Докладчики

Цыганков Андрей

Окончил юридический факультет Киевского государственного университета им. Т.Г.Шевченко. Работал юристом в различных компаниях. С 1996 года занимается индивидуальной адвокатской деятельностью. Специализируется на криминальном, семейном, наследственном праве, решении корпоративных конфликтов и др. Имеет в своем активе немало громких и неоднозначных дел. В разное время представлял интересы первого заместителя мэра Днепра Дмитрия Погребова, мэра Харькова Геннадия Кернеса. Широкую известность в Украине и за ее пределами получил благодаря защите фигуранта так называемого «газового дела» опального экс-нардепа Александра Онищенко. Член Совета адвокатов города Киева. Председатель Комитета по вопросам адвокатской этики при Национальной ассоциации адвокатов Украины.

Андрей Цыганков: «… по моему глубокому убеждению, каждый адвокат Украины должен сформировать свою позицию и мнение в отношении происходящего давления и ограничения адвокатов в свободе реализации своей профессиональной деятельности в рамках гарантий, предоставленных законом и государством».

Адвокат Онищенко Цыганков заявил, что СМС в его телефоне «неправдивы»

Дело беглого депутата Александра Онищенко, которого СБУ 1 декабря обвинила с связях со спецслужбами РФ в рамках «газового дела», получило неожиданное продолжение. Сегодня публично высказался адвокат Онищенко Андрей Цыганков.

В интервью «Украинской правде» он, в частности, заявил, что обнародованные Службой безопасности сканы его переписки с неким Д. по «газовому делу», которые и являются доказательством вины его подзащитного, неправдивы.

«Изъятие телефона у меня как у адвоката в этом деле, нарушает адвокатскую тайну. Я разочарован изъятием телефона у меня, и тем, что суд посчитал, что сотрудники СБУ обоснованно забрали у меня телефон. Мое заявление о неправомерных действиях сотрудников СБУ оставлено прокуратурой без внимания. Насколько можно ограничивать адвокатскую тайну интересами нацбезопасности? Я считаю, что нельзя», — заявил Цыганков.

В отношении переписки, Онищенко утверждает, что она неправдива и не имеет отношения к делу. Он является подозреваемым в рамках уголовного дела. Договор на предоставление мной правовой помощи в этом деле не расторгнут.

Фото СБ Украины/Twitter

Фото СБ Украины/Twitter

Фото СБ Украины Twitter

Фото СБ Украины/Twitter

Он также добавил, что решение вскрыть переписку для общества, фактически разгласить тайну следствия, – это решение следователя. «Надеюсь, на это получено соответствующее процессуальное решение. Я не отрицаю и не могу подтвердить», — сказал Цыганков.

По словам Цыганкова, после того как СБУ забрало телефон, его общение с Онищенко стало несколько напряженным.

Кстати, именно информация, обнародованная СБУ на брифинге 1 декабря, заставила Онищенко сделать ответное громкое заявление о том, что он передал спецслужбам США весь компромат на Порошенко. Также опальный бизнесмен заявил, что его нынешнего адвоката Цыганкова ему навязал «смотрящий от президента» за судами и прокуратурой Александр Грановский.

Цыганков прокомментировал и этот пассажи Онищенко: «Эти слова о Грановском не соответствуют действительности. Я знаком с Грановским, как и все участники юридического бизнеса».

Также он рассказал, что встречался с Онищенко не только в Москве, но и в других странах, хотя Онищенко отрицал свои поездки в Россию. При этом, в Москве Онищенко сопровождала вооруженная охрана, что показалось адвокату странным.

Ранее «Страна» сообщала, что посольство США высказалось по поводу компромата Онищенко. Следует также помнить, что вся эта информация пошла от одного определенного человека, и как говорят в Америке «consider the source» (смотрите, кто говорит)», — заявили в посольстве.

Андрей Цыганков: Адвокату нет необходимости использовать мат в соцсетях

— Что было причиной Вашего обращения в Совет адвокатов Украины касаемо нарушений адвокатами в соцсетях Правил адвокатской этики?

— Вопрос о соблюдении Правил адвокатской этики как единых стандартов поведения адвокатов мною поднимался давно. На данном этапе, когда происходит построение новой модели адвокатской деятельности, этот вопрос достаточно актуален. Поводом для обращения стал частный случай, когда в Сети я увидел, как именитый адвокат унижал молодого коллегу словами «адвокатишка» и нецензурной бранью. Все мы знаем, как тяжело входить в профессию молодым адвокатам, тем более, когда их публично унижают, дестабилизируют их деятельность. Поэтому возникла необходимость обратиться к Правилам этики. В процессе их изучения я пришел к мысли о необходимости обратить на это внимание коллег, чтобы исключить практику оскорблений адвокатами друг друга в Интернете. Я обратился в САУ, поскольку именно он трактует Правила адвокатской этики. В связи с этим возникла активная дискуссия в соцсетях. Но я, в рамках тех же Правил адвокатской этики, не планировал называть конкретные фамилии нарушителей. В этом нет необходимости, потому что само обращение уже определенным образом дисциплинирует этих людей — и в общении со мной, и в общении в Сети они уже практически не используют матерных выражений.

— Ваша позиция касается только взаимных оскорблений адвокатов или вообще употребления ими неподобающих слов?

Изначально моей целью было призвать адвокатов общаться друг с другом, не нарушая Правил адвокатской этики. Если мы создаем новую адвокатуру, стараемся переоценить то, что было, то адвокат должен показать, что он может изменить себя, может контролировать себя в отношении проявления своих не самых лучших качеств. И начать с культуры речи — не так сложно, отказаться от употребления мата — вполне естественно. Тем более, для адвоката. Я считаю, что нет природной необходимости адвокату использовать мат и в соцсетях, и в общении с коллегами, и вообще. Более того, сквернословие — это грех. И люди, которые проходят причастие, покаяние, говорят об этом. Духовник всегда советует начать с себя, а наиболее просто начать с этого греха. Мне казалось, что моя инициатива получит поддержку адвокатов.

«. И в общении со мной, и в общении в Сети они уже практически не используют матерных выражений»

— И коллеги по САУ поддержали Вас. Только вот в Интернете обсуждение было критичным.

— Вопрос, который я поднял, адвокатское сообщество сделало чуть ли не важнейшим вопросом современности. Активность обсуждения этой темы побила все рекорды. Но дискуссии уже велись без мата! Да, мне придумывали прозвища, иронизировали, но общение было более-менее толерантно, многие адвокаты проявили разумный цинизм и чувство юмора. Были претензии, что я и сам не являюсь образцом моральности. Я и не утверждаю этого, но я открыто к этому стремлюсь, стараюсь соблюдать Правила, и претензий касаемо их несоблюдения ко мне не было. На сегодня Сеть превратилась в территорию выброса яда, желчи, постоянной критики, отсутствия конструктива… Конечно же, от того, что адвокаты сбрасывают негатив в Интернет, может быть легче их семьям, клиентам, судьям и следователям. Да, я каждый раз открывал Фейсбук вечером, заходил в эту грязь и объяснял свою позицию, доказывал правоту. Обсуждались вопросы использования мата, причем в его использовании лидировали женщины-адвокаты. Женщины, возможно, не понимают, что значит послать мужчину, как говорится, в определенном направлении. Хотя даже она вместо бранного слова поставила троеточие — видимо, ей неприятно было такое писать, и она понимает, что обращает это против себя. Завсегдатаи Сети решили не обращаться в САУ с официальными заявлениями и аргументацией, а просто унизить меня, оскорбить и посылать до тех пор, пока я не отзову свое обращение. Но я не собирался отказываться от своей позиции. Адвокат априори не имеет права сквернословить, тем более — публично.

Как раз касательно прав есть мнение, что запрет нецензурщины в соцсети — это ограничение права на свободу слова.

— В данном случае свобода слова ограничена действующим законодательством. Ведь мы говорим не о свободе критических выражений, а о свободе слов, которые создают проблему с общественной моралью, честью и достоинством человека. Например, вы садитесь в ресторане пообедать со своей семьей, а рядом оказывается группа матерящихся людей. Никто же вам не мешает подозвать администрацию и вызвать милицию?

«. Я каждый раз открывал Фейсбук вечером, заходил в эту грязь и объяснял свою позицию»

— Вы считаете, что соцсети также можно трактовать как публичное место и использовать против интернет-матерщинников КоАП?

— Можно и нужно трактовать как публичное место. В принципе, можно говорить о злостном нарушении закона. Можно говорить, что это чистое хулиганство и неуважение к устоям общества.

Возможности трактовки запрета на свободу неких высказываний велики, поэтому часто сопряжены с умышленной необъективностью. Есть ли возможности, используя данное решение САУ, наказывать неугодных адвокатов?

— Мне говорят о том, что якобы я открыл некий «ящик Пандорры», что на сегодняшний день даст возможность любого адвоката привлечь к ответственности. Действительно, в случае несоблюдения Правил адвокатской этики любого адвоката можно привлечь к дисциплинарной ответственности, они для этого и созданы. Но ведь данные Правила утверждены единогласно на Учредительном съезде адвокатов Украины. Уважаемые господа, если мы проголосовали за документ, не имея к нему претензий и не желая его изменить, то мы не можем говорить о том, что он нам не нравится, и поэтому мы выполнять его не будем.

— Создан ли уже Комитет по этике САУ?

— На заседании САУ этот вопрос был проголосован, мне предложили Комитет возглавить, я дал согласие, подготовил проект Положения о Комитете и направил в САУ. На сегодня моя позиция такова, что в рамках или не в рамках этого Комитета — все равно я планирую данными вопросами заниматься. Комитет по этике необходим, своевременен и принципиален. Его задача — превратить Правила адвокатской этики в Библию профессионального общения. Комитет будет помогать общению между адвокатами, правоохранительными органами, гражданами.

В Комитет смогут обращаться и адвокаты, и граждане?

— Любой гражданин может обратиться в региональный орган адвокатского самоуправления. При каждом региональном органе самоуправления создавать комитеты по этике, скорее, нет смысла. Нужно отработать стратегию обращения, изучить тактику, наиболее злободневные проблемы и подготовить Правила адвокатской этики, которые станут Кодексом чести адвокатов. Комитет не должен подменять работу местных органов, а должен им помочь, издать рекомендации, провести обобщения, внедрить Правила, сделать так, чтобы они заработали. Ну, а при несогласии с решением местного органа самоуправления есть возможность обратиться в вышестоящий.

Задача Комитета по этике — превратить Правила адвокатской этики в Библию профессионального общения

Как Вы считаете, будет ли популярной практика привлечения адвокатов к ответственности за нецензурные выражения в соцсетях?

— Если Вы о ставшем ныне весьма актуальным вопросе, может ли адвокат обращаться с жалобами на других адвокатов — да, и это моя давняя позиция (правда, в соцсетях этот вопрос почему-то обсуждается в несколько иной плоскости, а именно: должен или не должен адвокат доносить на коллег?) Да, я обращался в дисциплинарные комиссии с жалобами на своих коллег, когда иное общение (то есть, непосредственное устное) не давало нужного результата — как минимум, с целью добиться от адвоката извинений перед клиентом, которому действиями такого адвоката нанесен вред. Я придерживаюсь позиции Федора Плевако, который считал, что указать коллеге на ошибки — не просто право, а обязанность адвоката. Мы обязаны сами чистить свои конюшни. Потому что на сегодняшний день адвокатура Украины сильная, талантливая, достаточно независимая, и повлиять на этическую сторону поведения адвоката не могут ни клиенты, ни следователи, ни прокуроры и судьи. Адвокаты умеют защищаться — среди тех жалоб, что подаются на адвокатов, малый процент удовлетворяется. Но это не повод почивать на лаврах. Я поговорил с именитыми коллегами (не буду называть имена), и на сегодняшний день позицию обжалования позиции адвоката (если адвокат не реагирует на замечания коллеги) поддерживают многие. Ко мне также обращались и не адвокаты по поводу того, что они оскорблены в Сети адвокатами. Но часто это просто разговоры, и когда я предлагаю официально обратиться в соответствующие органы, почему-то люди пугаются. Все считают, что за них должен кто-то сделать всю трудоемкую работу. Вот в чем проблема. И все же я думаю, что в Комитет будут обращаться.

— Вы планировали отправить в дисциплинарную палату КДК жалобы относительно конкретных лиц с указанием конкретных обстоятельств. Будете ли это делать?

— Да, я задекларировал такое намерение. Но ведь адвокат не всегда прямолинеен, как лобовая атака. Может быть, без этой фразы мои коллеги бы не остановились. Если бы этот список и был написан, в нем было бы от силы 5 человек. Но до момента получения разъяснения САУ — до 01.06.2013 — я не имел морального права предъявлять претензии.

«Адвокат, как и врач, — это круглосуточный статус»

— Высказывалось мнение, что при общении в соцсетях на адвокатов не распространяются нормы касаемо профессиональной деятельности.

— Адвокат, как и врач, — это круглосуточный статус. Например, все мои коллеги, когда их останавливают сотрудники ГАИ, показывают также и корочку адвоката. При любых предъявлениях претензий везде все представляются адвокатом. То есть, правами адвоката мы хотим пользоваться круглосуточно, а обязанности (соблюдать Правила этики, Закон) хотим иметь избирательно? Мы хотим подойти к Фейсбуку, «выключив» статус адвоката, хотя, при этом указываем в разделе о личной информации, что мы адвокаты, члены определенных уважаемый ассоциаций.

— Как возможно будет доказать, что аккаунт, от имени которого нецензурно бранился адвокат, именно его?

— Если бы адвокат вел дело об убийстве, и ему необходимо было бы доказать, что в Фейсбуке с такого-то адреса писал потенциальный убийца, а не его клиент, — он бы нашел методы это доказать. Так почему, когда подрываются основы адвокатской этики и уважения общества к адвокатам, мы не можем найти систему определения? Существуют разные методы. Сейчас я не готов ответить, как именно это будет происходить. Иначе нашим матерщинникам придется отрицать, что это их странички, — в таком случае есть возможность блокировки таких страниц администратором самой соцсети. Вопрос не в том, чтобы наказать кого-то, а в том, чтобы искоренить нарушения и сделать Правила адвокатской этики близкими к адвокату.

— Адвокатов, которые общаются в соцсетях, интересует — будет ли утвержден перечень слов, которые считаются матом?

— На исповеди вы не просите у духовника сделать приложение к Библии — некий список бранных слов. Для настоящего адвоката Правила адвокатской этики должны также иметь моральную силу профессиональной Библии. Человек, который неизвращенно относится к правилам этики, никогда не будет просить дополнить списком бранных слов закон, который определяет его «я», определяет его как элиту. При рассмотрении конкретного дела будет приниматься взвешенное решение о том, матерное это слово или нет. И готовить такой список людям разумным — значит унижаться, а просьба от этом — неуважение к профессиональной Библии адвоката.

— Не боитесь ли Вы заслужить негативный имидж «морализатора» среди коллег?

— Что такое мат и филигранное его проявление — я знаю намного лучше других адвокатов. И если бы мы специализировались в этой отрасли, я занял бы лидирующие позиции. Потому что я отслужил в Советской Армии в стройбате, а в СССР было два места — стройбат и морфлот — где употребление нецензурных слов доходило до уровня искусства. На самом деле, в Сети используют мат единицы, минимальный процент адвокатов. А мнение из-за этих черноротых лидеров складывается в отношении всей адвокатуры! Кстати, оказалось человек 15, которые мне лично написали и поддержали, но не захотели представить такую свою позицию публично в Сети. Никто не хочет быть замаран. А я прошел через это, и очень неприятно, когда люди, с которыми мы входили в одни органы самоуправления, пишут: «Я не протяну тебе руку, ты изгой». Адвокат, конфликтующий с системой, должен понимать, что украинская культура разрешения вопросов будет состоять в том, что к нему будут предъявлены претензии. Но если он считает свою принципиальную позицию выше возможности просуществовать спокойно, как «человек в футляре», он должен ее доказывать.

Беседовала Юлия Шешуряк, журналист сайта ЮРЛИГА.

Все новости с тегом: Цыганков Андрей

Адвокат, представляющий интересы бывшего заммэра Днепра Погребова и нардепа-беглеца Онищенко, арестован за шпионаж в пользу РФ.

Сотрудники Службы безопасности Украины задержали адвоката беглого народного депутата Александра Онищенко Андрея Цыганкова, взяв того в плотное кольцо в аэропорту Борисполь.

Адвокат беглого народного депутата Александра Онищенко Андрей Цыганков добровольно обратился в СБУ, сказала спикер ведомства.

Адвоката нескольких фигурантов так называемого «дела Онищенко» Андрея Цыганкова задержали сотрудники Службы безопасности Украины.

Адвокат пяти фигурантов «дела Онищенко» Андрей Цыганков в рамках применения к ним обеспечительной меры заподозрил одного из детективов Национального антикоррупционного бюро Украины Александра Клименко в связях с так называемой «ЛНР».

В Киеве на пересечении Оболонской и Межигорской улиц автомобиль адвоката Андрея Цыганкова попал в ДТП.

В ходе досудебного расследования деятельности созданной народным депутатом А.Онищенко преступной организации детективами НАБУ установлена преступная группа, действовавшая под прикрытием лиц, которые имеют свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью.

Адвокат Онищенко: Я улетел, чтобы не дать повод держать меня под стражей

Адвокат народного депутата Александра Онищенко Андрей Цыганков заявил, что сегодня утром срочно улетел в Европу — в немецкий Франкфурт.

Об этом он сообщил в комментарии корреспонденту NewsOne.

«Я нахожусь в Европе. Я только что приземлился и вынужден был улететь именно в Европу. Вылетал в первый попавшийся рейс. Я нахожусь во Франкфурте», — сказал адвокат.

Он отметил, что не знает насколько долго там задержится.

«Я не принимал решения на сколько, но в любом случае надолго здесь останется мой компьютер, телефон и досье, которое было собрано», — добавил он.

По словам Цыганкова, на компьютере находятся все документы, в том числе те, которые считаются адвокатской тайной.

«Я не хочу давать повод, чтобы меня держали под стражей. И в данном случае я как адвокат обязан сохранить адвокатскую тайну, которую мне доверили», — резюмировал он.

Напомним, НАБУ подозревает нардепа Александра Онищенко в создании преступной группировки с целью хищения госсредств.

Адвокаты хотели, чтобы суд закрыл глаза на распечатку звонков Кернеса

Об этом корреспонденту Укринформа рассказали в суде.

На заседании присутствует сам Кернес и оба его охранника. Также прибыл один из потерпевших по делу — Сергей Ряполов. Второго потерпевшего Александра Кутянина в зале нет. Прибыли и представители ОБСЕ.

Как только прокурор Александр Ганилов начал оглашать содержание материалов 8 тома, адвокаты заявили, что часть документов не может служить доказательством в суде.

В частности, прокурор зачитал распечатку звонков мэра города в день покушения на Кутянина и Ряполова, с указанием времени и продолжительности разговоров, как входящих так и исходящих. В ответ адвокат Лилия Изовитова подала ходатайство, что эта информация получена в нарушение законодательства и потому является недопустимым доказательством. Ходатайство не принято, тем более что прокурор сослался на то, что информацию о звонках предоставили в компании оператора мобильной сети.

Адвокат Андрей Цыганков также заявил, что часть материалов 8 тома прокуратура умышленно создала как доказательства за границами уголовного производства, что незаконно.

Защита подала ходатайства о незаконности ряда доказательств в письменном виде.

В суде объявлен перерыв до 12 марта.

Как сообщал ранее Укринформ, 29 января Киевский райсуд Полтавы пять часов рассматривал материалы 6 и 7 томов. Суд удовлетворил ходатайство защиты о признании некоторых доказательств обвинения недействительными.

26 марта 2015 года Генпрокуратура передала в суд обвинительный акт в уголовном производстве в отношении Кернеса и двух его охранников, обвиняемых в похищении, пытках и угрозе убийством двух активистов харьковского Евромайдана зимой 2014 года.

Сам Кернес неоднократно заявлял, что не совершал инкриминируемых ему преступлений и называет это дело «политически мотивированным» со стороны его давнего оппонента, а ныне министра внутренних дел Украины Арсена Авакова.

Типичные ответы свидетелей на вопросы гособвинения о событиях в Харькове 25 января 2014 года: «Давно это было, ничего не помню». Допрошена треть из более 70-ти свидетелей обвинения.

Кернесу и его охранникам грозит до 15 лет тюрьмы.