Дело N50-АПУ17-5СП.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 27 июня 2017 г. N 50-АПУ17-5СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Колышницына А.С.,

судей Земскова Е.Ю., Дубовика Н.П.

при секретаре Табашовой О.Е.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам потерпевшего С. осужденных Пестрова Д.О., Климкина С.В., адвокатов Кириченко В.П., Стукалова Д.И. на приговор от 23 марта 2017 года Омского областного суда с участием присяжных заседателей, по которому

Климкин С.В., , судимый:

1) 29 июля 2003 года по ч. 3 ст. 158 , п. «б» ч. 2 ст. 166 , п. п. «б» , «в» , «г» ч. 2 ст. 162 , ст. 70 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 5 августа 2009 года на основании судебного постановления от 23 июля 2009 года условно-досрочно на 1 год 2 месяца 20 дней,

2) 6 ноября 2009 года по ч. 2 ст. 162 , ст. 70 УК РФ с учетом изменений, внесенных кассационным определением от 17 декабря 2009 года, к 5 годам 10 месяцам лишения свободы, освобожден 2 июля 2013 года на основании судебного постановления от 20 июня 2013 года условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 24 дня,

— осужден по п. п. «д» , «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет с ограничением свободы на срок 1 год,

— по ч. 1 ст . 161 УК РФ на срок 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно Климкину Сергею Викторовичу назначено наказание в виде лишения свободы на срок 18 лет в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 1 год.

Пестров Д.О., , судим:

3) 5 февраля 2013 года по ч. 2 ст. 159 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы,

4) 21 февраля 2013 года по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ,

5) 26 марта 2013 года по ч. 1 ст. 162 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием по приговору от 5 февраля 2013 года, к 2 годам 9 месяцам лишения свободы,

6) 4 апреля 2013 года по ч. 1 ст . 161 УК РФ к 1 году лишения свободы,

7) 17 мая 2013 года по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказаниями по приговорам от 21 февраля 2013 года, 26 марта 2013 года, 4 апреля 2013 года, к 3 годам лишения свободы, освобожден 1 сентября 2015 года на основании судебного постановления от 21 августа 2015 года условно-досрочно на 3 месяца 14 дней,

— осужден по п. п. «д» , «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 18 лет с ограничением свободы на 1 год;

по ч. 1 ст . 161 УК РФ на 3 года;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно Пестрову Д.О. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 20 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

При назначении осужденным наказания в виде ограничения свободы судом установлены ограничения из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ , указанные в приговоре.

С осужденного Пестрова Д.О. в счет компенсации морального вреда взыскано в пользу С. 500 000 рублей, в пользу С. — 500 000 рублей, в пользу С. — 500 000 рублей.

С осужденного Климкина СВ. в счет компенсации морального вреда взыскано в пользу С.В. 400 000 рублей, в пользу С. — 400 000 рублей, в пользу С. — 400 000 рублей.

За С. С. и С. признано право на удовлетворение гражданского иска к Пестрову Д.О. и Климкину С.В. о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, с передачей вопроса об определении размера возмещения в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., выступление потерпевшего Садыкова Х.К., поддержавшего доводы своей жалобы, адвокатов Поддубного С.В., Романова С.В., осужденных Пестрова Д.О. и Климкина С.В., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах осужденных и их защитников и в возражениях на апелляционную жалобу потерпевшего, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Коловайтеса О.Э. об изменении приговора по доводам жалобы потерпевшего Садыкова Х.К. о переквалификации действий осужденных, Судебная коллегия

Пестров и Климкин признаны виновными в совершении убийства, совершенного группой лиц, с особой жестокостью, и в грабеже, то есть открытом хищении чужого имущества.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

потерпевший С. высказывает несогласие с квалификацией действий осужденных по ч. 1 ст . 161 УК РФ , полагая, что исходя из вердикта действия Пестрова и Климкина следовало квалифицировать как разбойное нападение, а совершенное убийство — также по квалифицирующему признаку, предусмотренному п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ , который суд необоснованно исключил; указывает на несправедливость назначенного наказания, считая, что с учетом обстоятельств дела, личности осужденных, их роли в преступлении и других обстоятельств Пестрову следует назначить пожизненное лишение свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме; кроме того потерпевший высказывает несогласие с решением по гражданскому иску, просит взыскать компенсацию морального вреда в заявленном размере 60 миллионов рублей и удовлетворить иск в части материального ущерба без передачи вопроса на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства;

адвокат Кириченко В.П. указывает на нарушение потерпевшим при выступлении в прениях сторон ч. 8 ст. 335 , ч. 3 ст. 336 УПК РФ, поскольку он ссылался на прежние судимости Пестрова и Климкина, на наличие у них криминального опыта, а также на неисследованное в судебном следствии доказательство (данные биллинга сотового оператора), высказывает несогласие с признанием судом в качестве отягчающего обстоятельства состояния опьянения Пестрова, поскольку вопрос о влиянии состояния опьянения на совершение преступления перед присяжными не ставился; просит приговор в отношении Пестрова отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции;

адвокат Стукалов Д.И. оспаривает выводы суда о доказанности умысла Климкина на лишение жизни и его участие в убийстве, в подтверждение своего довода приводит содержание доказательств по делу: показаний Климкина о нанесении Пестровым ударов палкой по голове Садыкова, после которых тот перестал подавать признаки жизни, заключений биологической и геномной экспертиз об обнаружении капель крови на одежде Климкина, считает, что более правильной являлась бы квалификация действий Климкина по ч. 4 ст. 111 УК РФ ; считает, что факт имущественного преступления, предусмотренного ч. 1 ст . 161 УК РФ не доказан, ссылается при этом на отсутствие доказательств, подтверждающих вывод суда, анализирует содержание действий Климкина; просит переквалифицировать действия Климкина на ч. 4 ст. 111 УК РФ , а по ч. 1 ст . 161 УК РФ его оправдать;

осужденный Пестров ссылается на нарушение ч. 8 ст. 335 УПК РФ стороной обвинения, поскольку до присяжных заседателей потерпевшим Садыковым, свидетелем Б. подсудимым Климкиным доводилась информация о его личности и прежних судимостях (с. 30, 36, 37, 84, 85, 42, 56 протокола сз); при допросе на свидетеля П. государственным обвинителем оказывалось психологическое воздействие (с. 97 протокола сз); председательствующим в напутственном слове было сказано о том, что стороной защиты не были представлены доказательства невиновности, что не соответствует действительности, считает это нарушением ст. 340 УПК РФ, приводит в жалобе доказательства в подтверждение своей непричастности к преступлению; делает вывод о заинтересованности следователя в связи с тем, что свидетель П. не подтвердил своих показаний на предварительном следствии; считает показания данного свидетеля, а также свидетеля Г. недопустимыми доказательствами, поскольку они не указали источник своей осведомленности; в ходе предварительного следствия, в том числе на очной ставке, не записывались его показания о его непричастности, что, по его мнению, повлияло на вердикт; просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции;

осужденный Климкин оспаривает квалификацию своих действий и назначенное наказание; указывает на отсутствие у него умысла на лишение жизни потерпевшего при нанесении ему ударов; удары трубой потерпевшему наносил Пестров; приводит доказательства в подтверждение данных обстоятельств; считает более правильной квалификацию его действий по ч. 4 ст. 111 УК РФ ; оспаривает осуждение по ч. 1 ст . 161 УК РФ , так как самостоятельного умысла на хищение у него было, действия, связанные с завладением имуществом, совершил в результате давления со стороны Пестрова, которого он опасался; ссылается на ошибку в выводах следствия о несении им и Пестровым ударов трубой поочередно, суд не взял во внимание, что Пестров оказывал на него давление, ссылается на явку с повинной и активное способствование расследованию преступления, просит переквалифицировать его действия на ч. 4 ст. 111 УК РФ , по ч. 1 ст . 161 УК РФ — оправдать.

По делу поступили возражения государственного обвинителя Покидовой И.Н., потерпевшего С. на апелляционные жалобы адвоката Стукалова Д.И., Кириченко В.П., осужденных Пестрова Д.О. и Климкина С.В.; возражения осужденного Пестрова Д.О. на апелляционные жалобы потерпевшего С. адвоката Стукалова Д.И., в которых их авторы просят об отклонении доводов соответствующих апелляционных жалоб.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 324 УПК РФ производство в суде с участием присяжных заседателей ведется в общем порядке с учетом особенностей, предусмотренных главой 42 УПК РФ.

В соответствии со ст. 389.27 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием коллегии присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2 — 4 статьи 389.15 УПК РФ, к которым относятся существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона, несправедливость приговора.

Вопреки доводам жалоб по делу не усматривается существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли на итоговое решение.

Как следует из материалов дела, его рассмотрение судом с участием присяжных заседателей было обусловлено ходатайством осужденного Пестрова (т. 5 л.д. 20) при невозможности выделения дела в отношении Климкина, не заявившего такое ходатайство, которым были разъяснены их процессуальные права, особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ, законность состава суда, рассмотревшего дело, в апелляционных жалобах не оспаривается, отводов председательствующему, кому-либо из присяжных заседателей, а равно заявлений о роспуске всей коллегии по мотивам тенденциозности ее состава осужденными и их защитниками заявлено не было.

Уголовное дело рассмотрено в пределах предъявленного обвинения.

Судебное следствие соответствует требованиям ст. 335 УПК РФ.

Сторона защиты не была ограничена в возможности представлять доказательства и оспаривать доказательства, представленные стороной обвинения. Суд перешел к прениям после исследования представленных сторонами доказательств и разрешения ходатайств сторон, при отсутствии возражений участников судебного разбирательства против окончания судебного следствия (с. 77 протокола сз).

Недопустимые доказательства в присутствии присяжных заседателей не исследовались.

Возражения стороны защиты против исследования некоторых доказательств, представленных стороной обвинения, правильно разрешены судом с приведением в каждом случае мотивов принятого решения.

Обоснованность указанных решений подтверждается уголовно-процессуальными основаниями, которые усматриваются в материалах дела.

При этом в судебном заседании сторона защиты не заявляла самостоятельных ходатайств о признании доказательств недопустимыми, в том числе показаний свидетелей П. и П.

Оснований считать данные доказательства недопустимыми Судебная коллегия не усматривает.

Доводы адвоката Кириченко, осужденного Пестрова о нарушении требований ч. 8 ст. 335 УПК РФ в судебном следствии потерпевшим С., осужденным Климкиным, свидетелем Б. о нарушении ч. 8 ст. 335 и ч. 3 ст. 336 УПК РФ при выступлении в прениях перед присяжными заседателями потерпевшим С. не свидетельствуют о наличии оснований для отмены приговора, поскольку председательствующий своевременно в каждом случае реагировал на недопустимые высказывания участников процесса, разъясняя присяжным заседателям необходимость не брать их во внимание, и еще раз дал аналогичное разъяснение в напутственном слове, в связи с чем не усматривается оснований считать, что выступление потерпевшего, его показания и показания других указанных лиц вызвали предубеждение у присяжных заседателей и повлияли на вердикт.

Доводы о том, что при допросе свидетеля П. на нее оказывалось психологическое воздействие государственным обвинителем не соответствуют протоколу судебного заседания, согласно которому каких-либо возражений против действий государственного обвинителя в процессе допроса им свидетеля сторона защиты не заявляла, при этом ей была обеспечена возможность первой задать вопросы указанному свидетелю защиты в соответствии с ч. 3 ст. 278 УПК РФ.

При выслушивании прений сторон председательствующим обеспечено соблюдение требований, предусмотренных ст. 336 УПК РФ, и ограничений, установленных ст. ст. 334 , 335 УПК РФ. Подсудимым Климкину и Пестрову была обеспечена возможность выступить перед присяжными заседателями в прениях и с последним словом.

Вопросный лист соответствует положениям ст. ст. 338 и 339 УПК РФ. При его обсуждении председательствующим были рассмотрены замечания сторон и по их существу принято правильное решение.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Вопреки доводам жалобы осужденного Пестрова председательствующий, не выражая в какой-либо форме своего мнения по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, напомнил присяжным заседателям обстоятельства, перечисленные в ч. 3 ст. 340 УПК РФ.

Напутственное слово не имеет целью повторить в полном объеме все, что присяжные заседатели услышали в ходе судебного следствия и в прениях сторон.

Доводы о нарушении председательствующим требований объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова лишены оснований и не подтверждаются протоколом судебного заседания, согласно которому стороны возражений по содержанию напутственного слова не заявили (с. 101 протокола сз).

Каких-либо нарушений закона при постановлении вердикта допущено не было. Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым.

Процедура обсуждения последствий вердикта соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

Оснований для отмены приговора по доводам жалоб о нарушении процедуры судебного разбирательства с участием присяжных заседателей Судебная коллегия не усматривает.

Доводы об иных нарушениях норм УПК РФ в ходе предварительного следствия, о заинтересованности следователя, о том, что в ходе следственных действий не записывались показания Пестрова о его непричастности, подтверждения в материалах дела не находят и, кроме того, у осужденного имелась возможность изложить свою позицию о непричастности непосредственно перед присяжными заседателями, что он и сделал.

Вместе с тем имеются основания для изменения приговора ввиду неправильного применения уголовного закона при квалификации действий осужденных.

Согласно ч. 3 ст. 348 УПК РФ председательствующий квалифицирует содеянное подсудимым в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными судом обстоятельствами, не подлежащими установлению присяжными заседателями и требующими собственно юридической оценки.

Как следует из вердикта, после того, как к С. было применено насилие, из-за того, что он попросил закурить, включая множественные удары руками по голове и ногами по телу, затем у него потребовали денежные средства и ценные вещи, чтобы распорядиться ими как собственным имуществом, С. были нанесены множественные удары обрезком металлической трубы по голове, его заставили раздеться и осмотрели содержимое карманов, после чего С. вновь были нанесены множественные удары обрезком металлической трубы по голове, затем С. сбросили в овраг, ему на голову был брошен камень. При этом удары трубой были нанесены С. Пестровым и Климкиным поочередно, и они же вместе сбросили тело С. в овраг.

Указанные действия на предварительном следствии были квалифицированы по п. «в» ч. 4 ст. 162 и п. п. «д» , «ж» , «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Давая правовую оценку действиям осужденных председательствующий пришел к выводу, что применение насилия к С. и его убийство было обусловлено не намерениями по завладению его имуществом (сим-карты и денежных средств в сумме 30 рублей), а личной неприязнью к потерпевшему из-за того, что тот попросил у Пестрова закурить.

Так по выводам председательствующего из установленных фактических обстоятельств следует, что нанесение ударов не было направлено на подавление сопротивления и завладение имуществом потерпевшего, что лишение жизни С. не являлось способом хищения, не было обусловлено корыстными мотивами. При этом в приговоре председательствующий в подтверждение своих выводов о квалификации преступлений сослался на показания Климкина, согласно которым нанесение потерпевшему множественных ударов по голове было взаимосвязано с предшествующим избиением, являлось продолжением этого преступления, в связи с тем, что потерпевший мог запомнить их и сообщить в правоохранительные органы.

С учетом изложенного суд посчитал, что убийство совершено подсудимыми из личных неприязненных отношений, а применение насилия, опасного для жизни и здоровья, было обусловлено личными мотивами, не связано с завладением имуществом, в связи с чем квалифицировал действия осужденных по ч. 1 ст . 161 и п. п. «д» , «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ , исключив из обвинения квалифицирующий признак, предусмотренный п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ .

Между тем такой вывод сделан без достаточных на то оснований и вопреки требованиям уголовно-процессуального закона.

Как следует из вышеуказанных фактических обстоятельств, отраженных в вердикте присяжных заседателей, насилие, опасное для жизни и здоровья (удары трубой по голове), было применено к С. после выдвижения Пестровым требования о передаче денежных средств и ценных вещей, которыми затем Пестров с Климкиным и завладели, совершив одновременно убийство потерпевшего.

Фактические обстоятельства, отраженные в вердикте, не дают оснований для каких-либо сомнений в том, что в отношении Садыкова был совершен разбой и убийство, сопряженное с разбоем.

Ссылка суда на то, что первоначально насилие было применено из неприязни, не исключает того, что в дальнейшем насилие было применено по другим причинам — в целях завладения имуществом.

Тот факт, что потерпевший не оказывал сопротивления, на что сослался суд первой инстанции, также не свидетельствует об обратном, поскольку насилие при разбое применяется в целях подавления как реального, так и возможного сопротивления со стороны потерпевшего.

При этом изменение в ходе совершения преступления неквалифицированного мотива (неприязнь) на квалифицированный ( п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) не являлось препятствием для квалификации действий осужденных как убийства, сопряженного с разбоем.

Мотивируя свою позицию, председательствующий сослался на показания осужденного Климкина, то есть на одно из доказательств, связанных с фактическими обстоятельствами дела, в то время как в судопроизводстве с участием присяжных заседателей профессиональный судья в своих выводах о правовой оценке деяния лица, признанного виновным, исходит из содержания вердикта, а также из установленных судом обстоятельств, не подлежащих установлению присяжными заседателями и требующих собственно юридической оценки ( ч. 3 ст. 348 УПК РФ). Использование в выводах о квалификации преступлений, доказательств, которые были исследованы присяжными заседателями, может свидетельствовать о том, что вердикт ставится под сомнение, что запрещено законом ( ч. 4 ст. 347 УПК РФ).

Мотивируя свой вывод, председательствующий указал также на то, что установление иных мотивов кроме неприязни, требует изменения обвинения, что недопустимо в силу ст. 252 УПК РФ.

Между тем такой вывод противоречит обвинительному заключению, согласно которому у Пестрова в ходе причинения телесных повреждений возникли корыстные побуждения и он предложил Климкину совершить хищение путем разбойного нападения, после чего осужденные, действуя совместно и согласованно, потребовали от С. передать им денежные средства и другие ценные вещи (т. 5 л.д. 41).

Следовательно, вывод председательствующего о том, что осужденным кроме неприязни другие мотивы вменены не были, не соответствует действительности.

Ввиду изложенного Судебная коллегия приходит к выводу о переквалификации действий осужденных с ч. 1 ст . 161 УК РФ на п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбойного нападения, в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также с п. п. «д» , «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на п. п. «з» «д» , «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное с особой жестокостью, группой лиц, сопряженное с разбоем.

Основания квалификации действий осужденных по п. п. «д» , «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ приведены в приговоре и являются убедительными.

Основанием для квалификации действий осужденных как разбойного нападения являются применение, исходя из обстоятельств, установленных вердиктом, насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, в целях завладения его имуществом, использование для нанесения в жизненно важные органы предмета, используемого в качестве оружия, — принесенной с собой трубы, поочередно каждым из осужденных, умышленное причинение в результате совместных действий осужденных тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Доводы адвоката Стукалова о недоказанности умысла Климкина на лишение жизни С. исходя из показаний Климкина о том, что удары, приведшие к смерти потерпевшего, были нанесены Пестровым, ссылка на доказательства, в том числе на заключения экспертиз по каплям крови потерпевшего на одежде Климкина, не являются основанием для удовлетворения жалобы, поскольку фактические обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии у осужденных умысла на лишение жизни, установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, которые стороны не вправе ставить под сомнение, а при квалификации действий осужденных Судебная коллегия исходит из того, что по смыслу закона при совершении группой лиц насильственных действий с умыслом на убийство не имеет значения, от чьих конкретно действий наступила смерть потерпевшего.

При назначении наказания Судебная коллегия учитывает в соответствии со ст. ст. 6 , 60 УК РФ имеющие значения обстоятельства, которые правильно установлены судом первой инстанции и приведены в приговоре.

Доводы адвоката Кириченко о необоснованном признании отягчающим обстоятельством состояния опьянения Пестрова в связи с тем, что перед присяжными заседателями не ставился вопрос о влиянии состояния опьянения на совершение преступления, лишены оснований. Вопрос о признании обстоятельства, отягчающим наказание относился к компетенции председательствующего и правильно разрешен последним в приговоре, исходя из обстоятельств, признанных доказанными в вердикте.

Оснований для назначения Пестрову пожизненного лишения свободы и для отбывания лишения свободы Пестровым в тюрьме, как об этом ставит вопрос потерпевший С. Судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем в связи с изменением квалификации совершенных преступлений Судебная коллегия, учитывая существенное отличие в общественной опасности преступлений, за которые осуждены Пестров и Климкин, по сравнению с приговором, приходит к выводу о назначении более строгих наказаний обоим осужденным, учитывая при этом роль каждого в преступлениях, смягчающие обстоятельства у Климкина, их отсутствие у Пестрова, наличие у обоих осужденных отягчающих обстоятельств.

Вопрос о взыскании компенсации морального вреда правильно разрешен в приговоре, с учетом обстоятельств дела и причиненного вреда, требований разумности и справедливости, в соответствии со ст. 151 ГК РФ. Оснований для увеличения либо уменьшения взысканных сумм, в том числе в связи с переквалификацией действий осужденных, Судебная коллегия не усматривает.

Является также правильным решение суда по иску о взыскании материального ущерба, в соответствии с которым за потерпевшим признано право на удовлетворение иска, а вопрос об определении размеров возмещения передан для разрешения в порядке гражданского судопроизводства. Выводы суда, по которым принято указанное решение, мотивированы в приговоре. Судебная коллегия находит их убедительными и соответствующими требованиям закона.

Руководствуясь ст. ст. 389.15 , 389.18 , 389.20 , 389.26 , 389.28 , 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

приговор Омского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 марта 2017 года в отношении осужденных Климкина С.В. и Пестрова Д.О. изменить.

Переквалифицировать действия Пестрова и Климкина с ч. 1 ст . 161 на п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и с п. п. «д» , «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на п. п. «д» , «ж» , «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ , назначив наказание:

— Пестрову по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ в виде лишения свободы на срок 9 лет, с ограничением свободы на 1 год;

по п. п. «д» , «ж» , «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в виде лишения свободы на срок 19 лет, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

— Климкину по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ в виде лишения свободы на срок 8 лет, с ограничением свободы на 1 год;

по п. п. «д» , «ж» , «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в виде лишения свободы на срок 18 лет, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. «д» , «ж» , «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить:

— Пестрову лишение свободы на срок 25 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года;

— Климкину лишение свободы на срок 22 года с отбыванием в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы на 2 года;

на основании ст. 53 УК РФ установить осужденным Пестрову и Климкину при отбывании ими наказания в виде ограничения свободы следующие ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где будет проживать каждый из осужденных после отбытия лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также возложить на них обязанность являться два раза в месяц в названный специализированный государственный орган для регистрации.

В остальной части приговор в отношении осужденных Пестрова и Климкина оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Пестрова, Климкина, защитников Кириченко, Стукалова и потерпевшего С. — без удовлетворения.

Приговор суда по ч. 2 ст. 162 УК РФ | Судебная практика

П Р И Г О В О Р
Именем Российской Федерации

02 октября 2013 года г.Москва
Головинский районный суд г.Москвы в составе председательствующего судьи Арнаута Д.Ю.,
при секретаре Максимцевой М.М.,
с участием государственного обвинителя – помощника Головинского межрайонного прокурора г.Москвы Дашковской Н.В.,
подсудимого Махкамова ФИО15,
защитника-адвоката Денисовой Е.А.,
представившей удостоверение № 6759 и ордер № 57/19 от 10.09.2013 года,
потерпевшей Бурмистровой Н.М.,
рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Махкамова ФИО16, , обвиняемого в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:
Махкамов К.Н., совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни, а именно:

он, Махкамов К.Н., имея умысел, направленный на хищение чужого имущества, путем разбойного нападения, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно-опасных последствий и желая их наступления, 21 июня 2013 года, примерно в 02 час. 10 мин., находясь у дома № 12 по Головинскому шоссе в г. Москве, дождавшись в кустах приближения ранее не знакомой Бурмистровой Н.М., подошел сзади, после чего, удерживая последнюю за одежду, направил сверху в сторону Бурмистровой Н.М. заранее приготовленный и находящийся при нем предмет, похожий на нож, демонстрируя готовность его использования в случае сопротивления потерпевшей его действиям, подавив волю Бурмистровой Н.М. к сопротивлению, после чего похитил из кармана одежды потерпевшей принадлежащие последней денежные средства в сумме 2 200 рублей, мобильный телефон марки «Глоу Флиш», стоимостью 8 000 рублей, с сим-картой оператора сотовой связи «Билайн», не представляющей материальной ценности, без денежных средств на счету, после чего с места происшествия скрылся, распорядившись похищенным по своему усмотрению, причинив Бурмистровой Н.М материальный ущерб на общую сумму 10 200 рублей.

Подсудимый Махканов К.Н. виновным себя в инкриминируемом ему преступлении не признал, пояснив, что ночью 21 июня 2013 года, находился в помещении автомойки, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Выборгская, д. 22 совместно с другими сотрудниками, на улицу не выходил. Потерпевшую увидел впервые при проведении опознания. На автомойке также работал сотрудник по имени Адон, у которого имеются шрамы на лице и возможно это он совершил указанное преступление.

Виновность Махкамова К.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ подтверждается:
— оглашенными и подтвержденными показаниями потерпевшей Бурмистровой Н.М. согласно которым, она, 21.06.2013г., примерно в 01 час ночи, выгуливала свою собаку породы той-терьер. При себе у неё был мобильный телефон «Глоу Флиш», а также денежные средства в размере 2 200 рублей, которые лежали в карманах надетой на ней ветровки. Примерно в 02 часа 10 минут, когда она поравнялась с домом 12 по Головинскому ш., она отпустила свою собаку, которую до этого держала на руках. Одновременно с этим из кустов вышел мужчина, который подскочил к ней сзади, схватил за одежду и стал тянуть, разворачивая к себе. При этом, он ничего не говорил, но у него в руке был нож, который он заносил над ней, направляя его сверху вниз в ее сторону. Нож был складной, длиной около 9 — 10 см. Она (Бурмистрова Н.М.) сильно испугалась, поэтому вначале не кричала, а молча, попыталась вырваться, однако нападавший удерживал ее за одежду. Нож он держал в левой руке, а другой рукой вытащил из карманов ее куртки телефон и деньги. Так как ему при этом пришлось ее выпустить, она выбежала на середину дороги и громко закричала и мужчина, напавший на неё, убежал. Затем она (Бурмистрова Н.М.) увидела молодого человека и девушку, которые шли в её сторону по Головинскому шоссе. Она обратилась к ним, попросив телефон, чтобы вызвать сотрудников полиции. Подошедший молодой человек позвонил в полицию. После прибытия сотрудников полиции, они проехали по территории, однако никого похожего на напавшего на неё мужчину не нашли. Мужчину, совершившего нападение на Бурмистрову Н.М., она запомнила достаточно хорошо. Он имел азиатскую внешность, лицо со впалыми щеками, на лице имелись шрамы. Во время нападения она нападавшего хорошо запомнила, так как, убегая, напавший на нее мужчина, вышел на освещенное место, и она смогла рассмотреть его. Также потерпевшая пояснила, что до нападения видела несколько раз Махкамова К.Н. недалеко от того места, где он впоследствии на нее напал. После нападения она его не видела, и увидела только когда его задержали, и она опознала в нем напавшего на нее мужчину (л.д. 31-32,112-113);

— оглашенными и подтвержденными показания свидетеля Белоусова Р.Ю., пояснившего, что 21 июня 2013 года он возвращался домой с работы вместе с девушкой. Примерно в 02 час. 10 мин., впереди, в двухстах — двухстахпятидесяти метрах от них, недалеко от дома № 12 по Головинскому шоссе в г. Москве, он (Белоусов Р.Ю.) услышал крики женщины и увидел как на дорогу, на свет, вышла женщина, и над ней угрожающим жестом занес руку какой-то мужчина Белоусов Р.Ю. передал своей спутнице находящиеся при нем сумки, и крикнул мужчине, чтобы он убрал от женщины руки, побежал в их сторону, после чего неизвестный мужчина сразу убежал. Когда он подошел к потерпевшей, то последняя ему пояснила, что убежавший мужчина только что напал на неё с ножом, и забрал её деньги и телефон. Он (Белоусов Р.Ю.) позвонил в полицию, и некоторое время успокаивал женщину, находившуюся в шоке после нападения на нее (л.д. 79-80);

— показаниями свидетеля Круглова Е.Г., согласно которым что состоит на службе в органах внутренних дел в должности командира ОВ ППСП ОМВД России по Войковскому району г. Москвы. 21 июня 2013 года в ОМВД поступило заявление от гражданки Бурмистровой Н.М.. которая сообщила, что в отношении неё было совершено преступление у дома 12 по Головинскому шоссе г. Москвы, на нее напал мужчина азиатской внешности похитил принадлежащие ей деньги и мобильный телефон. Бурмистрова Н.М. при этом дала подробное описание преступника. Проводились мероприятия по розыску преступника и в конце июля начале августа сотрудник ОМВД по Войковскому району г. Москвы Бобков С.А., находясь на автомойке по адресу: г. Москва, ул. Выборгская, дом 22, обратил внимание, что один из сотрудников автомойки подпадает под описание человека, который напал на Бурмистрову Н.М. Данная автомойка находится неподалеку от места совершения преступления. 10 августа 2013 года на указанной автомойке был задержан мужчина, представившийся Махкамовым Тимуром, иные данные о себе сообщать отказался. Махкамов был доставлен в ОМВД для дальнейшего разбирательства. Сотрудники автомойки пояснили, что ранее данный человек работал на испытательном сроке с мая 2013 года по 05 августа 2013 года, но при этом на работу ходил редко, прогуливал, и что в этот день, 10 августа 2013 года пришел на автомойку получить зарплату;

— оглашенными с согласия сторон показаниями Кузнецова Д.Г. из которых следует, что 10 августа 2013 года он был приглашен в ОМВД России по Войковскому району г. Москвы для участия в предъявлении лица для опознания. Следственное действие проводилось в здании ОМВД, в кабинете дознавателя, примерно в период с 18 час. 00 мин. по 18 час. 30 мин. Перед началом опознания ему и второму понятому был разъяснен порядок предъявления лица для опознания, а также права, обязанности и ответственность понятых. Далее в кабинет по приглашению дознавателя прошли двое лиц, которые участвовали в данном следственном действии как статисты. Им также был разъяснен порядок предъявления лица для опознания, их права и обязанности. После этого дознавателем в кабинет был приглашен молодой человек, который представился как Тимур, внешне (по чертам лица, цвету волос, росту, телосложению, характерной азиатской внешности) похожий на двух статистов. Тимуру также был разъяснен порядок предъявления лица для опознания, его права. Дознавателем Тимуру было предложено занять любое место среди предъявляемых для опознания лиц. Тимур по собственному желанию занял третье место. После этого в помещение была приглашена потерпевшая Бурмистрова Н.М., которую дознаватель предупредила об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и за отказ от дачи показаний и разъяснили ст. 51 Конституции РФ. Далее дознавателем был задан опознающей вопрос о том, видела ли она ранее кого-либо из предъявленных для опознания лиц, и при каких обстоятельствах. Опознающая осмотрела предъявленных лиц и показала на лицо, находящееся на третьем месте, то есть на Тимура. Бурмистрова Н.М. заявила, что опознает этого молодого человека как мужчину, который совершил на нее нападение с использованием ножа 21 июня 2013 года. Она опознала его по росту, возрасту, чертам лица, а также по частным приметам, а именно шрамам, имеющимся на лице. Когда дознаватель попросила представиться опознанное потерпевшей лицо, Тимур отказался назвать свое имя. После этого дознаватель составила протокол, и все участвующие лица — понятые, статисты, Тимур, потерпевшая, ознакомились с его содержанием. Все было записано верно, заявлений, замечаний ни от кого не поступило (л. д. 74-75);

— показаниями дознавателя ОД ОМВД России по Войковскому району г. Москвы Лещинской А.А., из которых следует, что при проведении опознания Бурмистрова Н.М. уверенно опознала Махкамова К.Н., как человека напавшего на нее 21 июня 2013 года и похитившего деньги и мобильный телефон. Также потерпевшая в своих показаниях четко и подробно описала все действия Махкамова К.Н. Также Лещинская А.А. пояснила, что потерпевшая действительно сообщала ей, что до совершения преступления несколько раз видела Макхамова К.Н. в районе, где произошло на нее нападение;

— заявлением Бурмистровой Н.М. о привлечении к уголовной ответственности неизвестное лицо, которое 21 июня 2013 года, примерно в 02 час. 10 мин. у д. 12 по Головинскому шоссе, похитил мобильный телефон и денежные средства, причинив своими действиями материальный ущерб на сумму 10 000 рублей (л.д.3);

— протоколом осмотра места происшествия с планом-схемой, в ходе которого был осмотрен участок местности возле дома 12 по Головинскому шоссе в г. Москве (л.д.5-8,10);

— рапортом инспектора ОВ ППСП ОМВД по Войковскому району г. Москвы Левкина Н.В. о задержании 10 августа 2013 года на территории автомойки по адресу: г. Москва, ул. Выборгская, д. 22, Махкамова, подходящего по приметам под описание мужчины, причастного к совершению преступления 21 июня 2013 года в отношении Бурмистровой Н.М. (л.д.27);

— протоколом предъявления лица для опознания в ходе которого Бурмистрова Н.М. указала на Махкамова К.Н. как на мужчину, который совершил на неё нападение 21 июня 2013 года с использованием ножа. Она опознала Махкамова К.Н., в частности, по шрамам, имеющимся на лице, а также иным приметам — росту, возрасту, чертам лица (л.д. 34-37);

— протоколом очной ставки между потерпевшей Бурмистровой Н.М. и подозреваемым Махкамовым К.Н., в ходе которой потерпевшая подтвердила, что именно Махкамов К.Н. совершил в отношении неё
преступление (л.д.49-51).

Суд квалифицирует действия Махкамова К.Н. по ч.2 ст.162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни, исключив из обвинения квалифицирующий признак совершения разбоя с применением предметов, используемых в качестве оружия, поскольку предмет похожий на нож не изымался и экспертному заключению не подвергался, а поэтому суд не может сделать вывод, являлся ли этот предмет оружием или предметом, используемым в качестве оружия и способным причинить вред здоровью, а демонстрация ножа полностью охватывается признаками угрозы применения насилия опасного для жизни и здоровья. Об умысле подсудимого Махкамова К.Н. на совершение разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, свидетельствует внезапность акта агрессии в ночное время в отношении потерпевшей, а также демонстрация и замахи ножом, которые были восприняты потерпевшей как реальная угроза применения насилия, опасного для жизни. После указанных действий Махкамов К.Н. беспрепятственно завладел имуществом Бурмистровой Н.М.

Версия подсудимого Махкамова К.Н. о том, что он инкриминируемого ему преступления не совершал, опровергается совокупностью исследованных судом доказательств. Так из последовательных и непротиворечивых показаний потерпевшей, следует, что разбойное нападение совершил именно Махкамов К.Н., которого она отлично запомнила и впоследствии опознала по определенным признакам. Понятой Кузнецов Д.Г. в своих показаниях также указал, что потерпевшая четко и уверенно опознала Махкамова К.Н., как лицо, совершившее на нее нападение. Свидетель Круглов Е.Г. в судебном заседании пояснил, что сотрудниками полиции проводилась работа по розыску лица совершившего в отношении Бурмистровой Н.М. преступление и под описание такого лица из сотрудников, работавших на автомойке по адресу: г. Москва, ул. Выборгская, д. 22, попал только Махкамов К.Н., который и был в дальнейшем задержан. Такие показания потерпевшей и свидетелей полностью опровергают предположения подсудимого о возможности совершения указанного преступления еще кем-то из числа сотрудников автомойки. Доводы Махкамова К.Н. о том, что потерпевшая его оговаривает, так как рассказывала сотрудникам полиции, что видела его несколько раз после совершения в отношении нее преступления, опровергаются показаниями дознавателя Лещинской А.А., подтвердившей в судебном заседании, что потерпевшая действительно сообщала, что видела Махкамова К.Н., но только до совершения преступления. Таким образом, у суда нет оснований не доверять показаниям потерпевшей, и свидетелей Круглова Е.Г., Кузнецова Д.Г. и Белоусова Р.Ю. и Лещинской А.А., поскольку они последовательны, непротиворечивы и полностью согласуются с исследованными судом письменными материалами дела.

При назначении подсудимому Махкамову К.Н. наказания, суд учитывает, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также данные о личности Махкамова К.Н., который положительно характеризуется по месту жительства и состояние его здоровья, признавая эти обстоятельства, смягчающими наказание.

Вместе с тем, суд учитывает, что Махкамов К.Н. совершил преступление при рецидиве, что суд признает обстоятельством, отягчающим наказание, и считает, что его исправление должно осуществляться в условиях изоляции от общества. Достаточных оснований для применения к Махкамову К.Н. положений ст.ст. 64, 73 УК РФ суд не усматривает, а наказание не связанное с лишением свободы, считает несоразмерным содеянному. Исходя из данных о личности подсудимого, суд считает возможным не назначать ему дополнительного наказания, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 162 УК РФ, в виде штрафа и ограничения свободы. С учетом фактического обстоятельства совершенного Махкамовым К.Н. преступления суд не считает возможным изменить категорию преступления на менее тяжкую.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307 — 309 УПК РФ, суд,

П Р И Г О В О Р И Л :
Махкамова ФИО17 признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст.162 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на восемь лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Меру пресечения Махкамову ФИО18 в виде заключения под стражу, оставить без изменения.
Срок отбывания наказания Махкамову К.Н. исчислять с момента предварительного заключения под стражей с 10 августа 2013 года.