Содержание статьи:

Кузнецов Сергей Николаевич

Председатель Московской коллегии адвокатов Международный правозащитный центр «Принципиальная позиция» адвокат Кузнецов Сергей Николаевич, является членом Ассоциации Юристов России (Московское отделение), имеет юридический стаж с 1997 года, образование – высшее юридическое (окончил Высшую Следственную школу милиции МВД РФ по специальности «Правоведение»). Стаж юридической работы с 1997 года. Работал в следственных подразделениях МВД РФ, следователем; начальником юридического отдела в финансовых структурах. Адвокатская практика с 2005 года.

Работа в следственных подразделениях правоохранительных органов, позволившая получить знания в сфере уголовного права и процесса не только в теории, но и на практике, «изнутри» — при осуществлении производства по делу. Данный опыт сложно переоценить, поскольку полученные практические знания в тонкостях уголовного права и процесса позволяют применять их при осуществлении профессиональной защиты по уголовным делам. Имеет регистрационный № 50/4934 Адвокатской Палаты Московской области и оказывает профессиональную юридическую помощь в соответствии с принципами работы коллегии адвокатов.

Все проблемы своих клиентов он рассматривает индивидуально, поэтому нет готовых решений на все случаи жизни. Вы можете на консультации изложить свою проблему, подробно ее обсудить и прийти к оптимальному варианту ее разрешения.

Основными направлениями юридической деятельности адвоката Кузнецова Сергея Николаевича являются:

  • Уголовное право
  • Административное право
  • Наследственное право
  • Жилищное право

Адвокат подал в суд на газету за нарушение его «авторских прав»

Адвокат Сергей Кузнецов обратился в Добрянский районный суд Пермского края с иском к ООО «Пресса-Том» о защите авторских прав и компенсации морального вреда. Юрист считает, что газета не имела права публиковать его «кейсы», потому что они являются его интеллектуальной собственностью. Историю дела рассказывает «Центр защиты прав СМИ».

Кузнецов работает в одной из адвокатских контор города Добрянка, что в Пермском крае. В апреле 2016 года он письменно обратился к редакции местного издания «Зори Плюс» с предложением рассмотреть возможность введения в газете новой рубрики «Адвокатских кейсов» – с целью объективного освещения в СМИ криминальных происшествий и повышения «правового уровня» населения. При этом он указал, что готов вести данную рубрику на безвозмездной основе и готовить эти кейсы к публикации.

Это предложение показалось редакции интересным, и они согласились на такой вид сотрудничества. После чего «Зори Плюс» с его согласия и с указанием его имени в качестве автора опубликовали порядка 20 материалов. За все время сотрудничества адвоката и СМИ ни разу не возникал вопрос об оплате этих материалов.

Однако позиция Кузнецова в какой-то момент изменилась, и он подал на редакцию в суд. Адвокат утверждает, что опубликованные «кейсы» являются объектом его авторского права и подлежат соответствующей защите. При этом в его иске не говорится о том, что он сам обратился в редакцию и договорился о публикации материалов.

Истец рассчитал денежную компенсацию, которая, по его мнению, полагается за «контрафактное распространение экземпляра газеты». Сумма составила внушительные 4,5 млн руб., плюс 100 000 руб. в качестве компенсации морального вреда.

Источник приводит выдержку из искового заявления Сергея Кузнецова:

Адвокатские кейсы – являются произведениями (юридической) литературы (охраняемые ст. 1301 ГК РФ), в т. ч. во внедоговорном (императивном, экстраординарном) порядке!

Из-за материалов истца увеличилось продвижение газеты «Зори Плюс», ее прибыль и др.

Кроме того, авторские материалы, не оплаченные Вами создают у вас налоговую выгоду!

При этом мое положение – неимущее, бедное и т. п.

А положение ответчика крайне обеспеченное.

Предварительное заседание по делу состоится 22 декабря (дело № 2-1588/2017).

Общие новости

Ситуацию вокруг затянувшегося судебного процесса между львовским «Карпатами» и Сергеем Кузнецовым разъяснил адвокат, защищающий интересы футболиста — Дмитрий Коробко.

«ФК Карпаты выплатил стоимость операции и восстановления, а вот долг по зарплате за шесть месяцев остается непогашенным. Кузнецов дважды выигрывал дело в КДК и АК ФФУ, который обязывал ФК Карпаты выплатить долг по зарплате. Но уже после состоявшейся в прошлом году реформы украинских органов футбольного правосудия апелляционный комитет аннулировал предыдущий вердикт. Мы решили не оставлять так дело и обратились в Лозанну. На данный момент все формальности пройдены, и буквально со дня на день должны назначить дату рассмотрения этого дела», — рассказал Коробко.

Там же находится и апелляция Карпат на решение Палаты по разрешению споров ФФУ по делу Артема Федецкого, в соответствии с которым футболисту должны выплатить около миллиона гривен, в том числе штраф за несвоевременную выплату зарплаты.

По мнению адвоката, вполне реальным исходом станет решение, в результате которого Карпаты обяжут выплатить бОльшую часть задолженности по зарплате. «Дело далеко не однозначное, так что предстоит непростой бой, который, возможно, этим решением еще и не закончится», — заключил Коробко.

Напомним, судебная тяжба Кузнецова с ФК Карпаты тянется уже 1,5 года.

Комментарий адвоката Сергея Кузнецова для Вести ФМ «»Развод» богатых: как олигархи прячут имущество от бывших жён»

Миллиардер Владимир Потанин после развода хочет оставить себе часовню и пакет акций «Газпрома». Бывшей жене Наталье он предлагает оставить квартиру в Москве, три земельных участка и загородный дом. Кроме того, супруги могут разделить несколько счетов. Однако его жену Наталью такой подход не устраивает. По её мнению, в поданном бизнесменом иске перечислено далеко не всё имущество. Она вместе с адвокатами намерена его разыскать и поделить. Насколько реально отсудить себе половину имущества после жизни с олигархом? С подробностями — корреспондент радио «Вести ФМ» Марина Костюкевич.

30 лет Потанины были вместе, вырастили троих общих детей и долгое время пополам делили проблемы и успехи. Однако имущество будут делить по-другому. Акции «Газпрома» и часовня — мужу, квартиры, дом и земельные участки — жене. Так решил глава семьи. Его жена уверена: раздел нечестный. В списке делимого она и её защитники не досчитались чуть более 30 процентов акций «Норильского никеля» и курорта «Роза Хутор». Если ими супруг действительно владеет, он должен отдать половину, говорит юрист компании «Альянс / Тесситоре, Кузнецов и Петрова» Марина Петрова.

«Сам срок нахождения в браке не играет роли. Главное, чтобы это имущество было нажито в период брака. Число детей также не играет роли. Имущество делится поровну. Если имущество покупалось на супругов, и один из них это решил куда-то спрятать, то легально это сделать невозможно. Потому что на любую сделку требуется согласие другого супруга. Другое дело, если у человека были денежные средства. Например, он выводил предприятие. Тогда да, тогда возможности широкие».

Спокойно и без взаимных претензий чаще всего разводятся люди, которым нечего делить. Те же супруги, которые обладают активами, при разводе стараются заполучить себе всё причитающееся. И конечно, тот, кто не создавал эти активы, зачастую оказывается в проигрыше, говорит председатель коллегии адвокатов «Жорин и партнёры» Сергей Жорин:

«Классическая история, когда мужчина зарабатывает, женщина занимается хозяйством либо необременительно работает. Конечно же, она не в курсе всех активов своего мужа: где и в каких банках он хранит свои деньги, какими компаниями владеет, на каких долях и на каких правах, какие есть кредиты-займы, и так далее. Хотя мне встречались в практике женщины, которые годами готовились к разводу и приносили целые коробки с документами, которые им удавалось ксерокопировать. Но это происходит крайне редко».

Судя по всему, Наталья Потанина — не из таких женщин. И потому, узнав о намерении своего супруга развестись, она начала искать всё его имущество. По словам её адвоката Филиппа Рябченко, выяснилось, что «все активы компании зарегистрированы в офшорных юрисдикциях». И это здорово осложнит поиск, говорит управляющий партнёр адвокатского бюро «Коблев и партнёры» Руслан Коблев.

«Сам Потанин называет конкретную сумму — 140 миллионов долларов. Чтобы доказать и найти другое имущество, понадобится время, поскольку нужно будет получать решения в зарубежных юрисдикциях. Необходимы решения судов, в том числе, в США и Великобритании назовут конкретных собственников этого имущества. Российский суд имеет право, но не имеет возможности разыскивать это имущество».

В последнее время россияне прочно укрепились на верхних строчках самых дорогих разводов мира. В бракоразводных процессах зачастую фигурируют небывалые суммы. Большинство состояний сделаны в лихие 90 годы. Тогда же заключались и браки, которые к концу 2010 года утратили ресурс прочности. Один из самых громких и скандальных — развод главы «Уралкалия » Дмитрия Рыболовлева с женой после 25 лет совместной жизни. Елена оценила этот срок в 6 миллиардов долларов, Дмитрий не согласился. С помощью сложных схем стал продавать активы, а позже бывшую жену вдруг неожиданно объявили воровкой украшений, подаренных когда-то благоверным.

Глава «Русского стандарта» Рустам Тарико настолько сильно не хотел делиться нажитым с женой Татьяной, что, отобрав у неё детей-двойняшек, отсудил у безработной женщины ещё и алименты. Бесконечно скандальным стал развод генерального директора «Северстали» Алексея Мордашова с женой Еленой. Супруги развелись около 15 лет назад, но женщина до сих пор не согласна с суммой отступных, продолжая подавать иски. Громкие разборки и разоблачения сопровождали и развод Виктора Батурина с Яной Рудковской. Продюсер хотела заполучить 150 миллионов долларов, но в итоге получила права на Дмитрия Билана, бизнес в Сочи стоимостью в 21 миллион и 5 миллионов на обустройство новой семьи с Евгением Плющенко.

Но встречаются и цивилизованные разводы с олигархами. Жена Романа Абрамовича Ирина не стала выставлять бывшего мужа в неприглядном свете, за что получила 300 миллионов долларов, 4 виллы, 2 квартиры и возможность пользоваться яхтами и самолетами бывшего.

Адвокат Борис Кузнецов: «Сергея Скрипаля, как и Кивелиди, отравили российские спецслужбы»

Защитник Владимира Хуцишвили, осужденного в 2007 году за одно из самых громких преступлений 1990-х — убийство банкира Кивелиди и его секретарши, рассказал Зое Световой о подробностях этого дела и о том, как потенциальный убийца смог получить 23 года назад отравляющее химическое вещество, по своему составу идентичное тому самому «Новичку», которым, как утверждает британская полиция, в марте отравили Сергея Скрипаля с дочерью в Лондоне.

Борис Кузнецов уверен, что Кивелиди отравили спецслужбы, а его подзащитный не имел никакого отношения к преступлению.

«Убийство по неосторожности»

— Как все это началось?

— В конце 2006 — начале 2007 года мне позвонил Сергей Приходько. Хорошо помню его предложение: «Как ты смотришь на то, чтобы взять одно дело? Тебе позвонят». И мне позвонил не кто иной, как Алишер Усманов, и предложил взять защиту Владимира Хуцишвили. Какое отношение Приходько, Усманов и Хуцишвили имели к друг другу, я не знаю. Владимир Георгиевич Хуцишвили, кандидат технических наук, окончил Московский горный институт, прекрасный организатор производства, входил в Совет директоров Росбизнесбанка, который возглавлял Иван Кивелиди.

Отравление российского перебежчика Скрипаля в Британии. Реакция западной прессы

В британском городе Солсбери с тяжелым отравлением госпитализированы бывший.

Дело вел следователь Андрей Борисович Супруненко из следственного подразделения прокуратуры города Москвы. Я предъявил ордер на защиту, уголовное дело было не готово к ознакомлению, мы поболтали со следователем, а когда я пришел знакомиться с материалами дела, то с удивлением узнал, что обвинение Хуцишвили переквалифицировали: первоначально он обвинялся в убийстве при отягчающих обстоятельствах по двум пунктам (пункты «д» и «з» статьи 102 УК РСФСР — «убийство двух и более лиц и убийство, способом, опасным для жизни многих людей»). Почти всегда следствие предъявляло обвинение, как говорят «с запасом», а здесь было наоборот, по новому обвинению убийство Кивелиди было без отягчающих обстоятельств, а убийство Исмаиловой (секретарь Кивелиди — З.С.) квалифицировалось как неосторожное убийство. В первый визит к следователю уголовное дело было под грифом «секретно», а уже на следующей встрече следователь сообщил, что все дело рассекретили, включая экспертизы с формулой отравляющего вещества, и сделали его с грифом «для служебного пользования». Я тогда сказал ему: «Откройте закон о гостайне и скажите, где там написано, что бывают «дела для служебного пользования». Кроме того я объяснил, что сам следователь рассекречивать материалы не может, а гриф «секретно» может снять руководитель учреждения, где отравляющее вещество производилось, либо специальная комиссия при правительстве. Тогда Андрей Борисович мне конфиденциально сообщил, что доказательств по Хуцишвили маловато, и если дело попадет в суд присяжных, то оно там развалится. При этом, если дело секретное, то его по первой инстанции также рассматривает городской суд с участием присяжных.

Дилемма была для меня непростой — с одной стороны, мне очень хотелось суда присяжных, а с другой стороны, заявлять ходатайство о том, чтобы обвинение переквалифицировали со статьи, где срок до десяти лет за умышленное убийство, на умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, где подзащитному грозит пожизненное заключение, мне не хотелось. Я решил пока не будоражить эти проблемы, решив, что, вероятно, это неплохие доводы для кассационной инстанции. Адвокат Ольга Возняк все дело сфотографировала, и мы стали его читать. А у меня есть такая манера, что я читаю все дело, а если оказываются протоколы, которые у меня вызывают повышенный интерес, то я иду и знакомлюсь с ними сам. И когда я читаю их в оригинале, возникает очень много любопытных моментов.

— И что вы там вычитали интересного?

Об этом чуть позднее, а сначала общие контуры обвинения. Следствие считало, что у Кивелиди с Хуцишвили сложились неприязненные отношения, у моего подзащитного было чувство зависти, и он решил его убить. Подворачивается некто Артур Таланов, рижский омоновец, которого разыскивает полиция Латвии и Эстонии за разбойное нападение на инкассаторов, он предлагает Хуцишвили боевое отравляющее вещество, сам же Таланов приобрел его, как он утверждает, у профессора Леонида Ринка за пять тысяч долларов США. Но сам Таланов забрать это вещество не может, и он отправляет за ним своего приятеля Юрия Ермоленко, который встречается с Ринком, берет у него ампулу с ядом и передает ее Хуцишвили. Ермоленко Ринка ранее никогда не видел, и что должно было сделать в первую очередь следствие? Допросить Ермоленко, расспросить его не только про обстоятельства встречи с Ринком, но и его приметы: возраст, рост, телосложение, цвет волос, цвет глаз, особые приметы. А дальше Ермоленко должен был опознать Ринка. Но ничего этого не происходит, следователь, не допрашивая Ермоленко о приметах Ринка, не проводя опознания, сводит двух свидетелей на очной ставке для устранения противоречий. Анализ противоречий, а их было огромное количество в показаниях Ермоленко и Ринка, еще тогда привели меня к убеждению, что такой встречи вообще не было. А в дальнейшем Ермоленко отказался от своих показаний и подробно описал, как его заставляли их дать.

Похороны Ивана Кивелиди. Фото: Коммерсантъ

Профессор Ринк продавец ядов

Теперь о самом Ринке. Леонид Ринк, доктор химических наук, возглавлял лабораторию в филиале Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии (агентство по боеприпасам) в г. Шиханы, который раньше назывался институт боеприпасов, где для вооруженных сил готовили всякие составляющие химического оружия.

Но в 1992 году Россия заявила, что все химоружие уничтожено, и здесь неясно, выполнял ли Ринк какой-то государственный заказ или делал этот химический состав боевого отравляющего вещества по собственной инициативе. Во всяком случае, он изобретатель этого боевого отравляющего вещества. По моим данным, он живет в Санкт-Петербурге, но в протоколах его допросов указывается два московских адреса, я полагаю, что во время следствия и суда Ринк находился в Москве на конспиративных квартирах ФСБ.

Еще один любопытный момент. В материалах уголовного дела как бы вскользь проходит информация, что Леонид Ринк продал какое-то количество отравляющего вещества чеченским боевикам. И его за «содействие террористам» приговорили, не поверите, к одному году лишения свободы (условно). Сам Леонид Ринк указывает в протоколе допроса, что его осудили в 1994 году, то есть еще до «продажи» боевого отравляющего вещества Артуру Таланову.

С учетом того, что предприятие, где работал Леонид Ринк — режимное, и службу безопасности возглавлял действующий работник ФСБ, для меня как оперативного работника уголовного розыска в прошлом, стало ясно, что этот компромат есть повод для вербовки Ринка в качестве агента. Следовательно, либо все последующие манипуляции с отравляющим веществом проходили под контролем ФСБ, либо само вещество использовалось для убийства Кивелиди и его секретаря самими работниками ФСБ, через свою агентуру.

Как можно отравиться «Новичком»

— А ваш подзащитный Хуцишвили как попал в это дело?

Хуцишвили в этот день не должен был встречаться с Кивелиди. Они дружили 25 лет, принципиальных разногласий между ними не было. Более того, со смертью Кивелиди Хуцишвили очень много потерял, в том числе в чисто материальном смысле. Его попросил на встречу к Кивелиди поехать драматург Михаил Шатров. Он подтвердил это в суде. На предварительном следствии он говорил иначе, что сам Хуцишвили выразил желание поехать, а на суде объяснил, что, поверив следователю, не прочитал протокол. Но есть другие свидетельские показания, что в то время, как Хуцишвили находился в кабинете Кивелиди, дверь была открыта, а манипуляцию с этим веществом можно производить в маске или в противогазе, в резиновых перчатках. Ничего этого не было.

— Что известно об этом отравляющем веществе?

Это сложное органическое вещество на основе фосфора, имеет нервно-паралитическое действие. Эксперты говорят, как можно им отравиться. Во-первых, если через кожу. Во-вторых, через дыхательные пути. И в-третьих, через пищу.

— Вы говорите, что это вещество в материалах дела не носит название «Новичок». А почему тогда «Новая газета», публикуя материалы из этого дела, говорит об этом веществе как о «Новичке»?

Я полагаю, что название этому яду дали позднее, если это, конечно, тот же яд. Формула вещества, которым пытались отравить бывшего полковника ГРУ Скрипаля и его дочь, мне неизвестна, неизвестны и медицинские симптомы при их отравлении. Я не знаю, насколько они совпадали с теми, которые были у Кивелиди и у Исмаиловой.

— Почему вы уверены, что Хуцишвили не причастен к отравлению Кивелиди?

Хуцишвили — кандидат наук, человек порядочный. Ему смерть Кивелиди была невыгодна. Сам Кивелиди представлял очень большой интерес для ФСБ. Он был не просто банкиром, но еще и депутатом Государственной Думы (орган, оправдывающий сексуальные домогательства — «МБХ медиа»), президентом ассоциации «Круглый стол бизнеса России», председателем партии Свободного труда. Выступал исключительно с либеральных позиций. Об этом подробно написано в книге Юрия Фельштинского и Владимира Прибыловского «Корпорация. Россия и КГБ во времена президента Путина» (Москва, ТЕРРА-Книжный клуб, 2010. — 568 с.

— А почему Ринка не привлекли в качестве сообщника, если он продал этот яд убийце?

Дело в отношении Ринка было прекращено по срокам давности. Кивелиди убили 1 августа 1995 года. Его телохранитель и водитель поехали за ним к двум часам и забрали его в офис. И там он встретился с Хуцишвили и с другими людьми. Потом ему стало плохо, и вызвали две бригады скорой помощи. Врач одной из бригад звонил диспетчеру с этого телефона, выясняя, куда везти Кивелиди. Врач жив. Здоров. Само отравляющее вещество было обнаружено через десять дней. Камеры видеонаблюдения были отключены. Был еще один вход в кабинет Кивелиди — через комнату отдыха. Вопросы с ключами, где эти ключи были, у кого, кто мог пройти через эту комнату отдыха возникали и в ходе следствия, но остались без внимания.

Леонид Ринк. Скриншот с сайта «РИА Новости», автор Андрей Веселов

Телохранитель Тараканов из 9-го управления КГБ

— Когда обнаружили, что это отравляющее вещество, обследовали ли Хуцишвили?

Да. Есть заключение врачей, что никаких признаков отравления у него нет. Тогда они провели экспертизу Хуцишвили путем допроса свидетелей. И свидетели вдруг вспомнили, что у него были расширенные зрачки, что лицо у него было покрасневшее, что речь у него была невнятная, то есть, таких допросов можно наделать сколько угодно. Но факт в том, что его освидетельствовали врачи и не нашли у него следов отравления. Следующий момент чрезвычайно интересный: у Кивелиди был телохранитель Тараканов. В день убийства он в первый раз вышел на работу и на следующий день уволился.

Но самое интересное другое. Тараканов, как он сам указывает в одном из протоколов допроса, служил в 9-ом управлении КГБ СССР, там же служил Андрей Луговой (его считают отправителем Александра Литвиненко — З.С.)

Разработчик «Новичка»: «Если бы я встретился со Скрипалем, я бы принес ему извинения»

Ученый Вил Мирзаянов, создатель химического отравляющего вещества.

— Настоящий детектив. Что все это значит?

Анализ всех этих материалов приводит меня к следующим выводам. Первое: Хуцишвили назначили обвиняемым.

Второе: отравление Кивелиди произошло не в этом месте и не при этих обстоятельствах. Следующий момент. По моему убеждению, с того момента, а это 1994 год, как только Ринка «прихватили» за продажу боевого отравляющего вещества, то само это вещество оказалось в распоряжении ФСБ. Не сомневаюсь, что и Артур Таланов являлся агентом ФСБ. Его в любое время могли выдать Эстонии или Латвии. Он этого боялся, и на этом его вполне могли завербовать.

— Откуда взялся яд, которым отравили Кивелиди?

Я думаю, что поскольку к тому времени уже вступил в действие договор о запрете химического оружия и армия уже не могла его принять на вооружение, то оно поступило в распоряжение спецслужб. Я убежден, что именно спецслужбы, либо сами сотрудники, либо через агентуру, отравили и самого Скрипаля. По публикации в прессе, вещество «Новичок» идентично с тем веществом, которое фигурировало в деле Кивелиди. У меня есть все экспертизы, и 19 марта я их отправил в Скотленд-Ярд через британское посольство в Латвии.

— Так кто всетаки отравил Кивелиди?

Я не «дожил, как адвокат» до конца судебного процесса. Из-за преследования за профессиональную деятельность и реальную возможность оказаться в СИЗО Лефортово я вынужден был покинуть Россию.

— Почему на вас завели дело?

Я думаю, по совокупности разных обстоятельств. До этого был «Курск» (Борис Кузнецов защищал интересы потерпевших родственников моряков — «МБХ Медиа»), еще было «дело Игоря Сутягина», я его защищал и обнаружил подставного присяжного заседателя (бывшего сотрудника Внешней разведки — «МБХ Медиа»), потом «дело Мананы Асламазян», где уши ФСБ торчали. Я думаю, что они очень боялись, что тот же Ринк, тот же Таланов попадут под мой перекрестный допрос во время суда. И выдержать его невозможно.

Что же касается того, кто мог убить. На десятый день после того, как Кивелиди попал в больницу, обнаружили отравляющее вещество. Я не исключаю, что секретаршу Кивелиди убрали как свидетеля убийства. Убийство было совершено 1 августа 1995 года. Хуцишвили держали 30 суток под стражей и отпустили. Он жил в Москве со своей женой, изредка выезжал за границу. Следствие его объявило в международный розыск, но никто его не искал, а задержали его в 2006 году, не в аэропорту по возвращении из-за границы, а в Москве. То есть он не скрывался, а его «искали». Для чего это нужно было? Для того, чтобы подготовить оперативную комбинацию с Ринком, с Талановым, с Ермоленко.

Владимир Хуцишвили. Фото: Юрий Машков / ТАСС

Вопросы к специалисту

Напоминание о Литвиненко: яд как оружие возмездия и способ заставить молчать

Отравление в Великобритании бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля.

— Как могли отравить Кивелиди?

Как угодно. Могли намазать ручку от автомобиля, от входной двери. И еще один момент: есть в Москве Институт органической химии РАН, директор Егоров Михаил Петрович, тогда член-корреспондент (сейчас академик) Российской академии наук. Я подготовил ему ряд вопросов по поводу этого отравляющего вещества, поскольку официальные экспертизы на эти вопросы не давали ответ. Вот вопросы:

  1. Эксперименты производились с синтезированным веществом. Сравнительное исследование исходного и синтезированного вещества производились методами ИК-Фурье спектроскопии и хромато-масс-спектрометрии. Предполагает ли совпадение химических свойств двух веществ, установленное вышеуказанными методами, совпадение также и их физических свойств, в частности — консистенции, вязкости, летучести, скорости высыхания до твердого состояния?
  2. Влияет ли на скорость загустевания вещества и скорость его стекания по поверхности количество вещества, которое было нанесено? Если влияет, то в какой степени?
  3. Если количество нанесенного вещества не установлено, с какой степенью вероятности можно говорить о времени его загустевания, скорости стекания по воспринимающей поверхности?
  4. Изменяются ли химические свойства вещества при его контакте с поверхностью, при высыхании, загустевании?
  5. Как можно оценить научно-исследовательскую корректность вышеприведенных исследований, если не установлено количество нанесенного вещества?

Мы встретились с ним, он посмотрел на вопросы и пообещал в течение недели подготовить заключение. Когда я на своей машине еще только направлялся в институт на встречу с Егоровым, обратил внимание, что меня «пасет наружка». После встречи Егоров «пропал», телефон его не отвечал, а секретарь с ним не соединяла.

Для меня было очевидно, что таким образом ФСБ пыталось лишить возможности поиска дополнительных доказательств невиновности Хуцишвили.

— Хуцишвили признали виновным только на основании того, что он в тот день виделся с Кивелиди?

Да, и потому, что он находился с ним в кабинете все это время. Но я еще раз говорю, что он никогда не имел никакого отношения к химии, и кроме того, у него не было возможности и времени нанести это вещество и самому не получить отравления. Это нереально.

— Суд был секретным?

Процесс был закрытым, хотя уголовное дело не было секретным, и по закону суд должен был проходить в открытом режиме.

— Даже если Хуцишвили не убийца, отравили Кивелиди тем веществом, которое Ринк продал настоящему убийце?

Или убийца просто у него забрал это вещество и сказал: «Вот ты его продаешь чеченцам, получишь за это условный срок, но ты должен нам его передать и сказать, что ты продал его Хуцишвили через Таланова». Сам Таланов говорит, что он ничего не видел, только заплатил пять тысяч долларов. Где эти деньги?

— А вы считаете, что на самом деле Ринк передал это отравляющее вещество потенциальному преступнику? Но кому?

Мог бы тому же Тараканову, охраннику.

— По сути это ФСБ, заинтересованное в убийстве Кивелиди? А что сказал на допросе Тараканов?

Он в первый день заступил на службу, приехал в 13 часов за Кивелиди, привез его в офис, а потом сопровождал его в больницу.

— Почему погибла секретарша, если она разговаривала по этому телефону на второй день после отравления Кивелиди, а врач скорой помощи остался жив?

Мне странно. Я не специалист, но мне кажется, что это вещество не очень стойкое, то есть его действие со временем ослабевает, потому что это фосфоро-органические соединения.

А с врачом «скорой помощи» я не успел встретиться. Но в материалах дела ничего нет о том, что он погиб. Удивительно, что все в комнате осматривали несколько раз с первого дня, а отравляющее вещество на телефонной трубке обнаружили только на десятый день! И все сотрудники, которые осматривали кабинет, живы. У меня глубокое убеждение, что на трубку накапали позднее, чтобы обнаружить яд именно на трубке «под Хуцишвили».

— Cui prodest? Есть еще какиенибудь версии, кому было выгодно убить Кивелиди?

Тогда не было, а сейчас появились. Еще в момент начала процесса я интересовался, кто заполучил банк после смерти Кивелиди. Но тогда я не смог найти концов. После смерти Кивелиди банк стал чеченским, правление возглавила Лейла Хаджиева.

В какой-то период правлением банка руководила Анна Игоревна Басюк — супруга Константина Басюка, заместителя чеченского предпринимателя Мусы Бажаева (погиб в авиационной катастрофе вместе с Артемом Боровиком — «МБХ Медиа») в группе «Альянс». Басюк до 1998 года служил в органах КГБ-ФСБ, занимался вопросами борьбы с терроризмом, организованной преступностью, обеспечением государственной безопасности в экономической и кредитно-финансовой сферах, а также топливно-энергетическом комплексе РФ, выполнял специальные задачи в Кавказе.

Из того, что сегодня я нахожу в интернете, с 2012 года Росбизнесбанк неоднократно привлекали к ответственности и штрафовали за нарушение законодательства об отмывании криминальных денег и финансирование терроризма. В апреле 2015 года по аналогичным эпизодам привлекалась Лейла Хаджиева, в ее друзьях в фейсбуке числится Людмила Лепко, которая обвинялась в создании организованной преступной группы и похищении капитала «Рента-банка». В период нахождения под следствием она устроилась заместителем к Лейле Хаджиевой. В общем, копать — не перекопать.

— Могли ли пытаться отравить Скрипаля и его дочь тем же веществом, которым были убиты Иван Кивелиди и его секретарь, и кто это мог сделать?

Если это то же самое отравляющее вещество, то у меня нет сомнений, что Скрипаля пытались отравить с участием российских спецслужб, так как они с 1994 года об этом веществе, которое синтезировал Леонид Ринк, были осведомлены. Мотивом убийства Скрипаля была месть, кроме того бывший полковник ГРУ продолжал сотрудничать с английскими спецслужбами. Вторая цель — запугать и тех, кто проживает в России, и тех, кто вывез доллары за рубеж. Без ведома или прямого указания Путина это произойти не могло. Убийства за рубежом имеют большие внешнеполитические последствия, в чем мы убеждаемся.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Адвоката расстреляли недалеко от Мособлсуда

Лента новостей

Все новости »

В Подмосковье убит адвокат Сергей Кузнецов. Его расстреляли на подземной парковке магазина «Леруа Мерлен» на 65-м километре МКАД, всего в нескольких сотнях метров от Московского областного суда

Сотрудники следственных органов работают на месте убийства адвоката Сергея Кузнецова на парковке в торговом центре «Леруа Мерлен». Фото: РИА Новости

Тело 50-летнего адвоката Сергея Кузнецова с множественными огнестрельными ранениями было найдено посетителями магазина «Леруа Мерлен» (65-м км МКАД) примерно в 13:30 мск на подземной парковке торгового комплекса в автомобиле Range Rover.

Как рассказали BFM.ru в Главном следственном управлении СКР по Московской области, в ходе осмотра места происшествия при погибшем нашли удостоверение на имя адвоката Московской коллегии адвокатов.

По данным источников РИА «Новости» в правоохранительных органах, Сергей Иосифович Кузнецов числится в конторе №23 «Бутырская» Московской городской коллегии адвокатов. Там BFM.ru подтвердили, что адвокат Кузнецов действительно работает у них, однако отметили, что к ним «следователи не приходили и ничего не говорили», поэтому подтвердить или опровергнуть информацию о гибели коллеги не могут .

По данным информационно-аналитической системы «Росправосудие», адвокат Сергей Кузнецов специализировался на ведении уголовных и арбитражных дел по таким статьям, как «кража», «угроза убийством», «подделка, изготовление или сбыт поддельных документов», «побои», «нарушение авторских и смежных прав», занимался делами об оспаривании ненормативных правовых актов таможенных органов и действий (бездействия) должностных лиц.

По факту его убийства правоохранительные органы возбудили уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 и ст. 222 УК РФ (убийство и незаконное хранение огнестрельного оружия).

Поскольку на парковке, где было совершено преступление, установлены видеокамеры, сыщики уже запросили у руководства торгового центра записи с них. Не исключается, что камеры могли зафиксировать момент убийства. По некоторым данным, усилия сыщиков уже дали плоды — следователям удалось выяснить, что преступник скрылся на автомобиле Ford.

Стоит отметить, что торговый комплекс «Леруа Мерлен» расположен всего в нескольких сотнях метрах от Московского областного суда. Оперативники выясняют, приехал ли адвокат в магазин или же прибыл в этот район по работе и просто воспользовался подземной парковкой.

Представители адвокатского сообщества считают, что убийство юриста, скорее всего, связано с профессиональной деятельностью защитника. «Уверен, что эта версия при расследовании данного уголовного дела станет одной из приоритетных», — сказал BFM.ru адвокат коллегии адвокатов «Мирзоян и Сордия» Александр Чернов.

Он отметил, участие адвоката как в уголовном, так и в гражданском деле «вне зависимости от того, как оно заканчивается, всегда приводит к тому, что одна из сторон бывает недовольна». «Угрозы в адрес адвокатов поступают очень часто, тогда как меры государственной защиты к адвокатам применяются крайне редко», — сказал он.

С ним согласен управляющий партнер адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Руслан Коблев. Он заметил, что профессия адвоката уже давно отнесена к «группе риска». «Особенно это касается тех коллег, которые занимаются уголовной практикой, — сказал защитник. — Поэтому я считаю, что такие преступления, точно также как и преступления против журналистов, должны быть тщательно и всесторонне расследованы».

Коблев также не исключает, что причиной смерти адвоката могли стать «взаимоотношения с клиентом», хотя признался, что ему в это трудно поверить. «Нередко при расследовании таких дел выясняется, что адвокат взял на себя некие коррупционные обязательства и не выполнил их», — добавил он.

Преступление и наказание

Стоит отметить, что убийства адвокатов, и правда, не редкость.

Так, 9 октября 2003 года в Новосибирске был застрелен адвокат Александр Прозоров, защищавший олимпийского чемпиона Александра Тихонова в деле о покушении на губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. Следствие связывало убийство с профессиональной деятельностью погибшего. Убийцы защитника до сих пор не найдены.

А 18 июля 2005 года в Домодедовском районе Подмосковья была убита адвокат Московской областной коллегии Елена Яцык. Следствие установило, что с ней расправился следователь УВД Юго-Восточного административного округа Москвы Сергей Пронин. За 10 тысяч долларов он обещал защитнице переквалифицировать действия ее клиента на менее тяжкую статью, но слово не сдержал, а деньги возвращать не захотел. 27 декабря 2007 года Пронин был приговорен Мособлсудом к 15 годам лишения свободы.

12 октября 2005 года в больнице умер адвокат Московской городской коллегии адвокатов Дмитрий Штейнберг, представлявший интересы компании «Интеко» Елены Батуриной и Юрия Лужкова в судах. Двумя днями ранее на него было совершено нападение в подъезде дома на Миусской площади в Москве. Убийц до сих пор не нашли. Штейнберг получил известность благодаря тому, что в 1994 году добился вынесения оправдательного приговора по делу ГКЧП в отношении генерала Варенникова.

19 января 2009 года неподалеку от здания Независимого пресс-центра на улице Пречистенка застрелили московского адвоката Станислава Маркелова, защищавшего антифашистов. Вместе с ним погибла и внештатный корреспондент «Новой газеты» Анастасия Бабурова. 6 мая 2011 года за совершение этого преступления Мосгорсуд приговорил националиста Никиту Тихонова к пожизненному сроку. Его подельница и гражданская жена Евгения Хасис получила 18 лет колонии.