Содержание статьи:

Подследственность следователя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по делам частно-публичного обвинения. Статьи по предмету Уголовный процесс

ПОДСЛЕДСТВЕННОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА ПРИ ПРОКУРАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ДЕЛАМ ЧАСТНО-ПУБЛИЧНОГО ОБВИНЕНИЯ

С.В. СУПРУН

Согласно ч. 4 ст. 20 УПК следователь вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении частно-публичного обвинения. К делам частно-публичного обвинения относятся преступления: изнасилование (ч. 1 ст. 131 УК), насильственные действия сексуального характера (ч. 1 ст. 132 УК), нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 136 УК), нарушение неприкосновенности частной жизни (ч. 1 ст. 137 УК), нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ч. 1 ст. 138 УК), нарушение неприкосновенности жилища (ч. 1 ст. 139 УК), необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК), нарушение авторских и смежных прав (ч. 1 ст. 146 УК), нарушение изобретательских или патентных прав (ч. 1 ст. 147 УК). Всего девять видов преступлений частно-публичного обвинения. Уголовное дело по преступлению частно-публичного обвинения возбуждается в отношении конкретного лица путем подачи заявления потерпевшего или его законного представителя в суд (ч. 1 ст. 318 УПК). При отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, уголовное дело вправе возбудить руководитель следственного органа или следователь (ч. 4 ст. 20 УПК).
Право следователя возбуждать уголовные дела частно-публичного обвинения, спроецированное на предметный вид подследственности следователя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, позволяет обоснованно утверждать о его наличии только у следователя этого комитета (п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК). Все виды преступлений частно-публичного обвинения законодателем отнесены к его подследственности. По делам частно-публичного обвинения проводится предварительное следствие. Возбуждение и производство предварительного следствия по делам частно-публичного обвинения следователем органов внутренних, федеральной службы безопасности или органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ законом не предусмотрено.
Орган внутренних дел или орган по контролю за оборотом наркотических средств или психотропных веществ, реализуя полномочия органа дознания, вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении частно-публичного обвинения и провести по нему неотложные следственные действия, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния не способно самостоятельно защитить свои права и законные интересы (п. 1 ч. 2 ст. 157 УПК). При этом согласие прокурора на возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения не требуется. По смыслу ч. 4 ст. 20 УПК согласие прокурора обязательно при возбуждении дознавателем дела частного обвинения.
Вместе с этим, учитывая общественную опасность отношений зависимости, сложившихся между пострадавшим и лицом, совершившим преступление, а также обстоятельства, указывающие на беспомощность пострадавшего, неспособность самостоятельно защищать свои права и законные интересы, следователь любого органа предварительного следствия должен иметь право на возбуждение и производство предварительного следствия по уголовному делу частно-публичного обвинения. По нашему мнению, в этом случае предпочтение необходимо отдавать не предметному, а альтернативному виду подследственности. Его сущность заключается в правиле: кто из органов предварительного следствия первым обнаружил преступление частно-публичного обвинения, тот и проводит его расследование. Правовой основой альтернативного вида подследственности является ч. 5 ст. 151 УПК.
Визуальное ознакомление с содержанием ч. 5 ст. 151 УПК позволяет обнаружить, что к альтернативной подследственности законодателем отнесено одно преступление частно-публичного обвинения — нарушение авторских и смежных прав (ч. 1 ст. 146 УК). Остальные восемь из девяти преступлений частно-публичного обвинения (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132, ч. 1 ст. 136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ст. 145, ч. 1 ст. 147 УК) в альтернативную подследственность не вошли. Уголовные дела по этим видам преступлений возбуждаются и расследуются следователем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.
Представляется, что уголовно-процессуальные нормы, закрепленные в ч. 4 ст. 20 УПК и п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК, в системном толковании исключающие право следователя иных органов предварительного следствия на возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения, нуждаются в дальнейшем развитии. Для этого целесообразно расширить компетенцию иных органов предварительного следствия в части подследственности по делам частно-публичного обвинения. Каждый орган предварительного следствия, на наш взгляд, должен иметь право возбуждения уголовного дела о любом преступлении частно-публичного обвинения, если оно совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния не может защищать свои законные интересы.
В этой связи предлагаем предметную подследственность преступлений частно-публичного обвинения перевести в альтернативную и предоставить право возбуждения уголовного дела следователю органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. В целях оперативного реагирования на совершенное преступление и обеспечения квалифицированной защиты пострадавшим лицам считаем уместным дополнить ч. 5 ст. 151 УПК, регулирующую альтернативный вид подследственности, преступлениями частно-публичного обвинения, что позволит существенно повысить правовую эффективность ч. 4 ст. 20 УПК.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовный процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Незаконное проникновение в жилье

В мое отсутствие в квартире находился один несовершеннолетний ребенок. В дверь постучали, ребенок посмотрел в глазок, увидев классного руководителя, открыл дверь. Она прошла в квартиру, несмотря на то, что ребенок предупредил её, что взрослых нет дома, с ребенком она практически не разговаривала, зато пролезла по кухонным шкафам и холодильнику. К какому роду нарушений относятся действия педагога? К кому обращаться с заявлением?

Ответы юристов (1)

Обратитесь с заявлением в следственный комитет о возбуждении уголовного дела по ст. 139 УК РФ, это их подследственность.

Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища[Уголовный кодекс РФ] [Глава 19] [Статья 139]

1. Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Статья 139 УК РФ Незаконное проникновение в жилище

Все люди понимают, что такое частное владение. Нельзя проникать в него без разрешения его собственника или жильца. Статья 139 УК РФ определяет меры наказания за незаконное проникновение на территорию частной собственности в виде штрафа либо лишения свободы. Незаконное проникновение в жилище — это процедура посещения жилья стороннего лица, которое осуществляется без разрешения и даже против воли владельца. Иногда такое проникновение сопровождается взломом и даже насилием. Тогда параллельно судьи используют другие статьи для наказания виновного лица и срок его увеличивается.

Описание статьи

Статья за незаконное проникновение содержит три основных пункта:

  • меры ответственности за фактическое незаконное проникновение, когда правонарушение совершено против воли собственника;
  • наказание, если неприкосновенность жилища была нарушена с использованием насилия либо угроз;
  • ответственность должностных лиц при превышении своих полномочий. Данный пункт описывает наказание за злоупотреблением свое должностью.

Дополнительно статья сто тридцать девять включает определение жилого помещения с точки зрения уголовного права.

Если человек оказался в чужом помещении по ошибке ответственность исключается. Но, данный факт придется доказать.

Общие понятия

Жилище – это любое строение, входящее в жилищный фонд. Обязательное условие такого помещения, пригодное для жилья состояние. Также в судебных разбирательствах к жилым помещениям приравнивают временное жильё. Невозможно считать жильем коммерческую недвижимость. Но, когда речь идет о помещениях, не принадлежащих к коммерческой или нежилой недвижимости, к примеру, о сарае, нельзя говорить о незаконном проникновении в жилище.

При незаконном проникновении в коммерческую недвижимость для наказания используется совершенно другая статья УК.

Нарушение неприкосновенности жилища – это посещение чужой жилой площади, без разрешения жильцов или их желания.

Когда незаконное проникновение осуществляется совместно со взломом, параллельно формируется дополнительное наказание за данное правонарушение. Если присутствует покушение на жизнь, то виновное лицо дополнительно будет наказан и за это деяние. Для этого предусмотрены статьи за телесные повреждения и побои. Когда проникновение осуществлено с целью проведения кражи, для привлечения к ответственности используется другая статья.

Законные причины проникновения

Существует несколько возможных обстоятельств повлекших проникновение на частную территорию, не приводящих к ответственности:

  • возникновение угрозы жизни людей, с целью их спасения;
  • правоохранительные органы вправе вторгаться в чужое жильё, с целью поимки преступника;
  • при вынесении судебного решения, специалисты органа опеки также вправе нарушать неприкосновенность жилища в интересах опекаемого лица.

Допустим, неприкосновенность жилища могут нарушить пожарные службы для тушения пожара или сотрудники скорой помощи для спасения жизни человека.

Все остальные причины проникновения нельзя отнести к законным действиям. Основной целью нарушения здесь будет выступать злой умысел. То есть, злоумышленник проникает в жилище, чтобы совершить кражу или насилие над жильцами. Подобные действия относят к преступным деяниям. За них предусмотрена уголовная ответственность согласно ст.139 УК РФ вместе с комментариями.

Особенности нарушения

Состав преступления определяется своими индивидуальными особенностями. Все они заключены в незаконности проникновения. Если, к примеру, к жилью пристроено помещение, проникновение в него тоже будет считаться незаконным деянием.

Так же при вынесении наказания немаловажное значение имеет способ проникновения.

Подследственность, или совокупность признаков преступления, играет важную роль в вынесении решения суда.

Признаками преступления могут являться:

  • следы взлома двери;
  • разбросанные вещи в помещении;
  • и т.п.
  • при открытии двери жильцом;
  • насильственно в форме взлома.

Когда жилец сам впустил в дом злоумышленника, это не считается проникновением, даже если он сделал это обманным путём.

Возраст привлечения к уголовной ответственности по данной статье наступает с шестнадцати лет.

Виды наказаний

Уголовный кодекс определяет следующие санкции за проникновение в жильё:

  • штрафная санкция до сорока тысяч рублей;
  • обязательные работы сроком на 360 часов;
  • исправительные работы на срок один год.

Попытка проникновения в жилье также может быть наказуема по данной статье УК.

Данные наказания используются, если:

  • правонарушение совершено впервые;
  • отсутствует нанесение физического либо имущественного вреда;
  • виновник раньше не привлекался к уголовной ответственности.

Когда при проникновении в помещение присутствует физический или имущественный вред, наказание будет следующим:

  • штраф, размером до двухсот тысяч рублей;
  • принудительный работы на срок до двух лет.

Размер штрафа и срок зависит от состава преступления и подследственности.

При неоднократном совершении подобных преступлений, суд может постановить лишение свободы до двух лет.

Когда лицо проникает в помещение, пользуясь своим служебным положением из корыстных побуждений, оно несет ответственность:

  • санкция до трехсот тысяч рублей;
  • увольнение и запрет на работу в идентичной должности до пяти лет;
  • до трех лет принудительных работ;
  • четыре месяца ограничения в свободе;
  • до трёх лет ареста.

Судебная практика показывает, что довольно редко такие дела сводятся к тюремному заключению, где срок составляет три года. В большинстве случаев судьи обязуют виновное лицо выплатить штраф.

Только при повторных идентичных нарушениях судья использует более жестокие наказания для ответчика. Когда на скамью подсудимых человек попадает впервые, судья дает шанс ему исправиться.

Не всегда проникновение в жилье это преступление. Иногда это просто необходимо для расследования дела или спасения жизней людей. За подобные действия в таком случае, люди не несут ответственности, главное чтобы не был нанесен урон жизни, здоровью и материальным ценностям. Во всех остальных случаях, если иной человек, кроме жильца, проникает в помещение, его можно привлечь к ответственности согласно статье 139 УК.

Некоторые вопросы подследственности следователей Следственного комитета Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Багаутдинов Флер Нуретдинович, Хасанов Рамиль Ринатович

В статье рассматриваются вопросы подследственности следователей Следственного комитета Российской Федерации . Обращается внимание на значительное количество дел об уголовных преступлениях небольшой и средней тяжести, расследуемых следователями Следственного комитета РФ, что значительно увеличивает нагрузку на его следственный аппарат. Исследуются преступления, предусмотренные ст. 139, 198-199.2, 238, 319 Уголовного кодекса РФ, анализируются статистические данные. Предлагается передать ряд составов о преступлениях небольшой и средней тяжести в подследственность дознавателей и следователей органов внутренних дел РФ и по ряду составов преступлений применить следующий подход: простой состав расследует другой орган, а Следственный комитет берется за дело лишь в случаях наступления тяжких и особо тяжких последствий, то есть по квалифицированным составам преступлений. По мнению авторов, с помощью внесения изменений в уголовно-процессуальный закон деятельность следователей Следственного комитета Российской Федерации необходимо сосредоточить на расследовании тяжких и особо тяжких преступлений.The article examines the issues of investigation of investigators of the Investigative Committee of the Russian Federation . Attention is drawn to a significant number of cases of criminal offenses of small and medium gravity investigated by the investigators of the Investigative Committee of the Russian Federation , which significantly increases the burden on its investigative apparatus. The crimes stipulated in articles 139, 198-199.2, 238, 319 of the Criminal Code of the Russian Federation are considered, statistical data are analyzed. It is proposed to transfer a number of trains about crimes of small and medium gravity to the investigation of investigators and inquirers of the internal affairs bodies of the Russian Federation. It is proposed to apply the following approach for a number of crimes: a simple body is being investigated by another body, and the Investigative Committee takes the case only in cases of serious and particularly grave consequences, that is, with qualified crimes. In the opinion of the authors, with the introduction of changes in the criminal procedure law, the activities of investigators of the Investigative Committee of the Russian Federation should be focused on the investigation of serious and particularly serious crimes.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Багаутдинов Флер Нуретдинович, Хасанов Рамиль Ринатович,

Текст научной работы на тему «Некоторые вопросы подследственности следователей Следственного комитета»

ЭКОНОМИКА И ПРАВО

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2017. Т. 27, вып. 5

Ф.Н. Багаутдинов, Р.Р. Хасанов

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПОДСЛЕДСТВЕННОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА

В статье рассматриваются вопросы подследственности следователей Следственного комитета Российской Федерации. Обращается внимание на значительное количество дел об уголовных преступлениях небольшой и средней тяжести, расследуемых следователями Следственного комитета РФ, что значительно увеличивает нагрузку на его следственный аппарат. Исследуются преступления, предусмотренные ст. 139, 198-199.2, 238, 319 Уголовного кодекса РФ, анализируются статистические данные. Предлагается передать ряд составов о преступлениях небольшой и средней тяжести в подследственность дознавателей и следователей органов внутренних дел РФ и по ряду составов преступлений применить следующий подход: простой состав расследует другой орган, а Следственный комитет берется за дело лишь в случаях наступления тяжких и особо тяжких последствий, то есть по квалифицированным составам преступлений. По мнению авторов, с помощью внесения изменений в уголовно-процессуальный закон деятельность следователей Следственного комитета Российской Федерации необходимо сосредоточить на расследовании тяжких и особо тяжких преступлений.

Ключевые слова: подследственность, Следственный комитет Российской Федерации, альтернативная подследственность, органы предварительного следствия, органы дознания.

С момента создания Следственного комитета Российской Федерации (далее — СК) активно обсуждаются вопросы подследственности его следователей [1; 2]. Преступления коррупционной направленности в основной своей массе относятся к их подследственности. Следователям СК передано и расследование уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных как в отношении несовершеннолетних, так и ими самими. В целом основная часть уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях сегодня расследуется следователями Следственного комитета Российской Федерации.

За последние годы произошло серьезное увеличение нагрузки на следственный аппарат Следственного комитета. Как видно из статистических данных, значительную часть нагрузки следователей СК РФ составляют дела о преступлениях небольшой и средней тяжести, и доля этих преступлений продолжает расти. Например, в 2015 г. следователями СК РФ расследовалось 174 176 дел, из них 76 620 дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, что составило 43 %. В 2016 г. следователями Следственного комитета всего было расследовано 165 843 уголовных дел, из них 96,7 тыс. дел — о преступлениях небольшой и средней тяжести. Таким образом, более половины расследуемых следователями СК РФ уголовных дел составляют дела о преступлениях небольшой и средней тяжести. При этом преступления небольшой и средней тяжести следователями Следственного комитета РФ расследуются в основном в форме предварительного следствия. В связи с этим необходимо обсудить вопрос об освобождении следователей СК от расследования малозначительных дел.

В соответствии с теорией уголовного процесса следователи должны расследовать, как правило, тяжкие и особо тяжкие преступления, дознаватели — преступления небольшой и средней тяжести. В противном случае мы наблюдаем нерациональное использование выделяемых ресурсов (штатных единиц, времени компетентных должностных лиц) для решения тех или иных задач конкретного правоохранительного органа.

На наш взгляд, следует обратить внимание на несколько составов преступлений, обоснованность нахождения которых сегодня в подследственности следователей Следственного комитета вызывает большие вопросы.

Начнем со ст. 319 Уголовного кодекса Российской Федерации «Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением». При этом под представителем власти понимаются не только сотрудники правоохранительных, но и контролирующих (рыбоохраны, санитарно-эпидемиологического надзора, экологического контроля) или иных органов (различные звенья государственных органов и органов местного самоуправления, которые выполняют функции власти). В целом эта статья относится к компетенции дознания (ст. 150 УПК РФ), а следователи СК РФ расследуют уголовные дела о таких преступлениях, совершенных в отношении должностных лиц Следственного комитета Российской Федерации, органов

2017. Т. 27, вып. 5

ЭКОНОМИКА И ПРАВО

Федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, таможенных органов Российской Федерации (пп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ).

Всего в 2015 г. по ст. 319 УК РФ судами общей юрисдикции осуждены 7 823 человека. В общем объеме расследованных следователями СК уголовных дел эта статья занимает значительное место, при том, что преступление, предусмотренное ст. 319 УК РФ, — это преступление небольшой тяжести.

Практика показывает, что чаще всего такие дела возникают по фактам оскорбления сотрудников полиции. Фабула их проста: пришел сотрудник полиции к гражданину, приглашает, доставляет его в полицию и т. д., при этом тот его обзывает нехорошими словами. Вылетело у человека сгоряча, в пьяном состоянии неосторожное слово и — статья готова. Таких дел в Следственном комитете расследуется немало, и основная их часть — по заявлениям сотрудников полиции. Сотрудники других органов обращаются с заявлением о возбуждении уголовного дела весьма редко, хотя оскорбляют и судебных приставов, и сотрудников ФСИН, и других. Причем, что интересно, отдельные сотрудники полиции проходят в качестве потерпевших по таким делам неоднократно. Неужели это такое важное и особо опасное преступление, которое заслуживает внимания Следственного комитета?

Процессуалисты могут возразить, что расследование уголовных дел об оскорблении сотрудника полиции следователем ОВД может разрушить систему сдержек и противовесов в следственной деятельности. По нашему мнению, расследование преступлений о публичном оскорблении представителей контролирующих органов ничем не отличается от расследования аналогичных преступлений в отношении должностного лица правоохранительного органа, и ст. 319 УК РФ необходимо передать для расследования дознавателям или следователям МВД.

Еще одна статья — ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации «Нарушение неприкосновенности жилища». Всего за 2015 г. по этой статье было осуждено 5 429 человек, что составило около 5 % от общего количества направленных СК дел в суд.

Грозная на вид статья, которая находится в главе о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина и относится к исключительной подследственности следователей СК. А на практике, в жизни, все происходит гораздо проще. Эту статью применяют по поводу и без повода. Ведь, по сути, ее можно вменить лицу, подозреваемому (обвиняемому) в совершении любого преступления, совершаемого с проникновением в квартиру (кража, грабеж, разбой и т. д.). В чистом виде, именно как нарушение конституционных прав, это преступление встречается редко. Основную массу этих преступлений совершают лица, не проживающие в квартире, не имеющие законных оснований в нее заходить, но имеющие отношение к хозяевам, жильцам квартиры и в силу различных жизненных обстоятельств ломающие дверь квартиры: бывшие мужья, сожители, собутыльники, родственники, знакомые, соседи и т. д. Зачем Следственному комитету заниматься этими семейно-бытовыми делами?

Зачастую такие уголовные дела прекращаются у мирового судьи за примирением сторон. Так, постановлением мирового судьи судебного участка № 4 по Лениногорскому судебному району Республики Татарстан от 2 марта 2017 г уголовное дело по обвинению гр. А., в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 139 УК РФ, прекращено за примирением с потерпевшим1.

Как известно, с 1 января 2011 г. Следственному комитету были переданы все уголовные дела о налоговых преступлениях. Статья 198 УК РФ — «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица» — находится в исключительной компетенции Следственного комитета. УПК РФ не предусматривает даже альтернативную подследственность по данной категории дел (ч. 5 ст. 151 УПК РФ). Обратим внимание, что ч. 1 ст. 198 УК РФ — это преступление небольшой тяжести, а ч. 2 ст. 198 УК РФ — средней. Данные преступления не представляют особой сложности для выявления и расследования. Неужели следователи ОВД, специализирующиеся на расследовании экономических преступлений, не справятся с подобной категорией дел, тем более если налоговые преступления выявили оперативные сотрудники МВД?

В настоящее время в производстве следователей Главного следственного управления МВД РФ по Республике Татарстан находятся сложные многотомные уголовные дела о преступлениях по неза-

1 Постановление мирового судьи судебного участка № 4 по Лениногорскому судебному району Республики Татарстан № 1-15/2017 от 2 марта 2017 года. URL: http://mirsud.tatar.ru/courtservices/texts/tu/ (дата обращения: 10.04.2017).

ЭКОНОМИКА И ПРАВО

Некоторые вопросы подследственности следователей.

2017. Т. 27, вып. 5

конному возмещению налога на добавленную стоимость (ст. 159 УК РФ), которые успешно ими расследуются. Чем они отличаются от уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 198-199.2?

Напомним, что ранее по УПК РФ в редакции 2002 г. уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 198 УК РФ, расследовались дознавателями налоговых органов. В дальнейшем УПК РФ (в редакции от 29.12.2010 г.) передал расследование дел о преступлениях, предусмотренных ст. 198-199.2 УК РФ, следователям ОВД, а уже затем — следователям СК.

В целях более эффективного выявления налоговых преступлений предлагаем установить в УПК РФ альтернативную подследственность следователей СК и МВД по преступлениям, предусмотренным ст. 198-199.2 УК РФ, в зависимости от того, кто выявил налоговое преступление.

Далее обратим внимание на ст. 238 УК РФ — «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей». Статья на первый взгляд вроде бы серьезная. На практике же она нередко выливается в самую обычную проверку торгового киоска, в котором, к примеру, нашли минеральную воду с просроченным сроком хранения, либо оперативными сотрудниками БЭП и ПК была проведена проверочная закупка у бабушки двух бутылок спиртосодержащей жидкости, признанной исследованием опасной для жизни граждан. И вот из-за этих нескольких бутылок возбуждается уголовное дело, которое расследует следователь Следственного комитета.

В практике имели место случаи возбуждения и расследования малозначительных уголовных дел по ст. 238 УК РФ — за вяленого леща или одну селедку, проданных на городском пляже, за продажу самогона в бутылке из-под лимонада и т.д.

Так, приговором Волгодонского районного суда Ростовской области от 8 июля 2016 г. гр. И. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 238 УК РФ, и ей назначено наказание в виде штрафа в размере 35 тыс. руб. И. реализовала рыбную продукцию, не отвечающую требованиям безопасности для здоровья потребителей в виде вяленой рыбы, в результате употребления которой отравился гр. Ф.2.

Возникает резонный вопрос: неужели это такое серьезное преступление, заслуживающее внимания Следственного комитета? Заметим, что в ст. 238 Уголовного кодекса Российской Федерации три части. Исходя из тяжести последствий, указанных в чч. 2 и 3 (смерть людей и другие), их нужно оставить в компетенции Следственного комитета — таких дел немного, но ч. 1 этой статьи целесообразно передать в дознание либо следователям ОВД.

В целом по ряду составов преступлений, возможно, следует применить такой подход — простой состав расследует другой орган, а Следственный комитет берется за дело лишь в случаях наступления тяжких и особо тяжких последствий, то есть по квалифицированным составам преступлений.

Таким образом, подследственность следователей Следственного комитета Российской Федерации нуждается в серьезной ревизии с тем, чтобы они сосредоточились на расследовании тяжких и особо тяжких преступлений.

1. Супрун С.В. Подследственность следователя Следственного комитета при прокуратуре РФ по делам частно-публичного обвинения // Российский следователь. 2010. № 7. С. 8-9.

2. Супрун С.В. Подследственность органов предварительного следствия Следственного комитета Российской Федерации в отношении несовершеннолетних // Вестник Дальневосточного юридического института МВД России. Хабаровск: Изд-во Дальневост. юрид. ин-та. 2014. № 1 (26). С. 15-18.

Поступила в редакцию 22.06.17

F.N. Bagautdinov, R.R. Khasanov

SOME ISSUES OF THE INVESTIGATIVE JURISDICTION OF THE INVESTIGATIVE COMMITTEE

The article examines the issues of investigation of investigators of the Investigative Committee of the Russian Federation. Attention is drawn to a significant number of cases of criminal offenses of small and medium gravity investigated by the investigators of the Investigative Committee of the Russian Federation, which significantly increases the burden on its investigative apparatus. The crimes stipulated in articles 139, 198-199.2, 238, 319 of the Criminal Code of the

2 Приговор Волгодонского районного суда Ростовской области № 1-468/2016 от 8 июля 2016 г. // Доступ из ГАС РФ «Правосудие» (дата обращения: 10.04.2017).

2017. Т. 27, вып. 5

ЭКОНОМИКА И ПРАВО

Russian Federation are considered, statistical data are analyzed. It is proposed to transfer a number of trains about crimes of small and medium gravity to the investigation of investigators and inquirers of the internal affairs bodies of the Russian Federation. It is proposed to apply the following approach for a number of crimes: a simple body is being investigated by another body, and the Investigative Committee takes the case only in cases of serious and particularly grave consequences, that is, with qualified crimes. In the opinion of the authors, with the introduction of changes in the criminal procedure law, the activities of investigators of the Investigative Committee of the Russian Federation should be focused on the investigation of serious and particularly serious crimes.

Keywords: jurisdiction, the Investigative Committee of the Russian Federation, an alternative jurisdiction, the preliminary investigation bodies.

Багаутдинов Флер Нуретдинович, доктор юридических наук, заведующий кафедрой прокурорского надзора за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности и участия прокурора в уголовном судопроизводстве

Казанский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации 420111, Россия, г. Казань, ул. Московская, 41 E-mail: [email protected]

Хасанов Рамиль Ринатович, заместитель начальника отдела МВД -начальник следственного отделения ОМВД России по Атнинскому району Республики Татарстан 422750, Россия, с. Большая Атня, ул. Б. Зиганшина, 85 E-mail: [email protected]

Doctor of Law, Head of Department

of Prosecutor’s supervision the execution of laws

in the operational-search activity and the activity

of the Prosecutor in criminal proceedings

Kazan law Institute (branch) Academy of the Prosecutor General Russian Federation

Правомочен ли участковый заниматься производством моего заявления о порче моего имущества?

В полиции участковый уполномоченный знимается всем, что ему поручат. На практике происходит следующее: если участковый собрал материал, который содержит достаточные основания для возбуждения уголовного дела, он передает его в подразделение следствия для возбуждения уголовногои дела, либо, при отсутствии оснований, выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Вместе с тем, довольно налажено это происходит в системе одного органа, а именно, полиции. Преступление, предусмотренное ст. 139 УК РФ — нарушение неприкосновенности жилища, относится к подследственности Следственного комитета РФ, и передача материала от участкового полиции в Следственный комитет вызывает, почему-то, какие-то сложности. В соответствии с законом у участкового следующие варианты: возбудить уголовное дело и направить его по подследственности в СК (однако, на практике такого не бывает), направить материал проверки в СК по подследственности для принятия решения уже следователем СК, либо вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (что на деле случается чаще всего). Если участковый примет решение об отказе в возбуждении уголовного дела, обжалуйте его прокурору с указанием на нарушение подследственности. В том, что проверку проводит участковый, нет ничего незаконного, но вопрос будет стоять в законности решения, которое он примет.

Да, это обязанности участкового, только заниматься тоже можно по разному.

Подследственность органов предварительного расследования по уголовным делам частно-публичного обвинения

Супрун С.В., кандидат юридических наук, доцент кафедры организации раскрытия и расследования преступлений Омской академии МВД России.

В части 4 ст. 20 УПК руководителю следственного органа, следователю, дознавателю с согласия прокурора предоставляется право возбудить уголовное дело частно-публичного обвинения, провести предварительное расследование и защитить законные интересы потерпевшего. Системный анализ норм, содержащихся в ч. 4 ст. 20 УПК и ч. 2 ст. 151 УПК показал, что такое право имеет только следователь Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Иные органы предварительного следствия, органы дознания и дознаватель такими полномочиями не наделены, что существенно снижает правовую эффективность действия ч. 4 ст. 20 УПК.

Ключевые слова: подследственность, органы расследования, следователь Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, уголовные дела частно-публичного обвинения.

In Part 4 of Art. 20 CPC, the head of the investigating body, investigator, with the consent of the prosecutor have the right to institute criminal proceedings private-public prosecution, undertake a preliminary investigation and to protect the legitimate interests of the victim. System analysis of the rules contained in Part 4 of Art. 20 Criminal Procedure Code and Part 2, Article. 151 CPC has shown that such a right is only an investigator with the Prosecutor’s Office Investigative Committee of the Russian Federation. Other bodies of preliminary investigation, the investigative bodies and an investigator is not endowed with such powers, which significantly reduces the legal effectiveness of Part 4 of Art. 20 CPC.

Согласно ч. 4 ст. 20 УПК руководитель следственного органа, следователь вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении (выделено нами. — С.С.) частно-публичного обвинения. К делам частно-публичного обвинения относятся преступления: изнасилование (ч. 1 ст. 131 УК), насильственные действия сексуального характера (ч. 1 ст. 132 УК), нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 136 УК), нарушение неприкосновенности частной жизни (ч. 1 ст. 137 УК), нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ч. 1 ст. 138 УК), нарушение неприкосновенности жилища (ч. 1 ст. 139 УК), необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК), нарушение авторских и смежных прав (ч. 1 ст. 146 УК), нарушение изобретательских или патентных прав (ч. 1 ст. 147 УК). Всего девять видов преступлений частно-публичного обвинения. Уголовное дело по преступлению частно-публичного обвинения возбуждается в отношении конкретного лица путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем непосредственно в суд (ч. 1 ст. 318 УПК). При отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния, по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, уголовное дело вправе возбудить руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора (ч. 4 ст. 20 УПК).

Право возбуждать уголовные дела частно-публичного обвинения, независимо от места руководителя следственного органа и следователя в системе органов предварительного следствия, как это вытекает из буквального толкования ч. 4 ст. 20 УПК, спроецированное на предметный вид подследственности, закрепленный в ч. 2 ст. 151 УПК, позволяет прийти к выводу, что оно имеется только у следователя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Все уголовные дела частно-публичного обвинения по предметному виду подследственности законодателем отнесены к его компетенции. По уголовным делам частно-публичного обвинения обязательно производство предварительного следствия. Руководитель следственного органа и следователь органов внутренних дел федеральной службы безопасности, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ права возбуждения уголовного дела и производства предварительного следствия по преступлениям частно-публичного обвинения не имеют в связи с отсутствием у них подследственности (ч. 2 ст. 151 УПК).

Общественная опасность отношений, возникающих между пострадавшим и лицом, совершившим преступление частно-публичного обвинения, а также обстоятельств, указывающих на беспомощность пострадавшего, его неспособность самостоятельно защищать свои права и законные интересы, приводит к мысли о целесообразности предоставления права возбуждения уголовного дела и производства предварительного расследования руководителю следственного органа и следователю независимо от их принадлежности к виду органа предварительного следствия. По нашему мнению, законодателю необходимо отказаться от предметного вида подследственности. По уголовным делам частно-публичного обвинения должен действовать альтернативный вид подследственности. Его сущность заключается в правиле: кто из органов предварительного следствия первым обнаружил преступление частно-публичного обвинения, тот и проводит его расследование. Правовой основой альтернативного вида подследственности является ч. 5 ст. 151 УПК.

Визуальный осмотр ч. 5 ст. 151 УПК позволяет обнаружить, что в этой норме содержится одно преступление частно-публичного обвинения — это нарушение авторских и смежных прав (ч. 1 ст. 146 УК). Остальные восемь из девяти преступлений частно-публичного обвинения (ч. 1 ст. 131 УК, ч. 1 ст. 132 УК, ч. 1 ст. 136 УК, ч. 1 ст. 137 УК, ч. 1 ст. 138 УК, ч. 1 ст. 139 УК, ст. 145 УК, ч. 1 ст. 147 УК) в число альтернативной подследственности не вошли. Уголовные дела по этим видам преступлений возбуждаются и расследуются следователем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

Нормы, закрепленные в ч. 4 ст. 20 УПК и ч. 5 ст. 151 УПК, исключающие в системном толковании право следователя ОВД, ФСКН и ФСБ на возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения при отсутствии заявления пострадавшего в случаях его беспомощного или зависимого состояния, требуют согласования и нуждаются в дополнении. Для согласования исследуемых выше норм предлагаем дополнить ч. 5 ст. 151 УПК, содержащую преступления, отнесенные наукой уголовного процесса к альтернативному виду подследственности, преступлениями частно-публичного обвинения. Расширение альтернативного вида подследственности позволит каждому органу предварительного следствия при выявлении преступления частно-публичного обвинения, если оно совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния не может защищать свои законные интересы, возбудить уголовное дело и начать производство предварительного следствия (ч. 4 ст. 20 УПК).

Согласно ч. 4 ст. 20 УПК в случае беспомощного или зависимого состояния пострадавшего уголовное дело частно-публичного обвинения вправе возбудить дознаватель с согласия прокурора. Вместе с этим право дознавателя, спроецированное на ч. 3 ст. 151 УПК, регламентирующую предметную подследственность органов дознания, показывает, что дела частно-публичного обвинения ему не подследственны. Дознание по делам частно-публичного обвинения не проводится. Дознаватель не вправе возбуждать и расследовать уголовные дела частно-публичного обвинения, подследственные следователю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Кроме этого, дознаватель не вправе возбуждать уголовные дела частно-публичного обвинения и проводить по ним неотложные следственные действия. Субъектом производства неотложных следственных действий по уголовным делам частно-публичного обвинения является орган дознания (ч. 1 ст. 157 УПК), а не дознаватель (выделено нами. — С.С.). Уголовно-процессуальный кодекс закрепляет правовую ситуацию, согласно которой одна норма, ч. 4 ст. 20 УПК, предоставляет дознавателю право с согласия прокурора возбуждать уголовные дела частно-публичного обвинения, а другая — ч. 3 ст. 150 УПК, содержащая подследственность органов дознания, — отказывает ему в реализации этого права, что искажает правосознание правоприменителя и снижает правовую эффективность защиты лица, пострадавшего от преступления.

Правом производства неотложных следственных действий по уголовным делам частно-публичного обвинения наделены органы внутренних дел и органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (п. 1 ч. 2 ст. 157 УПК). Другие органы дознания, перечисленные в ч. 1 ст. 40 УПК, исходя из содержания ч. 2 ст. 157 УПК, устанавливающей подследственность органов дознания по производству неотложных следственных действий, полномочиями по возбуждению уголовных дел частно-публичного обвинения не наделены.

Законодательная позиция, согласно которой право возбуждения уголовного дела частно-публичного обвинения предоставляется только двум органам дознания (ОВД и ФСКН), по нашему мнению, ничем не обоснована. Иные органы дознания также должны иметь право на производство неотложных следственных действий при выявлении преступления частно-публичного обвинения в случаях, не терпящих отлагательства, когда существует реальная опасность утраты его следов. Право производства неотложных следственных действий по уголовным делам частно-публичного обвинения, на наш взгляд, должен иметь любой орган дознания независимо от его места в системе органов предварительного расследования. Иначе снижается быстрота раскрытия преступления, создаются правовые условия утраты его следов, необоснованно ограничивается социальное значение производства неотложных следственных действий.

Одним из условий реализации органами дознания права на производство неотложных следственных действий по уголовным делам частно-публичного обвинения является зависимое или беспомощное состояние лица, которое не способно самостоятельно защитить свои права и законные интересы. Уголовное дело частно-публичного обвинения возбуждается органом дознания без получения согласия прокурора. По смыслу ч. 4 ст. 20 УПК прокурор дает согласие на возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения дознавателю, который не имеет подследственности и полномочий по его расследованию в форме дознания.

Завершая исследование подследственности органов предварительного расследования по уголовным делам частно-публичного обвинения, можно сделать следующие выводы.

Уголовные дела частно-публичного обвинения подследственны руководителю следственного органа и следователю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации (п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК). Следователь органов внутренних, федеральной службы безопасности и органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ права на возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения не имеет (ч. 2 ст. 151 УПК).

Следователь, руководитель следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации вправе возбудить уголовное дело и провести предварительное следствие без заявления пострадавшего, если он находится в беспомощном или зависимом состоянии (ч. 4 ст. 20 УПК). Иные органы предварительного следствия в случае выявления зависимого или беспомощного состояния пострадавшего от преступления частно-публичного обвинения, полномочий на возбуждение уголовного дела при отсутствии его заявления не имеют в связи с отсутствием предметного вида подследственности (ч. 2 ст. 151 УПК).

Компетенция иных органов предварительного следствия по возбуждению уголовного дела частно-публичного обвинения при отсутствии заявления пострадавшего, если он находится в зависимом или беспомощном состоянии, на наш взгляд, нуждается в расширении. Для этого необходимо: а) следователю ОВД, ФСБ, ФСКН предоставить реальное право возбуждения уголовных дел, перечисленных в ч. 3 ст. 20 УПК; б) уголовные дела частно-публичного обвинения перевести из предметного вида подследственности в альтернативный; в) ч. 5 ст. 151 УПК, закрепляющую альтернативный вид подследственности, дополнить преступлениями частно-публичного обвинения.

Уголовное дело частно-публичного обвинения с согласия прокурора вправе возбудить дознаватель при отсутствии заявления пострадавшего, если он находится в беспомощном или зависимом состоянии (ч. 4 ст. 20 УПК). Согласно ч. 3 ст. 150 УПК подследственность дознавателя не содержит перечня преступлений частно-публичного обвинения, что исключает его право возбуждать и расследовать уголовные дела частно-публичного обвинения в форме дознания. Право дознавателя возбуждать уголовные дела частно-публичного обвинения с согласия прокурора, не обеспеченное подследственностью и полномочиями по его расследованию, считаем целесообразным из содержания ч. 4 ст. 20 УПК исключить.

Дознаватель не вправе возбуждать уголовные дела, подследственные органу предварительного следствия, и проводить по ним неотложные следственные действия (ч. 1 ст. 157 УПК). Субъектом производства неотложных следственных действий по уголовным делам частно-публичного обвинения являются ОВД и ФСКН (п. 1 ч. 2 ст. 157 УПК). Иные органы дознания предметной подследственности по уголовным делам частно-публичного обвинения не имеют. При обнаружении преступления частно-публичного обвинения и реальной опасности утраты его следов, право производства неотложных следственных действий, по нашему мнению, необходимо предоставить всем органам дознания независимо от их места в системе органов предварительного расследования. Компетенция иных органов дознания (таможенных органов, федеральной службы судебных приставов и т.д.) по возбуждению уголовных дел частно-публичного обвинения и производству неотложных следственных действий, на наш взгляд, нуждается в расширении.

Полагаем, что высказанные выше предложения по развитию действующего института подследственности позволят упорядочить подследственность органов предварительного расследования по уголовным делам частно-публичного обвинения и повысить правовую эффективность защиты лиц, пострадавших от этих видов преступлений.