61).

9. По ранее действовавшему уголовно-процессуальному закону не могло допрашиваться в качестве свидетеля лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания (ст. 72 УПК РСФСР). Новый Кодекс не устанавливает такого ограничения. Нет запрета на допрос в качестве свидетелей также малолетних. Возможность их допроса определяется исходя из конкретных обстоятельств дела, а оценка достоверности показаний дается сторонами и, окончательно, судом.

10. Свидетель вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п.4 ст. 5 настоящего Кодекса. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний. В перечень близких родственников согласно п.4 ст.5 входят супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки. Следует иметь в виду, что право не свидетельствовать – это не то же самое, что быть свидетелем. Свидетель – тот, кто вызван для допроса. Он обязан явиться по вызову и дать показания, за исключением тех, о которых говорится в данном пункте.

Право не свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников не сводится только к праву свидетеля отказаться от ответа на вопросы, имеющие прямо инкриминирующий характер, но распространяется и на сведения о любых других фактах, которые могут прямо или косвенно, непосредственно или опосредованно быть использованными против интересов указанных лиц. Право не свидетельствовать против себя и своих близких не означает, что следователь не может задавать свидетелю подобные вопросы, а свидетелю не вправе на них отвечать, поскольку это его право, а не обязанность. В соответствии с ч.2 ст.11 УПК, при согласии лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания, дознаватель, следователь, прокурор и суд предупреждают их о том, что данные ими показания могут быть использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

Закон не предусматривает права свидетеля не свидетельствовать против иных близких ему лиц и родственников (за исключением близких родственников). Так, обязаны свидетельствовать друг против друга лица, состоящие в незарегистрированном браке, отцы и дети, рожденные в таком браке, если в свидетельстве о рождении отец не записан как родитель ребенка и т.п.

Представляется, что при отказе свидетеля от показаний против себя и своих близких родственников в судебном заседании суд не имеет права сослаться в приговоре на показания этого свидетеля, данные им в ходе предварительного расследования, даже если на досудебном производстве этому свидетелю и было разъяснено право не свидетельствовать против себя. Дело в том, что показания, данные в ходе предварительного расследования, могут быть оглашены в суде лишь при наличии существенных противоречий в этих показаниях и показаниях, данных в суде, либо при неявке свидетеля в судебное заседание (п. 1, 2 ч. 1 ст. 281). В случае полного отказа явившегося в суд свидетеля от дачи показаний нельзя утверждать, что названные условия соблюдены, поэтому огласить показания, данные на предварительном расследовании нельзя. Но доказательства, которые не были оглашены (исследованы) в судебном заседании не могут быть положены в основу приговора (ч. 3 ст. 240).

Возникает также вопрос, может ли свидетель, отказавшийся от дачи показаний против себя самого или своих близких родственников, быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний, если в дальнейшем выяснится, что данные, сообщать которые не стал свидетель, объективно не могли быть использованы против этого лица или его близких родственников. Например, свидетель ошибочно полагал, отказываясь от дачи показаний, что за действия, о которых его допрашивают, предусмотрена уголовная ответственность. Как представляется, в подобных случаях должно действовать правило о толковании сомнений в пользу данного лица. Если не сообщенные им сведения на самом деле не могли повредить ему или его близким, но свидетель, с учетом конкретных обстоятельств, имел основания хотя бы предполагать, что такая опасность существует, его нельзя привлечь к уголовной ответственности.

11. По сравнению с ранее действовавшим УПК РСФСР, свидетель в соответствии с данной статьей приобрел ряд новых прав: а) заявлять отвод переводчику (п. 3 ч. 4); б) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие), в частности, суда (п. 4 ч. 4); в) являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой статьи 189 настоящего Кодекса (п. 6 ч. 4); г) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса. Поскольку судом согласно п. 48 ст. 5 считается суд, рассматривающий уголовное дело по существу, содержание п. 5 ч. 4 комментируемой статьи можно понять в том смысле, что свидетель является субъектом обжалования решений суда, принятых в судебных стадиях процесса. Однако нормы Особенной части Кодекса не предусматривают такого права свидетеля, их чего можно заключить, что речь идет лишь об обжаловании постановлений судьи, принимаемых в ходе досудебного производства в соответствии со ст. 127, по смыслу которой свидетель может подавать жалобы на эти решения в апелляционном, кассационном, надзорном порядке и т.д.

12. Право на допрос в присутствии адвоката (п. 6 ч. 3) касается любых свидетелей: как тех, которых допрашивают по вопросам инкриминирующего характера, так и тех, кто должен давать показания по другим обстоятельствам. См. также комментарий к ч. 5 ст. 189 настоящего Кодекса.

13. На основании п. 7 ч. 4 комментируемой статьи и ч. 3 ст. 11 при наличии достаточных данных о том, что свидетелю, а также его близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности (см. о них пункт 5 комментария к ч. 3 ст. 11 настоящего Кодекса). В частности, к числу этих мер относятся:

· исключение из протокола следственного действия данных о личности свидетеля, вместо которых следователь с согласия прокурора указывает в протоколе присвоенный свидетелю псевдоним и приводит образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием (ч. 9 ст. 166);

· допрос свидетеля в судебном заседании без оглашения подлинных данных о личности свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства. В случае заявления сторонами обоснованного ходатайства о раскрытии подлинных сведений о лице, дающем показания, в связи с необходимостью осуществления защиты подсудимого либо установления каких-либо существенных для рассмотрения уголовного дела обстоятельств суд вправе предоставить сторонам возможность ознакомления с указанными сведениями (ч. 5, 6 ст. 278).

Однако необходимо указать на то, что применение названных положений должно происходить с учетом обязательных и имеющих преимущественную силу перед нормами УПК РФ положений Европейской (Римской) Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Согласно подпункта ( d ) пункта 3 статьи 6 Конвенции к аждый человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены. Европейский Суд по правам человека в решении по делу Ван Михелена и других против Нидерландов от 23 апреля 1997 г. дает толкование этой нормы в соотношении с мерами безопасности свидетеля следующим образом: «… Если сохраняется анонимность свидетеля обвинения, защита сталкивается с такими трудностями, которых при рассмотрении уголовных дел обычно быть не должно. Соответственно, Суд признал, что в таких случаях статья 6 п. 1 и п. 3 (d) Конвенции требует, чтобы эти трудности защиты в достаточной мере уравновешивались судебной процедурой (курсив мой А.С.). И наконец, следует напомнить, что обвинительный приговор не должен основываться единственно или в решающей степени на анонимных утверждениях» (п. 54, 55). При этом Европейский Суд указал, что «…не могут считаться достаточным основанием для лишения защиты возможности задавать вопросы свидетелям в своем присутствии и иметь собственное суждение об их поведении» такие меры, как допрос свидетеля лишь следователем, который сам удостоверяется в личности свидетеля, достоверности и надежности сообщаемых им сведений, а также причинах сохранения анонимности. По мнению Суда, высказанного в п. 62, 64 данного решения, достаточной судебной процедурой, уравновешивающей анонимность допроса свидетелей, является их заслушивание в присутствии не только обвинителя, но и защитника-адвоката, который бы имел возможность наблюдать и оценивать поведение свидетеля во время допроса (см. также решение по делу Доорсон против Нидерландов).

14. Уклонением от явки свидетеля по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд, является его неявка без уважительных причин. К числу уважительных причин относятся: болезнь самого свидетеля или членов его семьи, за которыми кроме него некому осуществлять уход, неполучение или слишком позднее получение повестки, стихийное бедствие, отсутствие необходимого транспорта и т.д. При установлении, что уважительные причины отсутствуют, свидетель может быть подвергнут приводу (ст. 113). По новому УПК на него не может быть наложено денежное взыскание.

Порядок допроса свидетеля и дачи показаний

В настоящей статье мы поговорим о свидетельских показаниях, как способе (средстве) доказывания обстоятельств, на которые сторона ссылается в споре.

Соответственно, спор будет рассматриваться в плоскости судебного разбирательства, т.е. под спором мы будет понимать спор в суде.

  1. Информация (сведения о фактах), содержащаяся в свидетельских показаниях – это вид доказательства;
  2. Свидетельские показания — форма доказательства;
  3. Свидетель – источник (носитель) доказательства.

Ранее этот вопрос уже затрагивался в рамках публикации «Доказательства и доказывание», но в общих чертах.

Конечно же, этого явно недостаточно для всестороннего представления. Поэтому мы разложим эту тему на составляющие, так сказать по полочкам. Обо всем, как всегда, коротко и в понятном изложении.

Кто такой свидетель?

Вряд ли найдется человек, который не сможет ответить на этот вопрос. Ответы могут быть разными, но их общий смысл будет сводиться к одному: свидетель – тот, кто что-то видел, слышал, знает. Конечно же этого недостаточно, чтобы лицо стало свидетелем. Свидетель должен иметь возможность донести эту информацию до того, кто будет являться потребителем этой информации.

Также представляется невозможным рассматривать чьи-либо слова как некую заслуживающую внимания информацию, если говорящий не может пояснить, откуда ему стали известны сообщаемые сведения. Это вполне закономерно, т.к. слушая собеседника, мы невольно задаемся очевидным вопросом: «Откуда ему это известно?». Ответ на этот вопрос необходим нам для оценки объективности сообщаемых сведений. Именно результаты такой оценки позволяют отличить свидетельские показания от простой болтовни.

Результаты оценки источника осведомленности свидетеля непосредственно влияет на общую оценку свидетельских показаний. Не стоит забывать, что любая оценка всегда будет субъективной, а значит возможны ошибки. По результатам у оценивающего формируется субъективное мнение в формате «верю – не верю». Конечно же не все так критично – ведь свидетель может говорить отчасти правду, а в остальном сообщать недостоверные сведения. Однако, общепризнанная двуполярность «истица – ложь» определяют именно эту модель восприятия полученной от свидетеля информации. Вряд ли кто из нас будет в достаточной мере доверять «единожды солгавшему» или «уличенному во лжи по мелочам». В основе всего — заложенное в человеке стремление найти истину во всем: истина превыше всего.

Необходимо отличать лжесвидетельствование от заблуждения.

Лжесвидетельствование — умышленное сообщение недостоверных сведений лицом, позиционирующим себя или обозначенным кем-то в качестве свидетеля. При этом лжесвидетель может как искажать реальные обстоятельства и факты, свидетелем которых он являлся, так и вообще не являться свидетелем чего-либо, но выдавать себя за такового. И в том и в другом случае делаться это должно умышленно, т.е. осознанно. Причины тому могут быть различные – корысть, месть, неприязнь, страх и прочее. Суть одна – человек осознанно встал на путь лжи. Хотя, лжесвидетельствование под страхом или давлением надлежит рассматривать в несколько другом ключе, нежели такое же деяние, совершенное в целях отомстить или обрести какие-либо блага. Тем не менее, в любом случае, свидетель сообщает неправду и понимает это, а вот при определении ответственности за такую ложь необходимо учитывать – добровольно или понуждаемо он это делает.

Что же касается заблуждения, то в этом случае свидетель сообщает недостоверные сведения, не осознавая того, что он говорит неправду. Проще говоря, он ошибается. Мы не будет проводить грань между добросовестным и недобросовестным заблуждением, т.к. это довольно сложно для восприятия читателя, не обладающего достаточными познаниями в областях права и психологии.

Все вышеизложенное дает общие представления о том, кто такой свидетель. Закон же содержит более определенное представление по данному вопросу. В гражданском процессе свидетелем является лицо, которое располагает сведениями об обстоятельствах. Информация об этих обстоятельствах должна быть важной, т.е. иметь значение для рассмотрения и правильного разрешения дела. Если свидетель не сообщает источник своей осведомленности, его показания не считаются доказательством, т.е. не принимаются во внимание при разрешение дела. При этом статус свидетеля не утрачивается. Как видите, особого различия между тем, что содержится в законе и понимается на обывательском уровне, нет. Но … дочитайте статью до конца.

Законом установлена обязанность свидетеля явиться в суд в назначенное время и сообщить все, что ему известно об обстоятельствах рассматриваемого дела, т.е. дать показания. Показания должны быть правдивыми, т.е. свидетель обязан быть честным и искренним в том, что он сообщает: правда и ничего кроме правды. Но все ли обязаны давать свидетельские показания?

Свидетельский иммунитет или кто не может являться свидетелем

Иммунитет происходит от латинского ’immunitas’, что означает «освобождение, избавление от чего-либо». Следуя обыкновенной логике, свидетельский иммунитет – освобождение свидетеля от дачи показаний.

Определимся, кто наделен таким иммунитетом в гражданском процессе.

Следует разграничить две группы лиц, обладающих свидетельским иммунитетом:

  1. кто не подлежит допросу в качестве свидетелей;
  2. кто вправе отказаться от дачи свидетельских показаний.

По сути, первая группа вообще не может выступать свидетелями, допрос второй группы – на усмотрение лиц данной группы.

Как видно, первой группе предоставлено достаточно весомое право не выступать в суде в качестве свидетеля, а соответственно не давать ответов на вопросы суда и участников процесса. Это право не абсолютно и процессуальный закон определяет данное право для определенной категории только в отношении обстоятельств, которые им стали известны в результате осуществления определенной деятельности.

Итак, к первой группе относятся, т.е. не могут быть допрошены в качестве свидетелей:

  1. Представители по гражданскому делу, защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении, медиаторы. Данная категория не может быть допрошена только по обстоятельствам, которые стали им известны в связи исполнением обязанностей представителя, защитника или медиатора. По всем иным обстоятельствам иммунитета нет;
  2. Судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели. Для данной категории свидетельский иммунитет определяется тайной совещательной комнаты. Указанные лица не могут давать свидетельские показания по вопросам, возникавшим в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;
  3. Священнослужители, но только организаций, которые прошли государственную регистрацию. Тайна исповеди охраняется законом, а соответственно, данная категория не может быть допрошена по обстоятельствам, ставшим им известным из исповеди.

Как мы видим из вышеприведенного перечня, защищаемая на законодательном уровне тайна определяет иммунитет той или иной категории граждан. В отличие от первой группы лиц, которые не могут выступать свидетелями и давать показания даже при их желании это сделать, обязанность свидетельствовать для второй группы определяется их волеизъявлением, т.е. как они захотят.

Так имеют право отказаться от дачи свидетельских показаний:

  1. Гражданин в отношении себя;
  2. Супруг против супруга / дети (в том числе усыновленные) против родителей (усыновителей) / родители (усыновители) против детей (в том числе усыновленных);
  3. Братья (сестры) друг против друга / дедушка (бабушка) против внуков / внуки против дедушки (бабушки);
  4. Депутаты законодательных органов. Иммунитет действует только в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий;
  5. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации. Право на отказ от дачи свидетельских показаний действует только к отношении сведений, которые стали известны Уполномоченному в результате исполнения им своих обязанностей;
  6. Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей и уполномоченные по защите прав предпринимателей в субъектах Российской Федерации. Данная категория защищена иммунитетом в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением своих обязанностей.

Невольно может возникнуть вопрос: Обязаны ли указанные лица вообще являться в суд? Ответ на него опять же кроется в обязанности свидетеля явиться по вызову суда. Если Вы получили судебную повестку о вызове в качестве свидетеля, Вы в любом случае должны явиться в суд и при наличии свидетельского иммунитета заявить об этом. При необходимости сообщаемые сведения необходимо будет подтвердить документально (например, родственные связи, участие в деле в качестве представителя и прочее). Суд просто может не знать о Вашем иммунитете. Что же касается второй группы освобождаемых от дачи показаний, то суду вообще не может быть заранее известно о Вашем волеизъявлении свидетельствовать. Кроме всего, у суда могут возникнуть к Вам иные вопросы, в отношении которых свидетельский иммунитет не действует.

В заключение хотелось бы обратиться к известной практически каждому 51-й статье Конституции РФ, которая в рассматриваемом вопросе является основополагающей нормой права. В соответствии с ней в процессуальном законодательстве для определенной категории гражданин закрепляется защита от дачи показаний в суде.

Часть первая данной статьи содержит указание на отсутствие обязанности кого бы то ни было свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Как видите, в Конституции РФ формулировка «супруг и близкие родственники» имеет некоторое словесное разделение между «супруг» и «близкие родственники». Иные же нормативные акты более низкого уровня (например, Уголовно-процессуальный кодекс, статья 5) четко относит супругов к близкими родственниками. Скорее всего, в данном случае статья 51 Конституции содержит не разделение, а выделение частного из общего, что, в свою очередь, не несет никакой смысловой нагрузки и не делает какого-либо различия в понимании «супруг» и «близкий родственник».

Представлялось бы морально неправильным заставлять гражданина свидетельствовать против своего близкого и родного человека, а тем более против самого себя. Хотя в истории нашей страны было и такое печальное время, когда людей понуждали доносить и свидетельствовать не смотря ни на что. К счастью, результаты этого печального опыта были учтены при закреплении конституционных прав человека.

Вторая часть статьи 51 Конституции РФ определяет, что федеральным законом могут быть установлены иные случаи предоставления свидетельского иммунитета. К примеру, для медиаторов таким является Федеральный закон от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (статья 5); для депутатов законодательных органов – Федеральный закон от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (статья 15); для священнослужителей зарегистрированных религиозных организаций – Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (статья 3).

Форма свидетельских показаний

Данная часть публикации будет относительно короткой. В ней мы просто дадим ответ на вопрос: Можно ли представить в суд нотариально удостоверенные показания свидетеля? Для юристов ответ на него будет однозначным, а вот не сведущие в области права граждане, в той или иной степени столкнувшиеся с судопроизводством, задаются им достаточно часто.

Запомните правило формы свидетельских показаний

Свидетель дает показания лично суду в устной форме, показания заносятся секретарем в протокол судебного заседания.

Невольно может возникнуть вопрос: Где это написано, в какой норме права закреплено? И опять же обращаемся к процессуальной норме, определяющей обязанности и права свидетеля (ч. 1 ст. 70 ГПК РФ). Согласно ч. 1 ст. 70 ГПК РФ, лицу, которое суд посчитал необходимым вызвать и допросить в качестве свидетеля, вменена обязанность явиться в суд и дать правдивые показания. Приведенные формулировки понимаются буквально: «явиться в суд» — означает личное присутствие в суде; «дать показания» — непосредственное сообщение суду известной свидетелю информации.

Почему так? Почему стороны и третьи лица могут представить в суд письменные пояснения (письменную позицию) и не присутствовать при судебном разбирательстве, а свидетели обязательно должны явиться и очно дать свои показания под протокол? Ответов может быть множество, начиная от необходимости суда взглянуть свидетелю в глаза и дать некую психологическую оценку его откровенности, до необходимости лично предупредить об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний. Сложно однозначно дать полный и верный ответ на поставленные вопросы. Возможно суть кроется в том, что участники процесса в той или иной степени заинтересованы в исходе дела. Свидетели же не должны быть таковыми по определению, в связи с чем, их непосредственный допрос призван обеспечить максимальное соблюдение данного требования.

Из указанного правила о непосредственной даче свидетельских показаний в судебном заседании есть исключение. Бывают ситуации, когда свидетель не в состоянии явиться в суд ввиду наличия уважительных причин. К таким могут относиться болезнь, старость, инвалидность или иные аналогичные обстоятельства (состояние свидетеля), которые объективно препятствуют исполнению свидетелем своей обязанности. В данном случае, закон, выделяя граждан с ограниченными возможностями передвижения в качество особой категории, допускает допрос такого свидетеля по месту его пребывания. Ходатайствовать о такой форме допроса надлежит участнику процесса, который просит суд о вызове свидетеля. Также решение о допросе по месту нахождения свидетеля может являться следствием сообщения суду самим вызванным свидетелем о невозможности явки по вызову. Соответственно, и в первом и во втором случаях суду должны быть представлены доказательства тому, что свидетель не располагает возможностью явиться в суд ввиду наличия уважительных причин.

В теории, это должно происходить следующим образом. Суд в составе, в котором рассматривается гражданское дело, выезжает по месту нахождения свидетеля, которого он посчитал необходимым допросить. К примеру, это может быть медицинское учреждение, в котором на стационарном лечении находится гражданин, не способный самостоятельно передвигаться. По общему правилу, при допросе вправе присутствовать участники процесса, которые наравне с судом вправе задавать свидетелю свои вопросы. Также должен вестись протокол судебного заседания. НО … это все в теории, на практике же такой подход является «мертвым», т.е. практически не применяемым в рамках рассмотрения гражданских дел. Причина тому проста, российские судьи на рабочих местах не успевают выполнять тот огромный объем работы, который взвален на их плечи, в связи с чем, говорить о каких-либо выездах не приходится.

Из всего вышеизложенного следует, что никаких письменных показаний, в том числе и нотариально удостоверенных, для свидетелей законом не предусмотрено. В оспаривание этого обыватель может высказать банальное утверждение «разрешено все то, что не запрещено законом». Применительно к судопроизводству, данный принцип не действует, т.е. процесс рассмотрения дела в суде четко определен федеральным законом. Обратное, т.е. отсутствие каких-либо рамок, практически означало бы возможность проявления любой формы поведения при отсутствии на то запрета.

Процедура допроса свидетеля

Прежде чем перейти к описанию процедуры допроса свидетеля, коротко остановимся на извещении свидетелей, т.е. поясним, каким образом свидетели вызываются в судебное заседание для допроса в качестве таковых.

Вопросу судебных извещений и вызовов посвящена одноименная глава 10 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Вызовы лиц, участвующих в деле, а также свидетелей, экспертов, специалистов и переводчиков осуществляется посредством их информирования о том, куда и когда необходимо явиться. Способ информирования — направление и вручение судебного извещения. Такое извещение может иметь различные формы: письмо с уведомлением о вручении, судебная повестка с уведомлением о вручении, телефонограмма, телеграмма, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи. Основное требования к любой форме извещения – обеспечение фиксации направления и вручения, т.е. наличие подтверждения тому, что извещение направлялось отправителем и было получено адресатом.

Не будем подробно останавливаться на различии в понятиях «извещение» и «вызов», они понимаются на обывательском уровне и не имеют какой-либо дифференциации с пониманием в профессиональной сфере. Синонимом этих двух слов является «уведомление» с тем небольшим различием, что под вызовом понимается уведомление о необходимости явиться, а извещение может быть о чем угодно (не обязательно о надлежащей явке). В сравнении, «извещение» имеет более широкое понятие, чем «вызов».

У большинства граждан вызов в суд ассоциируется с получением судебной повестки, которая является всего лишь одной из форм судебного извещения. В отношении свидетелей, экспертов, специалистов и переводчиков применяется именно данная форма судебного уведомления о необходимости явиться в суд (вызов). Также судебными повестками в суд могут быть вызваны и лица, участвующие в деле. В судебной повестке, равно как и в ином судебном извещении, должно быть указано, в качестве кого извещается или вызывается адресат.

Доставка судебных повесток, а также иных извещений, осуществляется по почте либо лицом, которому судья поручает их доставить. К примеру, судья может поручить доставку повестки (извещения) в адрес ответчика, до которого не доходит корреспонденция, начальнику местного отдела полиции, который, в свою очередь, возложит это бремя на участкового, за которым закреплена территория проживания извещаемого. Аналогичным образом может быть определена доставка повестки военнослужащему через начальника воинской части. На практике второй способ применяется крайне редко и в большинстве случаев является следствием невозможности уведомления посредством почтового отправления. Как правило, его применение определяется значимостью рассматриваемого дела, возможными рисками неправильного разрешения дела или отмены постановления вышестоящим судом по причине отсутствия надлежащего извещения, а также личностным подходом судьи к исполнению своих обязанностей.

Помимо двух вышеуказанных способов (почтовое отправление или доставка по поручению суда), существует третий способ извещения – через лицо, участвующее в деле. Этот способ является наиболее используемым судами для вызова свидетелей. Отличие от второго способа заключается в том, что обременение лица, участвующего в деле, обязанностью доставить извещение возможно только с его согласия. Участник процесса, согласившийся доставить судебное извещение извещаемому или вызываемому, получает на руки судебную повестку или иное извещение для вручения. После этого участник процесса считается лицом, которому суд поручил доставить повестку или иное извещение. По результатам исполнения такого поручения лицо обязано представить в суд подтверждение его исполнения (корешок судебной повестки или копию иного судебного извещения с распиской адресата в их получении). Как же на практике происходит вызов свидетеля?

Для начала определимся, кто может ходатайствовать перед судом о вызове свидетеля. В Гражданском процессуальном кодексе РФ (ч. 2 ст. 69) инициатор такой просьбы именуется «лицом». Как видите, формулировка не блещет конкретикой: то ли это «лицо, участвующие в деле», то ли «любое лицо, которое ходатайствует». Тем не менее, ответ однозначный. Именно лица, участвующие в деле (или по-другому участники процесса), вправе (в числе иного) представлять доказательства (в число которых входит свидетельские показания) и участвовать в их исследовании, задавать вопросы свидетелям и заявлять ходатайства.

Для полноты картины, разберемся, кто является участником процесса. Лицам, участвующим в деле посвящена Глава 4 Гражданского процессуального кодекса РФ; состав лиц определен статьей 34 Кодекса. В число участвующих в деле лиц входят:

  1. стороны;
  2. третьи лица;
  3. прокурор;
  4. лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным статьями 4, 46, 47 ГПК РФ;
  5. заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Соответственно, эксперты, специалисты, переводчики, а также сами свидетели не являются участниками процесса.

Определившись с тем, кто имеет право ходатайствовать перед судом о вызове и допросе свидетеля, можно констатировать, что такое ходатайство заявляет участник процесса. Как он делает?

Процессуальный закон не содержит требования об обязательной письменной форме ходатайства о вызове свидетеля. Тем не менее, лучший способ закрепить сам факт просьбы и ее полноту – представить суду письменное ходатайство, которое будет приобщено к материалам гражданского дела. Если ходатайство заявлено в устном порядке, оно должно быть занесено секретарем судебного заседания в протокол и разрешено судом по существу. Что значит «по существу»? Суд может отложить рассмотрение любого ходатайства (например, посчитав его преждевременным), но в конечно итоге обязан разрешить его по сути, т.е. мотивированно удовлетворить либо оставить без удовлетворения. При этом вынесение отдельного письменного определения по данному вопросу не требуется.

Не лишним будет сказать, что вопрос о вызове свидетеля для допроса в судебном заседании может быть заявлен как на стадии подготовки к судебному заседанию, так и непосредственно в ходе судебного разбирательства. Нередко, такое ходатайство включается прямо в текст искового заявления.

Обратите внимание!

Вне зависимости от формы процессуального обращения участника процесса с просьбой вызвать и допросить свидетеля (письменной или устной), существует основное требование к такому обращению. Данное требование прямо закреплено в Гражданском процессуальном кодексе РФ: автор ходатайства (инициатор вызова) обязан указать 1) обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, которые может подтвердить свидетель, и 2) фамилия, имя, отчество и место жительства этого свидетеля. Таким образом, не достаточно просто заявить ходатайство о вызове свидетеля, нужно еще обосновать необходимость его вызова. Само собой, данные свидетеля нужны для его вызова.

По результатам рассмотрения ходатайства и принятия по нему положительного решения, суд вызывает свидетеля для дачи показаний. Судьи вообще редко отказывают в вызове свидетеля. На практике, ответом на ходатайство является сухая фраза председательствующего, — «Приводите своего свидетеля». После этого явка свидетеля в судебное заседание становится заботой участника, заявившего ходатайство о его вызове, т.е. того, кому это нужно. Максимальная роль участия суда будут сводиться в выдаче секретарем судебного заседания этому участнику повестки на имя свидетеля для последующего вручения. Тем самым реализуется третий способ извещения — через лицо, участвующее в деле. В случае же не явки свидетеля, в рамках гражданского дела суд не будет особо огорчаться по данному поводу и в дальнейшем заниматься обеспечением явки.

Немного разобравшись с вызовом свидетелей для допроса в судебном заседании, перейдем к основной теме настоящей статьи – непосредственно самому допросу свидетеля.

Допрос свидетеля осуществляется в судебном заседании. Еще раз повторюсь, никаких письменных показаний вне рамок судебного заседания, все показания лично суду под протокол. Процессуальным законодательством не предусмотрена возможность допроса свидетеля в предварительном судебном заседании. Одновременный допрос нескольких свидетелей не допустим, каждый допрашивается в отдельности. При определенных обстоятельствах (например, свидетель находится в другом городе на значительном расстоянии и не может прибыть в судебное заседание), допускается допрос свидетеля с использованием систем видеоконференц-связи. При этом допрос проводится по общим правилам с учетом особенностей, обозначенных в статьи 155.1 ГПК РФ. Конечно же, это возможно при наличии в судах, организующих такую связь, технической возможности для осуществления видеоконференц-связи.

Явившийся в суд свидетель может зайти в зал судебного заседания одновременно с участниками процесса, которые вызываются в назначенное время. Данное присутствие будет непродолжительным. Председательствующий открывает судебное заседание и объявляется, какое гражданское дело подлежит рассмотрению. После этого производится проверка явки вызванных лиц, устанавливается личность участников процесса, проверяются полномочия должностных лиц, представителей. Как правило, судья также интересуется, кем являются иные присутствующие в зале суда лица. После того, как будет установлено, что в зале судебного заседания присутствуют подлежащие допросу свидетели, они удаляются из зала

В дальнейшем свидетель может вернуться в зал судебного заседания только по приглашению секретаря судебного заседания, выполняющего указание об этом председательствующего судьи. До вызова свидетель не вправе присутствовать при проведении судебного разбирательства, местом ожидания является коридор суда около зала судебного заседания.

Приведенный порядок не является исключительным. Свидетель не обязан заходить в зал судебного заседания вместе с участниками процесса и находиться там до его удаления, а соответственно, может этого не делать. В данном случае, ему просто необходимо ожидать вызова в зал.

И вот, прозвучало «Свидетель /Иванов/, пройдите в зал судебного заседания». После этого свидетель заходит в зал и встает перед судом (как правило, за кафедру). Председательствующий предлагает свидетелю представиться, т.е. сообщить свои фамилия, имя, отчество, год рождения, место жительства. Одновременно в целях установления личности и проверки сообщенных о себе сведений свидетель передает председательствующему через секретаря судебного заседания документ, удостоверяющий личность (в большинстве случаев, таким документом является гражданский паспорт).

После этого свидетель предупреждается судом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного показания и за отказ от дачи показаний по мотивам, которые не предусмотрены федеральным законом. О гражданах, которые наделены свидетельским иммунитетом и вправе отказаться от дачи свидетельских показания, мы говорили выше, не будем повторяться. Уголовная ответственность для свидетеля за дачу заведомо ложных показаний установлена статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ), за незаконный отказ от дачи показаний – статьей 308. Об ответственности свидетель предупреждается как в устной, так и в письменной форме. Свидетель дает подписку об извещении об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний, которая приобщается к материалам гражданского дела. Помимо этого, свидетелю устно разъясняются его права и обязанности: право отказаться от дачи показаний при наличии права не свидетельствовать, обязанность дать правдивые показания. Право же свидетеля на возмещение расходов, связанных с вызовом в суд, а также на получение денежной компенсации в связи с потерей времени, в большинстве случаев как-то опускается; у суда и так хватает забот, кроме как рассматривать такие незначительные моменты. Не достигший 16-летнего возраста свидетель не предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний, ему разъясняется только обязанность рассказать правду об известных по делу обстоятельствах.

Председательствующий может коротко проинформировать свидетеля о сути гражданского дела, которое слушается в настоящем судебном заседании, и сообщить цель его вызова – дача свидетельских показаний. Также председательствующий должен выяснить отношение свидетеля к участникам процесса и предложить ему сообщить суду все, что ему лично известно об обстоятельствах дела. Делается это, как правило, для оценки возможной объективности показаний свидетеля. Вряд ли показания свидетеля, который заявит, что он ненавидит кого-либо из участников процесса, будут восприниматься без определенной доли критичности.

Следующей стадией пребывания свидетеля в зале судебного заседания является непосредственно сам допрос, т.е. вопросы свидетелю и его ответы на них. По общему правилу, первым вопросы задает участник процесса (его представитель), который ходатайствовал о вызове и допросе свидетеля, затем все остальные. Конечно же, суд не относится к остальным, он вправе задавать вопросы в любое время, в том числе и в самом начале допроса, до того, как кто-нибудь начнет спрашивать свидетеля об известных ему обстоятельствах.

Время допроса неограниченно. Свидетельские показания даются стоя. Не смотря на то, что часть вопросов задается участниками процесса, свидетель всегда должен отвечать на них суду, а не их авторам. Ответы должны быть четкими и по существу. Вопросы, задаваемые свидетелю, должны относится к делу, быть корректными, не наводящими. На последнем остановимся подробнее.

Что же следует понимать под наводящим вопросом? При прочтении и буквальном понимании, это вопрос, который на что-то наводит. На что? Конечно же на ответ, ведь формат допроса свидетеля «вопрос – ответ». В тексте Гражданского процессуального кодекса РФ отсутствует термин «наводящий вопрос». А вот Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит указание на недопустимость наводящих вопросов. Только вот содержание этого термина не раскрывается, оставляя квалификацию вопроса как наводящего на усмотрение следователя или суда. Если выражаться более информативно, наводящим вопросом можно считать вопрос, содержание которого определяет ответ, подсказывает, как надо на него ответить. В свою очередь, ответ на наводящий вопрос будет подтверждать содержание вопроса (озвученные в нем обстоятельства), не нести какой-либо смысловой нагрузки. Заглядывая глубже, ответ на наводящий вопрос не является для суда носителем ценной информации и представляет собой ответ на подсказку.Последствие постановки свидетелю неправильного (в том числе и наводящего) вопроса – суд снимает данный вопрос, т.е. свидетель не обязан на него отвечать. Суд вообще вправе снять любой вопрос, который посчитает не подлежащим ответу.

Возможно, многие читатели перед прочтение настоящей статьи рассчитывали найти в ней некоторые рекомендации по постановке свидетелю вопросов и формулированию ответов на вопросы, которые могут задать суд или участники процесса. Вынужден разочаровать, дать такие рекомендации просто невозможно. Не только процедура допроса свидетеля, но и в целом весь судебный процесс представляет собой достаточно сложную цепочку мыслительных процессов всех его участников, свидетелей, экспертов, специалистов, переводчиков. Поэтому, в каждом отдельном случае необходимо грамотно ориентироваться в сложившейся ситуации, которая и определяет то, что нужно говорить, спрашивать, отвечать. Это достаточно сложно, и не только для простых граждан без опыта участия в судебных разбирательствах, но и для опытных юристов.

Хотелось бы дать один совет участникам, которые задают вопросы свидетелю — не забывайте, для чего свидетель вызван в суд, задавайте вопросы по обстоятельствам, которые доказываются при помощи свидетельских показаний. Не надо прерывать свидетеля, начинать спорить с ним. Зачастую, в судебных заседаниях можно наблюдать картину, когда автор вопроса, не прерываясь, переходит от вопроса к выступления. Этого тоже делать не стоит, суд все равно прервет вас. Для всего есть свое время, прения проводятся в конце судебного разбирательства, свою оценку свидетельским показаниям вы сможете дать именно на этой стадии процесса.

После окончания допроса, свидетель остается в зале судебного заседания до окончания судебного разбирательства. Удалиться раньше завершения процесса возможно только с разрешения суда. Закон допускает повторный допрос свидетеля в том же или в следующем заседании. Возможно это при наличии достаточных к тому оснований, т.е. при необходимости, в том числе и для выяснения противоречий в показаниях нескольких свидетелей. Допрошенные свидетели не могут общаться с недопрошенными, суд обязан принять к этому надлежащие меры.

Свидетельские показания сегодня

В заключении хотелось бы коротко остановиться на текущем состоянии дел, попробую высказать субъективное видение сегодняшних свидетельских показаний, как наиважнейшей составляющей доказательственного процесса. Сразу оговорюсь, отвечать на извечный вопрос «Что делать?» не буду, пусть каждый для себя попробует дать не него ответ.

К сожалению, такая древнейшая форма доказывания своей правоты в споре, истины, определенных обстоятельств, которая насчитывает не одну тысячу лет истории, как свидетельские показания, переживает не лучшие свои времена. Происходящая деградация с отсутствием перспективы ее прекращения во многом пугает. Почему так происходит? В основе решения любой проблемы, в первую очередь, лежит исследование причин ее возникновения. Именно ответ на вопрос «Почему так происходит?» во многом определяет ответ на вопрос «Что нужно сделать, чтобы этого не было?».

Причин возникновения сегодняшней негативной ситуации предостаточно. Многие, не желая вникать в детали и рассматривать проблему изнутри, придерживаются позиции о том, что во всем виноваты российские суды. Не хочу выступать защитником действующей судебной системы, но винить суды во всех смертных грехах без надлежащего исследования совокупности причин возникновения проблемы, как минимум поверхностно и легкомысленно.

С некой долей уверенности можно констатировать, что в последнее время, допрос свидетеля стал напоминать некий спектакль. Утрируя, участник процесса, который только вчера сидел за одним столом с соседом-свидетелем, задает вопрос – видел ли его свидетель вчера. Конечно, ничего в этом зазорного нет, если все так и было, но ведь бывает и не так.

Наблюдая все происходящее – подготовленных свидетелей с заученными фразами, противоречивость показаний свидетелей с разных сторон по одним и тем же обстоятельствам — суды делают свою поправку на объективность показаний. Следствием такой поправки выступают широкие возможности суда в оценке свидетельских показаний, а ведь судебная оценка показаний очень важный момент и влияет на решение суда в целом. Негативный результат такого подхода определяет некую условность искренности свидетеля. На практике близкое знакомство или родство свидетеля с участником процесса воспринимается как некая предвзятость и неискренность. Но, согласитесь, сам факт родства не является достаточным полагать, а тем более не позволяет быть уверенным в том, что свидетель лжет в интересах своего близкого человека.

Конечно же никто не будет в открытую обвинять свидетеля в лжесвидетельствовании, такое случается крайне редко и, соответственно, может нести определенные последствия. Обычно ложь расценивается как субъективная оценка чего-либо, некое заблуждение, а в судебных решениях просто получает оценку в виде формулировки «суд критически относится к показаниям свидетеля».

Обозначенная проблема лежит не столько в правовой плоскости, сколько определяется менталитетом. На дворе 21-й век, а многие из граждан придерживается позиции, определенной известной поговоркой «закон, что дышло …». Есть и такие которым обозначенный подход очень удобен и зачастую выгоден, но большинство из нас все же хочет жить по закону, который один для всех. Во многом негативное восприятие закона определяется сегодняшней реальностью, неким разочарованием в законе, как носителе справедливости. Тем не менее: dura lex, sed lex – закон суров, но это закон. Неуважение закона является прежде всего проявлением неуважения к обществу, т.е. к находящемуся с тобой рядом. Частные случаи искажения, а иногда и перевернутое с ног на голову толкование, порочное применение закона не могут определять общее отношение общества к правилам своего функционирования. Не стоит забывать, что правильное понимание закона для каждого из нас является важным моментом существования в социуме.

Есть еще одна очень важная проблема, с которой справились арбитражные суды, но упорно не желают справляться суды общей юрисдикции. Вроде казалось бы, все просто: вопросы свидетелю – ответы на них – фиксация всего прозвучавшего. Однако, именно последняя стадия – фиксация вопросов и ответов посредством внесения в протокол судебного заседания — представляет собой то болезненное место, слабость которого оказывает влияние на эффективность всего процесса. Век информационных технологий, а фиксирование хода судебного разбирательства, всего озвученного в заседании, возлагается на секретаря судебного заседания, вооруженного шариковой ручкой и листом бумаги. Как правило, это девушка или молодой человек в начале карьеры, зачастую студенты последних курсов юридических факультетов, с мизерной заработной платой, воодушевленные обещанием перспективы карьерного роста и видящие себя в недалеком будущем в судейской мантии. Разве может человек даже с развитыми навыками письма фиксировать все, что озвучивается в заседании. Если говорить медленно, так сказать надиктовывать под протокол, то возможно и да. Только вот на практике участники процесса говорят достаточно быстро (намного быстрее, чем записывается или набирается на клавиатуре компьютера), желая успеть сообщить суду как можно больше информации. В отрицательном результате всего этого, отсутствие полного и всестороннего отражения хода судебного разбирательства. Думаю, многие согласятся со мной, что протокол судебного заседания объемом 2-3 страницы, одна из которых содержит сведения общего характера (сторонам разъяснены права, отводов нет и прочие формальности), при длительности судебного заседания около часа не может отразить всех реалий происходящего в суде. Конечно, есть возможность подать замечания на протокол судебного заседания, самостоятельно произвести аудиозапись, но это не решает существующую много лет проблему. Надлежащее фиксирование хода судебного заседания – это обязанность суда, его процесс и результаты не должны заботить участников процесса.

В качестве третьей проблемы хотелось бы отметить отсутствие в гражданском процессе надлежащей реализации механизма привлечения к ответственности за сообщение недостоверных сведений суду. Прописная истина: безнаказанность порождает безответственность, которая, в свою очередь, приводит к вседозволенности. Прийти в суд и сказать то, что нужно твоему знакомому, когда это не соответствует действительности, при этом наплевав на обязанность дать правдивые показания, в полной мере можно квалифицировать как вседозволенность – что хочу, что надо, то и скажу. По своей сути, вседозволенностью представляет собой отрицательную форму реализации свободы, ее черную сторону, человек просто игнорирует общепринятые нормы, ограничения, запреты. Не буду развивать тему ответственности за ложь в суде, уж слишком тонкая грань между лжесвидетельствованием и заблуждением. В конечном итоге, от закручивания гаек можно получить обратный эффект. Ведь граждане, опасаясь привлечения к такой ответственности, могут вообще начать избегать посещения судов. Даже сейчас в представлении многих из них явка в суд является чем-то запредельным сродни полету в космос.

Подведя итог вышеизложенному, можно констатировать, что проблем достаточно много, но все они решаемые. Главная сегодняшняя проблема, это сложившиеся недоверчивое отношение граждан к судебной системе, отсутствие веры в справедливый суд. Почему так происходит? Сложно ответить, работа по повышению доверия населения требует определенного и грамотного подхода, долгого и кропотливого выстраивания диалога между обществом и государством. К сожалению, пока этого не будет сделано, гражданское общество в своем стремлении стать демократическим не получит должного развития.