Статья 160. Предупреждение свидетеля об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний

Ст. 160 КАС РФ

1. Перед допросом свидетеля его личность устанавливает председательствующий в судебном заседании либо суд или учреждение, обеспечивающее участие свидетеля в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи. Председательствующий в судебном заседании разъясняет ему права и обязанности, предусмотренные статьей 51 настоящего Кодекса, предупреждает об ответственности, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации, за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. У свидетеля берется подписка о том, что ему разъяснены его обязанности и ответственность. Подписка приобщается к протоколу судебного заседания.

2. Свидетелю, не достигшему возраста шестнадцати лет, председательствующий в судебном заседании разъясняет обязанность правдиво изложить все известные ему сведения относительно данного административного дела. Такой свидетель не предупреждается об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Комментарий к Статье 160 Кодекса административного судопроизводства РФ

1. Установление личности свидетеля представляет собой выяснение фамилии, имени, отчества, года рождения, места работы и жительства .
———————————
По аналогии с толкованием гражданских процессуальных норм. См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 года N 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 10.

2. В силу ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Положения указанной статьи Конституции РФ должны быть разъяснены лицу, вызванному в суд в качестве свидетеля по административному делу, если оно является супругом либо близким родственником административного истца, административного ответчика, других участвующих в деле лиц .
———————————
По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1997. С. 535.

3. Предупреждать об уголовной ответственности перед допросом председательствующий обязан даже тех лиц, которые и без этого, бесспорно, дадут правдивые показания, а также тех, кто по роду своей деятельности или в связи с наличием юридического образования знает о такого рода ответственности.

4. См. комментарий к ст. ст. 51, 69 КАС РФ.

Подписка для свидетелей

Одно из наиболее сложных для реализации напрактике положение ч. 5ст. 278 УПК РФ (далее – Кодекс), согласно которому, при необходимостиобеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников иблизких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправепровести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение. Это положениеуголовно — процессуального закона дает возможность государственному обвинителюиспользовать в доказывании информацию, которой обладают опасающиеся за свою безопасность свидетели.

Допрос свидетеля в порядке, предусмотренном Кодексом, проводится по решению суда после удовлетворения соответствующего ходатайства, заявленного сторонами, либо по инициативе суда. О допросе свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение, суд выносит определение или постановление.

Постановление(определение) о допросе свидетеля с применением к нему мер безопасности недолжно оглашаться в части, содержащей сведения о защищаемом лице, поскольку изих содержания заинтересованные лица смогут установить личность анонимногосвидетеля.

Опечатанный конверт, содержащий подлинные данные о личности защищаемого свидетеля, вскрываетсятолько судом в судебном заседании непосредственно перед допросом свидетелялично судьей для установления личности свидетеля, данные последнего при этом неразглашаются. После чего конверт вновь опечатывается судьей и хранится вусловиях, исключающих доступ к нему посторонних лиц.

Подписка об уголовнойответственности за заведомо ложные показания или отказ от дачи показаний отбирается судьей, а не секретарем судебногозаседания.

Перед началом допроса суд устанавливает личность свидетеля, не раскрывая при этом его истинные данные. Для этого председательствующим всудебном заседании вскрывается конверт с подлинными данными о личностисвидетеля. Защищаемое лицо при явке в судебное заседание в обязательном порядкедолжно иметь при себе документы, удостоверяющие его личность. Факт установленияличности свидетеля, без раскрытия его подлинных данных, подлежит отражению впротоколе судебного заседания.

Требования Кодекса не содержат в себе запрета на возможностьнепосредственного общения судьи с защищаемым лицом. Кроме того, учитываяположение Кодекса неустановление личности свидетеля является нарушениемуголовно — процессуального законодательства. При этом суд, удовлетворив ходатайствоо допросе свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение, долженвскрыть конверт с подлинными данными о его личности без их оглашения. Затемобъявляется перерыв для установления подлинных данных о личности свидетеля. Судустанавливает личность анонимного свидетеля без участия сторон, о чемуказывается в протоколе.

После установленияподлинных данных о личности свидетелясуд возобновляет разбирательство с участием сторон. Затем устанавливаетличность анонимного свидетеля в присутствии сторон. Засекреченный свидетельпредоставляет суду информацию о своей личности, идентичную указанной впротоколе его допроса под псевдонимом, в качестве данных о личностидопрашиваемого.

После установленияличности анонимного свидетеля суд разъясняет ему права, обязанности иответственность, предусмотренные ст. 56 УПК РФ. Анонимный свидетель такжепредупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, о чем он должен дать подписку. После завершения всех процессуальных действий сучастием анонимного свидетеля подписка помещается судьей в конверт, которыйопечатывается.

Приступая к непосредственному допросу свидетеля, судпредоставляет право первым задать вопросы стороне, по чьей инициативе былвызван указанный свидетель. При этом вопросы о личности свидетеля, а также иныевопросы, ответы на которые могут раскрыть данные о нем, свидетелю не задаются, а при постановке таковых снимаются судом. У свидетеля лишь выясняется, знакомли он с подсудимыми и не испытывает ли к ним неприязненного отношения.

Таким образом, в ходедопроса засекреченного свидетеля очень важно соблюсти баланс: получитьдостоверные сведения по делу и не допустить раскрытие данного лица.

Верховный суд разъяснил, как оценивать показания не явившихся в суд свидетелей

Верховный суд (ВС) России разъяснил, как оценивать показания свидетелей и потерпевших, не явившихся в суд. «Судам следует иметь в виду, что судебное следствие по делу, рассматриваемому в общем порядке, предполагает непосредственное исследование в судебном заседании доказательств, представленных сторонами, путем заслушивания в ходе допроса показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта, специалиста»,— приводит ТАСС выдержку из соответствующего документа, разработанного пленумом ВС.

Суд отмечает, что оглашение показаний в суде в случае неявки потерпевшего или свидетеля в ходе предварительного следствия допускается лишь с согласия сторон. В случае смерти потерпевшего или свидетеля, его тяжелой болезни, препятствий явке в суд в виде ЧС или если установить место нахождения потерпевшего или свидетеля не удалось, показания могут огласить по решению судьи или по ходатайству одной стороны. Однако «суд вправе принять решение об оглашении без согласия сторон показаний не явившихся потерпевшего или свидетеля, только при условии, что обвиняемому (подсудимому) была предоставлена возможность оспорить показания свидетельствующего против него лица предусмотренными законом способами (например, в ходе очных ставок или иных следственных действий с его участием задать вопросы потерпевшему или свидетелю, с чьими показаниями подсудимый не согласен, и высказать по ним свои возражения)».

Также ВС разъясняет, что огласить прежние показания отказавшегося от новой их дачи подсудимого можно, если более ранние показания «были даны в присутствии защитника, перед допросом ему разъяснялось право отказаться свидетельствовать против самого себя и близких родственников, он был предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе при его последующем отказе от них».

Одним из последних громких случаев неявки на судебные заседания стали четыре подряд неявки одного из ключевых свидетелей по резонансному делу — экс-главы Минэкономики Алексея Улюкаева. Глава «Роснефти» Игорь Сечин не приходил на процессы по делу, ссылаясь на напряженный график — компания сообщила, что таким его расписание будет до конца года.

Как господин Сечин игнорировал заседания суда — в публикации «Ъ FM» «Защита ждет Игоря Сечина до последнего».

10 правил опроса свидетелей в гражданском и арбитражном процессе

При мысли об участии в гражданском или арбитражном процессе свидетелей у большинства юристов учащается пульс.

«Свидетели это как обезьяна с гранатой, никогда не знаешь, куда бросит». Такое мнение достаточно распространено.

Действительно, если методики допроса свидетелей в уголовном процессе подробно исследованы и описаны, то в гражданских делах опрос свидетелей по-прежнему в большой степени импровизация.

Многие судебные юристы прекрасно опрашивают свидетелей и интуитивно понимают, что стоит, а что не стоит делать. В то же время, мне всегда хотелось как-то обобщить правила допроса свидетелей, хотя бы для моих младших коллег.

Приемы допроса свидетелей очень сильно зависят от того, где рассматривается дело (государственный суд или третейский суд), от личности судьи (это судья (российский или иностранный) или арбитры (и из какой системы права)).

Дать в одной статье рекомендации по всем этим видам дел достаточно сложно, поэтому, не претендуя на полноту, остановлюсь на общих рекомендациях, применимых скорее в российских судах и с российскими арбитрами, но частично применяемых и в международном арбитраже.

1.Подготовка и еще раз подготовка.

Надеяться, что правильные вопросы к свидетелю появятся во время его опроса, достаточно самонадеянно.

Особенность российского процесса допроса свидетелей – это его быстрота. Возможность обстоятельно допрашивать свидетелей на протяжении нескольких дней, имеющаяся у английских и американских юристов, у российских юристов отсутствует. Чаще всего, допрос свидетеля длится всего 10-15 минут.

За 10-15 минут нужно успеть войти в психологический контакт со свидетелем, задать вопросы и получить необходимые ответы. Не забывая учитывать, что у участников процесса, у свидетелей, да и у судьи, у каждого — свои интересы, очень часто противоположные.

Все это означает, что подготовка к опросу свидетелей необходима. Нужно понять интересы участников процесса, собрать информацию о свидетелях, определить цели опроса и по итогам составить план. Совет кажется очевидным, однако не сосчитать количество случаев, когда юристы, уверенные в своем опыте и знании людей, не подготовившись к опросу свидетелей, совершали процессуальные просчеты.

План опроса, чаще всего, включает в себя желаемые результаты-утверждения-доказанные обстоятельства, ключевые вопросы для достижения этих результатов и последовательность этих вопросов.

2. Определение задач.

Опрос свидетеля эффективен, если юрист четко понимает задачи опроса.

Свидетели могут быть «свои» или «чужие», в зависимости от этого задачи опроса можно разделить условно на следующие группы:

  • получить четкую информацию о событии;
  • подтвердить необходимые обстоятельства (усиливающие свою позицию или ослабляющие позицию оппонента);
  • выявить ложные показания.

Задачи опроса зависят, в том числе, и от суда, рассматривающего дело (арбитров). В Англии, например, одной из основных задач и процессуальных талантов юриста является показать суду (арбитрам), что свидетель лжет. Все мы помним знаменитое дело Березовского против Абрамовича. Фактором, определившим победу Абрамовича в этом деле, стало мнение судьи о том, что в ходе своего многодневного допроса Березовский обманывал, а Абрамович нет.

Российские судьи живут по принципу героя из сериала Haus M.D. – «все лгут», поэтому часто одной демонстрации обмана со стороны свидетелей для победы в суде бывает недостаточно. И тогда необходимо добиваться выполнения нескольких задач.

Понимание задач опроса помогает выстроить стратегию опроса и сформулировать правильные вопросы свидетелям. Нужно получить информацию, подтвердить обстоятельства – задаем вопросы, помогающие свидетелю вспомнить события, уточняющие вопросы. Нужно выявить ложные показания – задаем изобличающие, неожиданные вопросы, просим комментарии.

3.Психологические особенности свидетелей.

Один из важнейших навыков судебного юриста – понимание психологических особенностей свидетелей и умение использовать это знание при опросе.

Лжец, зубастый свидетель, неподатливый свидетель, нерешительный свидетель, нервный свидетель, веселый свидетель, хитрец, лицемер и ханжа, свидетель, который частью говорит правду и частью лжет, решительный свидетель, «полупрофесиональное лицо», представитель власти, врач, полицейский, правдивый свидетель, щетинистый свидетель. Такую типологию свидетелей приводил в своей замечательной книге «Школа адвокатуры» Р. Гаррис. Написанная в 19 веке, она не утратила актуальности до сих пор. Каждый тип свидетеля требует своего подхода. С одним свидетелем лучше шутить, другому поддакивать, третьего ободрять.

Получить сведения о свидетеле для составления его психологического портрета в современном мире достаточно легко. Если данные о свидетеле невозможно получить от клиента (знакомых людей), в помощь юристу Интернет, справочные системы, социальные сети. Возраст, образование, профессия дают информацию для размышления и подготовки необходимых вопросов.

Учет психологических особенностей свидетеля начинается при подготовке к опросу и продолжается в течение самого опроса. Наши особенности восприятия таковы, что большую часть информации мы получаем из невербальных источников. И юристы, и судья очень часто делают выводы не на основании того, что говорит свидетель, а как он говорит и как выглядит в этот момент.

В ходе опроса свидетеля важно оценить его внешность, одежду, речь (темп, тембр), жесты и мимику, общее поведение, реакцию на вопросы. Реакция других людей (юристов, оппонента, других свидетелей) также может быть полезна.

4.Четкость.

Умение задавать правильные вопросы, не вызывающие аллергию или ярость судьи, в щедро отведенные тебе 5 минут — это бесценно.

Одна из основных ошибок проводящих опрос свидетелей юристов – это начинать опрос с бестолковых вопросов, не относящиеся к существу дела, или задавать вопросы с переходом на личности.

Судьи очень занятые и часто уставшие люди, мечтающие поскорее закончить процесс и не желающие вовлекаться в перепалки. Туманный/нерелевантный/эмоциональный вопрос снижает доверие судьи к юристу, а зачастую приводит и к сокращению времени, предоставленного для вопросов. А это значит, что поставленные юристом задачи могут оказаться не выполненными.

Составляя план вопросов свидетелю, желательно учитывать, какие вопросы может задать сам судья и не повторять их, и, кроме того, продумывать, с какого «сильного» вопроса стоит начать свой опрос.

5. Расчет.

Английские юристы часто говорят, что главное правило опроса свидетелей, это не задавать им вопросов, на которые не знаешь ответы. В английских судах этому правилу следовать проще, поскольку свидетели заранее раскрывают свои показания в письменном виде.

В российских судах юристы могут лишь догадываться, какие пояснения и ответы дадут свидетели. Тем важнее расчет и предвидение возможных ответов. Следование правилу «не уверен-не спрашивай» также полезно. Не раз в судах юристы, пытавшиеся навскидку задать каверзные вопросы свидетелю-эксперту, получали разгромные ответы, ослабляющие их позицию.

Иногда в ходе допроса появляется необходимость задать неожиданный вопрос, с надеждой получить благоприятный ответ («fishing expedition»). Стоит задавать его между двумя сильными вопросами, в середине. В случае получения неблагоприятного ответа, психологическое действие такого ответа будет менее разрушительно для позиции.

6. Вовремя останавливаться.

Получить благоприятный для своей позиции ответ от «чужого» свидетеля – это ли не счастье для процессуального юриста? Счастье – это получить благоприятный ответ и вовремя остановиться.

Не раз приходилось наблюдать, когда юрист, получив от свидетеля благоприятный ответ, пытался «закрепить» успех, переспрашивая или пытаясь «дожать». Итогом такого поведения юриста может стать измененный ответ свидетеля, понявшего, что он допустил ошибку, дал «неверный» ответ.

Правильнее не привлекать сразу внимание к допущенной свидетелем ошибке, а использовать данный свидетелем ответ позднее, в процессуальных документах или прениях.

7.Типы вопросов.

В идеале вопросы свидетелю должны быть краткими, понятными, относимыми, четкими, достаточными и минимальными. Вопросы должны быть заданы в корректной форме. Формулируя вопросы, в целях проверки можно спрашивать себя «зачем я задаю этот вопрос», «какой ответ хочу получить», «можно ли обойтись без этого вопроса», «если судья спросит, какое это отношение имеет к делу, смогу ли я убедительно ответить».

Вопросы могут быть закрытыми (предполагающими ответ «да/нет») или открытыми (предполагающими развернутый ответ). В англосаксонской системе почти всегда задаются закрытые вопросы (с использованием ранее данных свидетелем письменных пояснений). С помощью серии закрытых вопросов юристы вынуждают свидетеля ответить необходимым для юриста образом. В российских судах почти всегда задаются открытые вопросы, поскольку точное содержание показаний свидетеля до его выступления в суде чаще всего неизвестно. В этой связи, при формулировании открытых вопросов желательно не забывать о соблюдении правила №5.

Для восполнения пробелов в существенных для дела обстоятельствах задаются дополнительные вопросы. Например, для взыскания убытков необходимо, в том числе, доказать наличие причинно-следственной связи между действиями нарушителя и возникшими убытками. В целях исключения версии о вине самого пострадавшего в причинении убытков, свидетелю могут быть заданы дополнительные вопросы.

Для усиления определенности каких-либо существенных фактов, свидетелю могут задаваться уточняющие вопросы. Ответы свидетеля могут дать более полную и достоверную картину происходящего.

В целях помощи свидетелю, забывшему существенные для дела обстоятельства, могут быть заданы напоминающие вопросы. Такие вопросы могут быть связаны с ассоциациями по времени, месту, сходству, контрасту. Могут быть использованы вопросы, позволяющие снять эмоциональную напряженность. Свидетелю могут быть предъявлены вещественные доказательства для возникновения воспоминаний.

Для выявления ложных показаний используют контрольные вопросы (чаще всего более детальные вопросы по даваемым показаниям) или изобличающие вопросы.

8.Выявление ложных показаний.

У юриста в отношении «чужого свидетеля», чаще всего, две задачи – понять, что свидетель дает ложные показания, и продемонстрировать судье, что свидетель дает ложные показания.

Признаками ложных показаний могут быть следующие моменты:

  • противоречивость, несогласованность показаний между собой;
  • небольшая степень детализации событий, которые должны быть известны свидетелю хорошо;
  • неподтвержденность показаний другими имеющимися в деле доказательствами;
  • сумбурность, запутанность изложения либо наоборот, заученность показаний.

Некоторые исследователи полагают, что признаком обмана могут являться употребляемые свидетелем вводные слова, такие как «наверное», «только», «уже», «давным-давно», «возможно», «слишком», «все еще», которые на вербальном уровне означают, что свидетель находится в так называемой возможной действительности.

Продемонстрировать судье, что свидетель дает ложные показания, позволяют конкретизирующие вопросы. Такие вопросы требуют от свидетеля большей детализации, при которой лучше видны противоречивость и несогласованность показаний.

Обращение к свидетелю с просьбой прокомментировать несоответствия между его показаниями и документами, заключениями экспертов, показаниями других свидетелей, также может помочь выявить недобросовестность свидетеля.

В некоторых случаях помогает напоминание свидетелю об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Признание свидетеля в том, что предоставленные им сведения недостоверны, в судебной практике крайне редки. Поэтому в ряде случаев, можно вместо обвинения свидетеля в заведомой недобросовестности, представлять суду доказательства «заблуждения» свидетеля (из-за особенностей человеческого восприятия, работы памяти и пр.).

9.Собственные действия.

Правильные слова юриста порою могут усилить действие благоприятных показаний и уменьшить ущерб от неблагоприятных сведений. Остроумный комментарий, точное обобщение в нужном ключе, корректное замечание или разъяснение свидетелю – все эти приемы могут быть очень ценными.

Однако за исключением ситуации, когда над вашими шутками смеются даже ваши оппоненты, пользоваться данными приемами стоит дозированно и осторожно.

10.Письменная фиксация показаний.

Опрос свидетеля прошел блестяще, оппонент разгромлен, судья покорен. Для сохранения эффекта и сохранения успеха в судах вышестоящих инстанций, необходимо проверять корректность письменного изложения показаний свидетелей.

Постоянно возникают ситуации, когда протокол допроса свидетелей (в настоящее время составляется лишь в суде общей юрисдикции) имеет содержание абсолютно противоположное происходившему в суде потому, что секретарь не успел/не понял/забыл.

Существующая в российских судах система представления замечаний на протокол судебного заседания неэффективна, поскольку данные замечания судом чаще всего отклоняются. Больше шансов добиться объективности и полноты протокола, если представить суду аудиозапись и расшифровку данной аудиозаписи до изготовления протокола судебного заседания. По опыту, секретари судей периодически используют данные расшифровки для изготовления собственных протоколов.

Кроме того, в отношении «своих» свидетелей можно представлять показания свидетелей в письменной форме для приобщения к материалам дела.

Несмотря на нелюбовь юристов и судей к участию свидетелей в процессе, показания свидетелей нередко влияют на результат дела.

Юрий Жалин

В субботу 15 декабря многие жители и гости столицы собираются прогуляться к Соловецкому камню. Власти высказались категорически против таких прогулок. В результате вполне возможно появление нового уголовного дела по типу «Болотного» — например, «Соловецкого» или «Лубянского». А значит, и до массовых обысков рукой подать. Так давать или не давать подписку о неразглашении данных следствия? И что будет, если такую подписку не дать?

О разглашении данных следствия речь идет, во-первых, в статье 161 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК), а во-вторых, в статье 310 Уголовного кодекса РФ (УК).

УПК РФ: Статья 161.
Недопустимость разглашения данных предварительного расследования

1. Данные предварительного расследования не подлежат разглашению, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.

2. Следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

3. Данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия не допускается.

УК РФ: Статья 310.
Разглашение данных предварительного расследования

Разглашение данных предварительного расследования лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя или лица, производящего дознание, — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

Тема разглашения данных следствия встречается еще в нескольких статьях УПК РФ, из которых ясно, что следователь имеет право взять подписку со следующих участников следственного процесса: свидетель, адвокат, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, эксперт, специалист, переводчик, понятой (ст. 42, 44 , 53-55 , 56-60).

Например, подпункт 3 пункта 6 статьи 56 УПК РФ гласит: «Свидетель не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса».

О том, что это означает на практике, Openspace спросил у адвокатов.

Павел Чиков
Глава Межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора»

— Подписка о неразглашении данных предварительного следствия может быть отобрана у любого участника: потерпевшего, свидетеля, их представителей, за исключением подозреваемого и обвиняемого. Важно, что происходит это именно на стадии предварительного следствия. То есть до возбуждения уголовного дела подписка не может быть отобрана и никакие обязательства по неразглашению не могут быть возложены.

В УПК нет ограничений — с кого может быть отобрана подписка, исключение подозреваемых и обвиняемых вытекает из определения Конституционного суда, который прямо указал, что это нарушает их право на защиту. КС сказал, что сама норма УПК — окей, но ее нужно толковать именно таким образом. Но поскольку следователи у нас по стране в своем большинстве — неграмотные олухи и решений КС не читают, а читают УПК в книжке, а там этого ничего нет, то они и не знают. Нам за последние 5 лет приходилось раз двадцать судиться со следователями из-за подписки, взятой с обвиняемых, и в 100% случаев мы выигрывали, потому что мы в суд приносили определение КС. Последний известный случай — Артем Лоскутов. У него как у обвиняемого следователь отобрал подписку, Лоскутов ее обжаловал и выиграл.

К сожалению, КС ничего не сказал о защитниках, и у адвокатов сплошь и рядом эту подписку отбирают. И это очень плохо. Потому что защитник обладает теми же правами, что и обвиняемый, и это тоже ухудшает право на защиту.

«Препираться и отказываться от подписи я бы не советовал никому»

Что касается практики. Некоторые люди отказываются подписывать. Следователь говорит: я у вас сейчас отберу подписку. И вот человек говорит, что он не будет ничего подписывать. Это процессуально неверная страусиная позиция. Вообще отказ от подписи — юридически некорректен. На практике человек выходит из кабинета, следователь вызывает двух понятых и оформляет отказ от подписи. Человек уходит, будучи уверенным, что раз он не подписал, то никаких юридических последствий не будет. А это не так — в материалах дела будет доказательство на случай, если он что-то разгласит. Правда, мне о таких конкретных случаях не известно, но это вполне может быть.

Препираться и отказываться от подписи я бы не советовал никому. Если вы в статусе свидетеля или потерпевшего, и у вас следователь намерен отобрать подписку о неразглашении, значит, вам следует молчать. Иначе последствия серьезные — судимость. На практике действие подписки прекращается с передачей дела в суд.

Карина Москаленко
Адвокат, специалист по представлению дел в ЕСПЧ

— На практике следователи редко берут подписку о неразглашении. У меня за 35 лет было две такие попытки, и обе безнадежные для следователя. Я так ни разу в жизни ничего такого и не подписала. Я в принципе отказывалась подписывать, потому что норма предусматривает, что я это делаю на свое усмотрение. Конечно, следователи любят толковать расширительно эти вопросы, но мне как-то удавалось этого не делать. Но я никогда и ничего не разглашала.

«Разглашение может повлечь за собой уголовную ответственность. Разглашение, а не отказ подписать»

Если участники процесса являются носителями информации и имеют право советоваться с адвокатом или обращаться в европейские суды, в тот же ЕСПЧ, то в таком случае они, конечно, могут отказаться от дачи подписки. Отказ подписать не влечет за собой каких-то санкций. В части 3 статьи 161 УПК сказано, что разглашение может повлечь за собой уголовную ответственность. Разглашение, а не отказ подписать.

Резюмировать слова адвокатов можно следующим образом: если вы не боитесь испортить отношения со следователем, подписку о неразглашении можно не давать (как, например, совсем недавно сделала журналист Елена Масюк), но нужно быть готовым к тому, что и в этом случае вас могут привлечь за разглашение данных предварительного следствия.

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, за 2009-2011 годы по статье 310 УК РФ был вынесен лишь один обвинительный приговор с наказанием в виде штрафа. Сводной статистики за этот год пока не появилось, но, по предварительным данным, приговоров по 310-й в этом году еще не было.

Материалы по теме

По стопам осьминога Пауля

Политический гороскоп России на 2013 год в исполнении читателей Openspace и зарубежных специалистов.

Право на смерть

Openspace расспросил ученых и врачей о том, что такое эвтаназия, гуманна ли она и уместна ли в России.

Как закрыть Facebook?

Роскомнадзор собирается перекрыть доступ ко всему «неправомерному контенту». А медиаэксперты рассказали, насколько можно ограничить свободу слова в интернете.

«Титову я прямо сейчас пишу письмо»

Уполномоченный президента России по правам предпринимателей Борис Титов фактически ответил отказом на просьбу Михаила Ходорковского провести проверку законности решения суда по второму делу ЮКОСа (Титов.

Поправки имени Ходорковского

Госдума приняла в первом чтении поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, по которым Михаила Ходорковского и Платона Лебедева можно будет закатать еще на несколько лет.

Рассказ усыновителя — 2

Люди, которым отдали нашу дочь, до получения под опеку ее даже не видели.

Openspace решил выяснить у адвокатов, почему за 17 лет своего существования УК РФ претерпел 837 изменений и к чему это привело.

За Путина — нельзя, за геев — можно

Московская мэрия встала на скользкий путь логики.

Накажите Pussy Riot

Openspace предлагает читателям найти место делу Pussy Riot среди других дел, уже завершившихся приговорами.

Пошалил – и хватит

Продолжающаяся ревизия президентского наследия Дмитрия Медведева очень похожа на уборку родителями квартиры, в которой от души повеселились оставленные без присмотра детишки.

Полная потеря адвокатности

Бывшие адвокаты Pussy Riot Марк Фейгин, Виолетта Волкова и Николай Полозов изо всех сил пытаются остаться в истории, не понимая, насколько смешно это выглядит.

В Ивановской области возбуждено дело об участии в запрещенной организации Свидетелей Иеговы

Следственный комитет возбудил дело по ч. 2 ст. 282.2 УК в связи с деятельностью Свидетелей Иеговы в Шуе.

20 апреля 2018 года СУ СК России по Ивановской области сообщило о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ (участие в деятельности экстремистской организации). По версии следствия, с начала 2018 года несколько жителей города Шуи и Шуйского района, «являясь приверженцами запрещённой на территории Российской Федерации религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России», знакомились с литературой, содержащей высказывания, унижающей человеческое достоинство по принципу отношения к религии, и элементы пропаганды исключительности одной религии над другой, принимали участие в проводимых мероприятиях и пропагандировали её деятельность«.

По делу уже проведена религиоведческая экспертиза. В основу уголовного дела легли материалы центра по противодействию экстремизму УМВД России по Ивановской области.

Известно также, что 20 апреля утром в Шуе прошли четыре обыска, 33-летний местный житель был доставлен в полицию.

Позже стало известно, что подозреваемым по делу стал 40-летний Дмитрий Михайлов, с него взяли подписку о невыезде.

Решение о признании Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России и 395 местных организаций экстремистскими было принято Верховным судом России в апреле 2017 года. В июле была отклонена апелляционная жалоба на это решение, после чего, в августе, организации были включены в перечень экстремистских. Мы считаем, что это решение, как и преследования Свидетелей Иеговы в целом, не имело законных оснований и стало ярким проявлением религиозной дискриминации.