Верховный суд по делам о защите прав потребителей

Исковое заявление о взыскании неустойки и компенсации морального вреда за нарушение срока выполнения работ по договору долевого участия в строительстве жилого дома

Апелляционная жалоба на решение суда по делу о защите прав потребителей (жалоба на решение суда об отказе в иске покупателя пылесоса Кирби, не соответствующего по уровню излучаемого шума санитарным нормам)

Образцы процессуальных документов — исковых заявлений и претензий:

Претензии потребителей о недостатках автомобиля, некачественной бытовой техники

Законодательство:

Закона РФ «О защите прав потребителей» в действующей (последней) редакции с постатейными комментариями

Перечень непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации

Перечень технически сложных товаров, утвержден Постановлением Правительства РФ «Об утверждении перечня технически сложных товаров» от 10 ноября 2011 г. N 924

Постановление Правительства РФ от 21.07.1997 N 918 «Об утверждении Правил продажи товаров по образцам»

Судебная практика:

Обзор Верховного Суда РФ по отдельным вопросам судебной практики о применении законодательства о защите прав потребителей при рассмотрении гражданских дел (Утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 1 февраля 2012 года)

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (в редакции от 29.06.2010 года) — утратило силу

Верховный суд рассказал, когда не надо пользоваться законом о защите прав потребителей

Верховный суд опубликовал очередной обзор судебной практики, в котором, в частности, проанализировал дела, связанные с договорными отношениями, где судьи ошибочно применили закон «О защите прав потребителей».

Для каких договоров есть спецзаконы

Клиентка обратилась в банк с заявлением о расторжении договора вклада, однако внесенные деньги ей вернули частями. Тогда она подала иск в суд, котором потребовала взыскать в ее пользу сумму вклада, компенсацию морального вреда и неустойку. Суд первой инстанции частично удовлетворил иск, взыскав с банка неустойку, компенсацию и штраф за отказ добровольно удовлетворить требования потребителя. Высчитывая неустойку, суд руководствовался п. 5 ст. 28 закона «О защите прав потребителей», однако он счел, что 3% – слишком много, и с учетом ст. 333 Гражданского кодекса снизил неустойку до 0,3% в день. Апелляция не согласилась с применением в деле ст. 333-й ГК и увеличила размер неустойки, штрафа и компенсации.

Коллегия по гражданским делам ВС не поддержала выводы обеих инстанций. К отношениям банка и вкладчика применяются правила о договоре банковского счета, подчеркнул ВС. Кроме того, если банк не выполнил указания клиента о выдаче всей суммы со счета, он должен выплатить проценты в порядке и размере, предусмотренном ст. 395 ГК. Согласно постановлению Пленума ВС от 28 июня 2008 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами, содержащими нормы гражданского права (например, договоры участия в долевом строительстве, страхования, банковского вклада, перевозки, энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, закон «О защите прав потребителей» применяется в части, не урегулированной спецзаконами.

Таким образом, в деле не следовало применять закон «О защите прав потребителей», поскольку взаимоотношения сторон в этом случае регулируются положениями ГК, указал Верховный суд. Гражданская коллегия отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в апелляцию (определение № 88-КГ16-7).

ВС смутила печать книги тысячным тиражом

Л. заключил с индивидуальным предпринимателем К. договор на изготовление полиграфической продукции – отпечатку книги. Заказчик внес предоплату (что подтверждается распиской), однако исполнитель не уложился в оговоренный срок. Тогда Л. обратился в суд с иском о защите прав потребителей. Истец ссылался на причиненные ему моральные страдания (он анонсировал выход книги перед аудиторией), а также на сорвавшиеся коммерческие планы. Он просил суд расторгнуть договор, взыскать с ответчика аванс, неустойку, штраф и компенсацию морального вреда. Суд первой инстанции, руководствуясь положениями закона «О защите прав потребителя», частично удовлетворил требования, отказав Л. в компенсации морального вреда. Апелляция засилила это решение.

Вместе с тем коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с выводами нижестоящих инстанций. ВС подчеркнул, что одной из сторон правоотношений, которые регулируются законом «О защите прав потребителей», должен быть потребитель. Согласно преамбуле этого закона, потребителем признается гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо сделавший это и использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных (семейных, домашних) и других нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Однако, как следует из материалов дела, предметом договора было издание книги тиражом в 1000 экземпляров, что никак нельзя отнести к личным нуждам. При этом, обосновывая требования о компенсации морального вреда, истец указывал на срыв своих коммерческих планов, связанных с выходом книги. Суды первой и апелляционной инстанций ошибочно применили к спорным отношениям положения закона «О защите прав потребителей», заключил ВС. Дело направили на пересмотр в апелляцию (определение № 117-КГ16-3).

Верховный суд по делам о защите прав потребителей

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Обобщения судебной практики
  • «Обзор судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.09.2017)

Утвержден
Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации
27 сентября 2017 г.

ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С ЗАЩИТОЙ ПРАВ
ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ФИНАНСОВЫХ УСЛУГ

Сфера финансовых услуг, оказываемых банками и иными организациями, в настоящее время характеризуется, с одной стороны, ростом числа оказываемых населению услуг, а с другой — наличием рисков, сопряженных в том числе с не всегда добросовестным поведением участников финансового рынка.

В январе 2017 года Банк России вступил в Международную организацию по защите прав потребителей финансовых услуг, членами которой являются надзорные органы 22 стран с наиболее развитой системой защиты прав потребителей финансовых услуг — основоположников передовых подходов и практик в этой области. Одной из задач данной организации является содействие совершенствованию системы защиты прав потребителей финансовых услуг .
———————————
www.cbr.ru/today/?PrtId=szpfu

Верховный Суд Российской Федерации проводит систематическую работу по обобщению практики рассмотрения различных категорий дел, связанных с защитой прав потребителей.

Так, Пленумом Верховного Суда Российской Федерации были приняты постановления от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», от 27 июня 2013 г. N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» и от 29 января 2015 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Актуальные вопросы применения судами законодательства о защите прав потребителей освещались в тематических обзорах судебной практики, утвержденных Президиумом Верховного Суда Российской Федерации, в частности, в Обзоре Верховного Суда Российской Федерации по отдельным вопросам судебной практики о применении законодательства о защите прав потребителей при рассмотрении гражданских дел (утвержден 1 февраля 2012 г.), в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утвержден 30 января 2013 г.), в Обзоре судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утвержден 22 мая 2013 г.), а также в Обзоре практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств (утвержден 22 июня 2016 г., с изменениями от 26 апреля 2017 г.).

Отдельные правовые позиции излагались в периодических обзорах Верховного Суда Российской Федерации.

Настоящий Обзор подготовлен в целях обеспечения эффективной реализации функций судебной защиты нарушенных прав и законных интересов потребителей финансовых услуг, правильного и единообразного применения законов при рассмотрении дел соответствующей категории.

2. Списание банком денежных средств со счета клиента должно осуществляться по тому курсу валюты и тем тарифам, которые действовали в банке на момент списания денег с банковской карты. Получение гражданином дохода при снятии с банковского счета денежных средств в иностранной валюте за счет курсовой разницы не свидетельствует об осуществлении им предпринимательской деятельности, если банковский счет не используется таким гражданином для нужд, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, в связи с чем к возникшим правоотношениям применяется Закон о защите прав потребителей.

9. Начисление по истечении срока действия договора микрозайма процентов в том размере, который был установлен договором лишь на срок его действия, является неправомерным. При заключении договора микрозайма до установления Банком России ограничений деятельности микрофинансовых организаций в части начисления процентов за пользование займом соответствующие проценты подлежат исчислению исходя из средневзвешенной процентной ставки по потребительским кредитам, установленным Банком России на момент заключения договора микрозайма.

Верховный суд рассказал, когда применять закон о защите прав потребителей

Отдав машину на станцию техобслуживания, никак не ожидаешь, что она вернется к тебе с новыми повреждениями. Но именно это и произошло у автомобилистов из Санкт-Петербурга. Ситуация осложнилась тем, что первоначальный ремонт был восстановительным и оплатила его страховая компания. К кому теперь предъявлять претензии? Можно ли в этой ситуации опираться на закон о защите прав потребителей? Ответы на эти вопросы дал Верховный суд.

Произошло ДТП, в результате которого был поврежден автомобиль ВМW Х5 Марии и Олега Дроновых*. Поскольку машина застрахована в ОСАО «Ингосстрах» по КАСКО, страховая компания отправила ее на станцию технического обслуживания ООО «Аксель-Моторс» для проведения восстановительного ремонта. При получении отремонтированного автомобиля Дроновы обнаружили скол на передней водительской двери, отсутствие части резины на задней правой покрышке, изменение цвета хромированного молдинга на задней правой двери. Указанные повреждения возникли на станции техобслуживания, но там устранять их отказались, и Дроновым пришлось делать это за свой счет.

Собственники машины решили, что имеют право на компенсацию по закону о защите прав потребителей, и обратились в суд. Олег Дронов просил взыскать с ООО «Аксель-Моторс» 68 090 руб. ущерба, 68 090 руб. неустойки и 4000 руб. компенсации морального вреда, с ООО «БМВ Русланд Трейдинг» 1000 руб. ущерба, 1000 руб. неустойки, 1000 руб. морального вреда. Мария Дронова просила взыскать с ООО «Аксель-Моторс» 25 000 руб. на оплату услуг представителя и 23 000 руб. морального вреда, а с ООО «БМВ Русланд Трейдинг» – 5000 руб. на оплату услуг представителя и 2000 руб. морального вреда.

Василеостровский районный суд г. Санкт-Петербурга согласился только взыскать с ООО «Аксель-Моторс» в пользу Олега Дронова 34 545 руб. ущерба (сумма, которую Дроновы фактически потратили на ремонт поврежденной машины) и 20 000 руб. судебных расходов, а в остальной части отказал. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда с ним согласилась. Суды указали, что ответственность за качество ремонта, произведенного по направлению страховщика станцией технического обслуживания, несет страховщик. Поэтому, по мнению судов, к правоотношениям между истцами и ООО «Аксель-Моторс» применимы только нормы об ответственности за причинение вреда (деликт), но не положения закона о защите прав потребителей.

Тогда супруги обратились с кассационной жалобой в ВС. Тот согласился, что ответственность за качество выполненного ремонта действительно лежит на ОСАО «Ингосстрах». Вместе с тем исковые требования Дроновых к ООО «Аксель-Моторс» связаны не с качеством восстановительного ремонта, а с причинением истцам вреда при выполнении указанных работ. При этом истцы как потребители имеют право на возмещение вреда, причиненного их имуществу вследствие недостатков услуги со стороны исполнителя. Следовательно, к отношениям между Дроновыми и станцией техобслуживания применимы нормы закона о защите прав потребителей. Поэтому ВС определил отменить апелляционное определение и направить дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 78-КГ17-83). На сегодняшний день оно еще не рассмотрено.

«Позицию ВС разделяю полностью. Она соответствует общим принципам возмещения убытков, предусмотренным ГК, а также требованиям к качеству оказания услуг и ответственности за их нарушение, установленным законом о защите прав потребителей. Несомненно, правоотношения сторон в споре уже не связаны со страхованием имущества, поэтому претензии к станции техобслуживания обоснованны и логичны», – заявила адвокат ЮГ «Яковлев и Партнеры» Марина Костина. «В этом деле судом дана закономерная интерпретация отношений между собственником автомобиля и юрлицом, осуществляющим восстановительный ремонт», – отметила руководитель практики «ФБК Право» Елена Шигидина. «Определение ВС по сути является верным: истцы требовали возмещения вреда не по страховому случаю, а в результате некачественно оказанной услуги, в связи с чем к этим правоотношениям применим закон о защите прав потребителей», – подтвердил адвокат, партнёр ЮК LDD Андрей Попов. «Определение ВС будет ориентиром для судебной практики при разрешении аналогичных дел, связанных с урегулированием разногласий между собственником автомобиля и станцией технического обслуживания», – уверен старший юрист ООО ЮФ «Надмитов, Иванов и Партнеры» Михаил Степкин. «Это определение благоприятно для потребителей. Теперь они смогут обращаться при возмещении такого вреда в рамках закона о защите прав потребителей, который устанавливает льготные условия. Определение позволит скорректировать практику, так как она по этому вопросу была противоречива», – считает управляющий партнер КА «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский.

Руководитель аналитического отдела бюро ПП «Фрейтак и Сыновья» Максим Петров обращает внимание, что за рамками определения остался вопрос момента происхождения повреждений на автомобиле, что скорее всего и послужило поводом к спору. «Это ещё раз говорит о самонадеянности либо некомпетентности страховщика и автосервиса, которые имели возможность оградить себя от иска, если бы более внимательно контролировали свои внутренние процессы. В конце концов, даже если они банально прозевали незначительные дефекты, им практически ничего не стоило их исправить, не втягиваясь в долгие судебные тяжбы», – уверен Петров.

* имя и фамилия изменены редакцией

Судебная практика по делам о защите прав потребителей

Обзор Верховного Суда РФ по отдельным вопросам судебной практики о применении законодательства о защите прав потребителей при рассмотрении гражданских дел, утвержденный Президиумом ВС РФ 01.02.2012 (далее — Обзор), касается ряда правовых проблем, возникающих при рассмотрении споров о защите прав потребителей.

Большинство разъяснений, содержащихся в Обзоре, касается применения положений законодательства о защите прав потребителей, устанавливающих специальные меры ответственности в отношении продавца (изготовителя, исполнителя), не исполнившего свои обязательства перед потребителем или исполнившего их с просрочкой или иными нарушениями и недостатками.

По большей части приведенных в Обзоре вопросов Верховный Суд РФ подтвердил свою правовую позицию, высказанную ранее. Однако в ряде случаев практика судов общей юрисдикции может быть изменена разъяснениями, содержащимися в Обзоре.

Отметим, что в некоторых случаях правовая позиция Верховного Суда РФ совпадает с позицией Высшего Арбитражного Суда РФ по аналогичным вопросам, связанным с защитой прав потребителей.

Следует также отметить, что по ряду спорных вопросов правовая позиция Верховного Суда РФ в Обзоре не приводится, в частности по отдельным проблемам применения законодательства о кредитном договоре к правоотношениям с участием потребителя.

В этой связи можно выделить следующие судебные акты Верховного Суда РФ:

— Определение от 17.05.2011 по делу N 53-В10-15 (известное как «дело Брайт»), в котором Верховный Суд РФ квалифицировал условие кредитного договора о взимании комиссии за открытие и ведение ссудного счета как ничтожное и ущемляющее права потребителя.

Здесь также целесообразно обратить внимание на Определение ВС РФ от 04.03.2011 N 80-В11-1 (известное как «дело Вестфаль»), в котором изложена иная правовая позиция применительно к взиманию комиссии за организацию и сопровождение кредита: при заключении кредитного договора заемщик-потребитель в силу свободы договора принял на себя дополнительные обязательства, в частности по оплате комиссии за организацию и сопровождение кредита, поэтому такое условие договора не ущемляет его права. Следует отметить, что данное Определение официально не опубликовано, но на него ссылаются как в актах судов общей юрисдикции (Кассационное определение судебной коллегии Пензенского областного суда от 28.06.2011 N 33-1725, Апелляционное определение Первомайского районного суда г. Ижевска от 30.08.2011 по делу N 11-369/2011), так и в юридической литературе (Сикачев М. Комиссия за ссудный счет: судебные баталии // ЭЖ-Юрист. 2011. N 36. С. 12 — 13);

— Определения ВС РФ от 20.10.2009 N 9-В09-18, от 22.09.2009 N 51-В09-11, в которых условие кредитного договора об установлении договорной подсудности по иску банка к заемщику-потребителю было квалифицировано как условие, не ущемляющее права потребителя.

1. Туристские услуги

Верховный Суд РФ указал на то, что туристские услуги в полной мере охватываются понятием потребительских услуг в смысле Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) и к ним применяются все соответствующие нормы законодательства о защите прав потребителей (п. 1 Обзора).

В частности, при неполном и несвоевременном возврате денежных средств за неоказанную туристскую услугу к исполнителю по договору (туроператору) будут применяться нормы о неустойке (пенях) за просрочку исполнения в размере 3 процентов, а также возмещение морального вреда и понесенных судебных расходов.

При этом исполнитель (туроператор) не может ссылаться на то, что просрочка вызвана отказом потребителя от получения туристских услуг, поскольку такой отказ не является нарушением договора, а входит в содержание правоотношений по оказанию потребительских услуг.

Вывод о том, что потребитель туристских услуг является потребителем в смысле законодательства о защите прав потребителей, можно сделать из определения потребителя туристских услуг, приведенного в п. 2 Постановления Правительства РФ от 18.07.2007 N 452 «Об утверждении Правил оказания услуг по реализации туристского продукта», которое в полной мере соответствует определению потребителя, приведенному в преамбуле Закона о защите прав потребителей.

Этот вывод Верховного Суда РФ был основан на материалах Определения ВС РФ от 28.06.2011 N 51-В11-3.

Указанный вывод также поддерживается в судебной практике нижестоящих судов общей юрисдикции (см., к примеру, Определения Санкт-Петербургского городского суда от 21.12.2011 N 33-19000, от 29.11.2011 N 33-17619/2011, от 24.10.2011 N 33-15859/2011, от 24.02.2011 N 33-2641, Московского городского суда от 22.09.2011 по делу N 33-30547, от 18.10.2011 по делу N 33-33564, Свердловского областного суда от 20.05.2008 по делу N 33-3845/2008). В арбитражных судах оказание туристских услуг также признается оказанием потребительских услуг в соответствии с законодательством о защите прав потребителей (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 12.09.2011 по делу N А56-73186/2010, Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2011 по делу N А13-9880/2010).

2. Риелторские и иные посреднические услуги

В п. 2 Обзора Верховный Суд РФ указал на то, что законодательство о защите прав потребителей должно применяться в том числе к договорам оказания посреднических услуг, не содержащих положений об их стоимости. В качестве примера в Обзоре приводится риелторский (маклерский) договор на продажу и приобретение квартир.

Интересно отметить, что такой договор охарактеризован Верховным Судом РФ как договор оказания услуг.

В Обзоре указывается, что потребителю не может быть отказано в возмещении убытков, вызванных недостатками оказанных услуг или выполненных работ (п. 1 ст. 29 Закона о защите прав потребителей) со ссылкой на то, что в таком договоре не была установлена стоимость оказываемых услуг (работ). Цена в этом случае может быть определена в соответствии с правилами, изложенными в п. 3 ст. 424 ГК РФ.

Данный вывод Верховного Суда РФ был основан на материалах Определения ВС РФ от 01.11.2011 N 35-В11-6.

В судебной практике также поддерживается идея о применении законодательства о защите прав потребителей к риелторским договорам (Определения Московского городского суда от 30.08.2011 по делу N 33-27119, от 26.10.2011 по делу N 33-34617, от 18.04.2011 по делу N 33-11226/11, от 26.08.2010 по делу N 33-26864, Санкт-Петербургского городского суда от 14.04.2011 N 33-5321, от 01.12.2011 N 33-17823; Ленинградского областного суда от 22.09.2011 N 33-4727/2011, Кассационное определение Хабаровского краевого суда от 24.03.2010 по делу N 33-1961). Возможность применения положений Закона о защите прав потребителей к договорам, не содержащим размера вознаграждения риелтора, также подтверждается существующей судебной практикой (Определение Нижегородского областного суда от 08.07.2008 по делу N 33-4002/2008).

3. Договоры энергоснабжения

Ресурсоснабжающая организация при отсутствии соглашения о подаче топливно-энергетических ресурсов абонентам-потребителям не может прекратить поставку ресурсов организации-потребителю, если последняя осуществляет подачу энергоресурсов (электро- и газоснабжение) таким абонентам, не имеющим задолженностей по их оплате (п. 3 Обзора).

Верховный Суд РФ указал, что указанные абоненты-потребители не могут быть ограничены в получении этих энергоресурсов, кроме как по основаниям, указанным в ч. 4 ст. 3 ЖК РФ. Недопустимость произвольного отключения коммунальных услуг обуславливается в п. 3 Обзора также тем, что они неразрывно связаны с правом на жилище, гарантированным ст. 40 Конституции РФ. В Обзоре отмечается, что иное применение российского законодательства означало бы на! рушение положений Конституции РФ, провозглашающих Россию социальным государством (ч. 1 ст. 7 Конституции РФ).

Следует отметить, что § 6 гл. 30 ГК РФ и Федеральный закон от 31.03.1999 N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации» та! кже не содержат подобных оснований для перерыва или прекращения подачи энергии и газа.

Отсутствие договорных отношений между ресурсоснабжающей организацией и организацией-потребителем или возникновение каких-либо разногласий между ними не должно сказываться на правах потребителей, которые являются абонентами организации-потребителя, должным образом оплачивающими коммунальные платежи.

Тем самым Верховный Суд РФ указывает судам на необходимость применения п. 6 Порядка прекращения или ограничения подачи электрической и тепловой энергии и газа организациям-потребителям при неоплате поданных им (использованных ими) топливно-энергетических ресурсов (утв. ! Постановлением Правительства РФ от 05.01.1998 N 1), содержащего норму права, аналогичную приведенной правовой позиции высшей судебной инстанции.

Необходимо отметить, что судебная практика (включая практику арбитражных судов) по этому вопросу также соответствует изложенной правовой позиции (Определения ВАС РФ от 07.09.2009 N ВАС-10651/09 по делу N А36-1955/2008, от 14.03.2007 N 2229/07 по делу N А50-10789/2006-Г-3, Определение ВС РФ от 23.03.2005 N 10-Впр04-15, Определения Владимирского областного суда от 02.12.2010 по делу N 33-3719/2010, Рязанского областного суда от 27.10.2010 N 33-1829).

В ситуации прекращения энерго-, газо- и водоснабжения судам необходимо выяснять, какие меры предпринимались или могли быть предприняты ресурсоснабжающей организацией для заключения необходимых соглашений в целях защиты интересов граждан-потребителей. Ресурсоснабжающие организации должны предпринимать меры по урегулированию возникших разногласий независимо от того, имелась ли у них информация о конечных потребителях предоставляемых ресурсов.

Этот вывод Верховного Суда РФ был основан на материалах Определения ВС РФ от 20.12.2011 N 86-Впр11-6. Ранее Верховный Суд РФ также допускал прекращение энерго- и газоснабжения потребителей по соглашению, заключаемому между ресурсоснабжающей организацией и организацией-потребителем (Определения от 20.09.2011 N 86-Впр11-4, от 20.09.2011 N 86-Впр11-3).

4. Исчисление неустойки за просрочку

выполнения требований потребителя

В Законе о защите прав потребителей установлено, что вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме (п. 1 ст. 14 данного Закона).

В ст. 23 Закона о защите прав потребителей установлено, что продавец (изготовитель) должен уплатить неустойку в размере 1 процента от цены товара за каждый день просрочки установленных сроков возврата уплаченной за товар денежной суммы и возмещения убытков. Согласно ст. 22 Закона о защите прав потребителей претензия потребителя должна быть удовлетворена в 10-дневный срок.

В п. 4 Обзора указывается, что такая неустойка может быть снижена в соответствии с правилами ст. 333 ГК РФ лишь при соответствующем обосновании несоразмерности неустойки размерам понесенных потребителем убытков. Следует отметить, что этот вывод соответствует правовой позиции, изложенной в п. п. 1 и 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Этот вывод Верховного Суда РФ был основан на материалах Определения ВС РФ от 18.05.2010 N 10-В10-2.

Данная правовая позиция Верховного Суда РФ встречалась и в других актах судов общей юрисдикции (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 29.09.1994 N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», а также Определения Санкт-Петербургского городского суда от 13.12.2011 N 33-18429, Липецкого областного суда от 08.12.2010 по делу N 33-2972/2010, Нижегородского областного суда от 30.11.2010 по делу N 33-10644, Кассационное определение суда Еврейской автономной области от 03.06.2011 N 33-257/2011).

Примечательно, что ранее Верховный Суд РФ обращал внимание нижестоящих судов на то, что определенные законные неустойки, установленные в Законе о защите прав потребителей (п. 6 ст. 13), не могут снижаться в соответствии со ст. 333 ГК РФ (см., к примеру, ответ на вопрос N 1 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2007 года, утвержденного Постановлением Президиума ВС РФ от 01.08.2007, а также Определения Московского городского суда от 30.06.2011 по делу N 33-17692, Воронежского областного суда от 17.06.2010 по делу N 33-3241).

5. Штраф за несоблюдение в добровольном

порядке удовлетворения требований потребителя

Также в п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей содержится норма о штрафе за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, установленных законом. Размер штрафа определен как 50 процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Верховный Суд РФ в п. 4 Обзора указал, что этот штраф должен рассчитываться исходя из размера всей суммы взыскания, определенной судом нижестоящей инстанции, а не только из суммы такого штрафа, установленной судом нижестоящей инстанции.

Штраф по общему правилу должен взыскиваться не в пользу пострадавшего потребителя, а в пользу бюджета муниципального образования (местного бюджета) по месту нахождения суда, вынесшего решение о наложении штрафа (пп. 7 п. 1 ст. 46 БК РФ). Потребитель не может быть получателем этого штрафа, на что также указывается в п. 5 Обзора.

Данные выводы повторяют правовую позицию по этому вопросу, изложенную в п. 29 Постановления Пленума ВС РФ от 29.09.1994 N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей».

В п. 5 Обзора установлено, что размер такого штрафа подлежит снижению в случае уменьшения общей суммы, присужденной судом в пользу потребителя. В приведенной в п. 5 Обзора ситуации суд кассационной инстанции изменил размер неустойки в отношении изготовителя (ответчика), в связи с чем уменьшилась сумма, присужденная потребителю в связи с нарушением его прав. В такой ситуации размер штрафа, установленного п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, должен быть пересчитан.

Следует отметить, что Верховный Суд РФ характеризует нормы права о взыскании штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя императивными, и суды не вправе произвольно определять размер штрафа и его получателя по собственному усмотрению.

Эти выводы Верховного Суда РФ были основаны на материалах Определений ВС РФ от 18.05.2010 N 10-В10-2 и от 13.04.2010 N 14-В09-12. Такая позиция содержится и в судебной практике судов нижестоящих инстанций (Определения Московского городского суда от 22.09.2011 по делу N 33-30547, Санкт-Петербургского городского суда от 01.08.2011 N 33-11574/2011, Постановления президиума Санкт-Петербургского городского суда от 16.11.2011 N 44г-107/11, президиума Московского городского суда от 02.12.2011 по делу N 44г! -252, Кассационное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 14.11.2011 по делу N 33-40! 26/2011).

Обращаем внимание, что согласно абз. 2 п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей 50 процентов суммы взысканного штрафа перечисляется объединениям потребителей (ассоциации, союзы) или органам местного самоуправления, которые обратились с заявлением о защите прав потребителя.

В п. 7 Обзора установлено, что в случае удовлетворения требований потребителя в судебном порядке меры ответственности предпринимателя в соответствии с п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителя должны применяться судом автоматически, т.е. даже без заявления потребителя об их применении. Верховный Суд РФ указал на обязанность суда налагать этот штраф в описанной ситуации.

Следует отметить, что ранее судам общей юрисдикции уже давались аналогичные разъяснения по этому вопросу (см. п. 29 Постановления Пленума ВС РФ от 29.09.1994 N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», а также Определения Санкт-Петербургского городского суда от 17.10.2011

Наши услуги

Юридические услуги для организаций и ИП. Бухгалтерские услуги. Абонентское юридическое обслуживание организаций. Корпоративные споры. Юридическое сопровождение сделок с недвижимостью. Юридические услуги для граждан. Медиация конфликтов.

Успешные дела

Третейская оговорка в договоре. Споры, возникающие из договора аренды. Недобросовестные действия конкурента. Взыскание компенсации морального вреда, причиненного административным правонарушением. Дела, связанные с договором подряда.

Клиенты о нас

© 2010 — 2018 г. «Верное решение». Все права защищены. Карта сайта
Использование информации с сайта возможно только при наличии ссылки на сайт.

Верховный суд по делам о защите прав потребителей

Принятие решения об обращении в суд

Всегда можно договориться

Правила написания искового заявления.

В Москве 35 районных суда и более 300 мировых судей! Какой из них нужен Вам?

За правосудие тоже надо платить

Подать заявление тоже нужно правильно!

Подготовка дела к суду и предварительное судебное заседание.

Основное судебное заседание.

Решение еще надо получить

Работа с судебными приставами-исполнителями

Запись на консультацию: 8 (495) 585-82-43

Адрес: г. Москва, Варшавское ш. Д.132 стр. 9, оф. 589

3 минуты от м.»Южная», 15 минут от м.»Пражская»

Верховный Суд РФ о защите прав потребителей

28 июня 2012 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее в этой статье — Постановление от 28 июня 2012 г., или новое Постановление). Данный судебный акт заменил действовавшее ранее Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (далее в этой статье — Постановление от 29 сентября 1994 г., или Постановление, утратившее силу).

Целью предлагаемой статьи является анализ новых разъяснений по применению законодательства о защите прав потребителей, прежде всего, Закона «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 (далее — Закон о защите прав потребителей), данных Верховным Судом РФ.

Постановление, утратившее силу, содержало ряд положений, которые в первые годы действия Закона о защите прав потребителей были актуальными, например положение о том, что суды не вправе руководствоваться законодательством о защите прав потребителей при разрешении споров, вытекающих из отношений между гражданами, вступающими в договорные отношения между собой с целью удовлетворения личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а также из отношений, возникающих в связи с приобретением гражданином-предпринимателем товаров, выполнением для него работ или предоставлением услуг не для личных, семейных, домашних и иных нужд, а для осуществления предпринимательской деятельности либо в связи с приобретением товаров, выполнением работ и оказанием услуг в целях удовлетворения потребностей предприятий, учреждений, организаций (п. 1 Постановления от 29 сентября 1994 г.).
Актуальность такого рода положений объяснялась новизной толкуемого Закона, нормы которого еще не утвердились в правосознании. Теперь такие положения кажутся очевидными, поэтому не воспроизводятся в новом Постановлении. В тексте нового Постановления значительно сократилось число неоправданно объемных цитат из Гражданского кодекса РФ и Закона о защите прав потребителей.
Некоторые положения нового Постановления носят принципиально иной характер в сравнении со сложившейся судебной практикой, к таким положениям можно отнести позицию Верховного Суда РФ относительно того, распространяется ли действие Закона о защите прав потребителей на отношения по имущественному страхованию.
В Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ от 28 мая 2008 г. на вопрос: «Применяется ли Закон РФ о защите прав потребителей к правоотношениям, вытекающим из договоров имущественного страхования?» был дан отрицательный ответ. Однако этот ответ не был надлежаще обоснован и противоречил преамбуле Закона о защите прав потребителей, установившей субъектный состав правоотношений, на которые распространяется действие названного Закона.

Если одной стороной страхового правоотношения является страхователь — гражданин, страхующий имущество, используемое исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а другой стороной — страховщик, т.е. организация, оказывающая возмездные финансовые услуги, то эти отношения должны входить в предмет регулирования Закона о защите прав потребителей.
Верховный Суд РФ признал этот факт, перечислив в п. 2 нового Постановления договор страхования как личного, так и имущественного среди других договоров, из которых возникают отношения с участием потребителей.
Практически ни у кого не возникало сомнения в том, что к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.
Иначе обстояло дело с медицинскими услугами, оказываемыми в рамках обязательного медицинского страхования. По поводу их отнесения к предмету регулирования Законом о защите прав потребителей высказывались возражения, связанные с тем, что активным участником отношений по обязательному медицинскому страхованию является государство. Ведь обязательное медицинское страхование — это вид обязательного социального страхования, представляющий собой систему создаваемых государством правовых, экономических и организационных мер, направленных на обеспечение при наступлении страхового случая гарантий бесплатного оказания застрахованному лицу медицинской помощи за счет средств обязательного медицинского страхования в пределах территориальной программы обязательного медицинского страхования и в установленных Федеральным законом случаях в пределах базовой программы обязательного медицинского страхования (Статья 3 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации»).

Эти сомнения Верховный Суд РФ разрешил в п. 9 нового Постановления, указав на то, что Закон о защите прав потребителей распространяется на медицинские услуги как в рамках добровольного, так и обязательного медицинского страхования.
Впервые в тексте нового Постановления даются понятия объектов правоотношений с участием потребителей: понятия товаров, работ, услуг. В частности, под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).
Большая ясность внесена по вопросу о субъектном составе рассматриваемых правоотношений. Так, в свете разъяснений, данных Верховным Судом РФ в Постановлении от 28 июня 2012 г., руководствоваться нормами Закона о защите прав потребителей в бесспорном порядке в целях защиты своих прав могут быть теперь потребители, заключившие предварительный договор; граждане, имеющие право на государственную социальную помощь и использующие в ходе ее реализации товары или услуги (требования в этом случае предъявляются к изготовителю (продавцу) этих товаров, исполнителю услуг); потребители посреднических услуг на рынке сделок с недвижимостью (риелторских услуг, заключающихся, в частности, в подборе вариантов объектов недвижимости для их последующей купли-продажи, аренды гражданами для целей, не связанных с предпринимательской деятельностью, помощи в заключении указанными гражданами сделок по купле-продаже и иных сделок в отношении объектов недвижимости, организации продажи объектов недвижимости по поручению данных граждан).
Исходя из преамбулы Закона о защите прав потребителей, правами, предоставленными потребителю, пользуется не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары, работы, услуги, но и гражданин, который использует приобретенные, заказанные вследствие таких отношений товары, работы, услуги на законном основании. Среди таких лиц Постановление от 28 июня 2012 г. перечисляет наследников, а также лиц, которым вещь была отчуждена впоследствии. В этих случаях гражданин, ставший потребителем и желающий защитить свои права в суде или в отношениях с продавцом товара или исполнителем работ, должен доказать основание приобретения вещи. Это необходимо потому, что у суда, продавца или исполнителя есть обоснованное опасение, что с подобным требованием к ним может обратиться покупатель по договору купли-продажи или заказчик по договору на выполнение работ.
Закон о защите прав потребителей называет 6 субъектов, обязанных перед потребителем: продавца, изготовителя, исполнителя, уполномоченную организацию, уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера. Для расширения рынка сбыта многие субъекты предпринимательской деятельности пользуются услугами различных посредников, поэтому с ними приходится сталкиваться и потребителям. Это обстоятельство затрудняет защиту ими своих прав, так как продавцы, исполнители зачастую отказывают потребителям в удовлетворении их требований на том основании, что договоры заключались с посредниками или через посредников.
Верховный Суд РФ в пунктах 48 — 50 Постановления от 28 июня 2012 г. рассмотрел эту ситуацию и указал следующее: «Разрешая дела по искам о защите прав потребителей, необходимо иметь в виду, что по общему правилу изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) является субъектом ответственности вне зависимости от участия в отношениях по сделкам с потребителями третьих лиц (агентов). По сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу ст. 37 Закона о защите прав потребителей, п. 1 ст. 1005 ГК РФ, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала). В случае возникновения споров о предоставлении услуг посредниками уплачиваемое им потребителями комиссионное вознаграждение, исходя из вышеназванных статей и ст. 15 ГК РФ, может рассматриваться как убыток потребителя, отнесенный на основного исполнителя (изготовителя, продавца, уполномоченную организацию или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера).
Следует иметь в виду, что обязанность потребителя по оплате оказанных ему услуг (товаров) считается исполненной с момента передачи им денежной суммы банку, кредитной организации, платежному агенту, банковскому платежному агенту (субагенту) или иной организации, оказывающей в соответствии с действующим законодательством РФ платежные услуги населению, в том числе с использованием электронных денежных средств. Исполнитель (продавец) не вправе отказывать потребителю в исполнении договора из-за ненадлежащих действий по исполнению этого договора посредником».
Пункт 50 названного Постановления, который здесь не цитируется, раскрывает особенности ответственности посредников и исполнителей при оказании туристских услуг.
Таким образом, из приведенных разъяснений видно, что участие посредника не освобождает исполнителя, продавца и других обязанных перед потребителем лиц от ответственности перед потребителем за нарушения прав потребителей.
Не освобождает от ответственности перед потребителем продавца или исполнителя, в качестве которых выступают индивидуальные предприниматели, также и тот факт, что прекратилось действие государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, в частности в связи с истечением срока действия свидетельства о государственной регистрации либо аннулированием государственной регистрации. В этом случае потребитель вправе обратиться в суд к указанному лицу с требованиями, связанными с осуществлявшейся им ранее деятельностью по продаже товара, выполнению работы, оказанию услуги (п. 18 Постановления от 28 июня 2012 г.).
Без преувеличения можно сказать, что основными правами потребителей являются: право потребителей на качество товаров, работ, услуг, связанное с ним право на безопасность указанных объектов, право на информацию. Для реализации первых двух прав важными являются понятия «недостаток», «существенный недостаток». Но, если понятие «недостаток» не нуждается в особом разъяснении, так как это любое несоответствие товара, работы, услуги обязательным требованиям, условиям договора, обычно предъявляемым требованиям и т.д., в таком разъяснении в целях единообразной судебной практики нуждается понятие «существенный недостаток», так как при его определении законодатель использует оценочные категории, такие, как «несоразмерные расходы», «несоразмерная затрата времени».
Под несоразмерными расходами Верховный Суд РФ предлагает понимать расходы на устранение недостатка, приближенные к стоимости товара, работы, услуги или превышающие стоимость самого товара, работы, услуги либо выгоду, которая могла бы быть получена потребителем от его использования. Под несоразмерной затратой времени понимается время, превышающее установленный соглашением сторон в письменной форме и ограниченный сорока пятью днями срок устранения недостатка товара, а если такой срок соглашением сторон не определен, — время, превышающее минимальный срок, объективно необходимый для устранения данного недостатка обычно применяемым способом (п. 13 Постановления от 28 июня 2012 г.). В этом пункте Постановления раскрываются и другие признаки существенного недостатка.
В случае передачи потребителю товара ненадлежащего качества потребитель по своему выбору может потребовать либо соразмерного уменьшения покупной цены, либо безвозмездного устранения недостатка, либо возмещения расходов на устранение недостатка, либо замены товара, либо отказаться от исполнения договора купли-продажи, потребовав возврата покупной цены (ст. 503 ГК РФ, ст. 18 Закона о защите прав потребителей). Этими же нормами предусматриваются особенности реализации потребителем прав на замену товара или отказ от исполнения договора в отношении технически сложных товаров, Перечень которых установлен Постановлением Правительства РФ от 10 ноября 2011 г. N 924.

Пунктом 7 этого Постановления к технически сложным товарам относятся системные блоки, компьютеры стационарные и портативные, включая ноутбуки, и персональные электронные вычислительные машины. По поводу этих товаров Верховный Суд РФ разъясняет: требования граждан к качеству программного обеспечения, используемого в технически сложном товаре (например, к операционной системе, которая служит для обеспечения его функционирования), должны рассматриваться как требования к качеству товара в целом с учетом его потребительских свойств в соответствии со ст. 469 ГК РФ (п. 39 Постановления от 28 июня 2012 г.).
Исходя из п. 5 ст. 18 Закона о защите прав потребителей, ст. 493 ГК РФ отсутствие у потребителя кассового или товарного чека, чека безналичной оплаты услуг либо иного документа, удостоверяющего факт и условия покупки товара, не является основанием для отказа в удовлетворении его требований продавцом, изготовителем, исполнителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером. Эта норма не означает, однако, что потребитель, не имея никаких доказательств правомерности своего притязания, может требовать его удовлетворения. В подтверждение факта заключения договора и его условий потребитель вправе ссылаться на свидетельские показания. В качестве доказательства заключения договора может выступать информация, извлекаемая из компьютерного учета клиентов и договоров, ведущегося продавцом или исполнителем.
С учетом изменения процедуры расчетов Верховный Суд РФ разъясняет, что при дистанционных способах продажи товаров, заказа работ, услуг, когда используются средства удаленной связи (в частности, такие, как почта, Интернет, телефон), а оплата товара, работ, услуг осуществляется потребителем посредством электронных или безналичных расчетов, в том числе с использованием банковских карт и (или) иных установленных законом средств платежа, включая электронные средства платежа, факт покупки может быть подтвержден выпиской с банковского счета об авторизации и о совершении транзакции с указанием получателя платежа, итогов дебетовых и кредитовых операций и т.п., а также иными документами, подтверждающими перевод денежных средств (например, подтверждением об исполнении распоряжения клиента об осуществлении перевода электронных денежных средств, выдаваемых клиенту оператором электронных денежных средств) (п. 43 Постановления от 28 июня 2012 г.).
Говоря об ответственности перед потребителем изготовителя, исполнителя, продавца и других обязанных лиц за нарушения требований Закона о защите прав потребителей, Верховный Суд РФ много внимания уделяет правилам начисления и взыскания неустойки, однако разъяснения по этому вопросу в основном соответствуют сложившейся судебной практике. Иначе сформулировано лишь положение о порядке применения ст. 333 ГК РФ.
В Постановлении, утратившем силу (п. 12), по этому вопросу говорилось следующее: «Суд в соответствии со ст. 333 ГК РФ вправе уменьшить размер неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств. При этом судом должны быть приняты во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение истца, а также не только имущественный, но и всякий иной, заслуживающий уважения, интерес ответчика». Получалось, что суд и по своей инициативе мог уменьшить размер неустойки, впрочем, это вытекало и из текста самой ст. 333 ГК РФ.
В ГК РФ, учитывающем предполагаемые изменения (далее — ГК РФ в ред. проекта), абз. 1 ст. 333 сформулирован следующим образом: «Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе по заявлению должника уменьшить неустойку». Поэтому и в новом Постановлении (п. 34) разъяснение по данному вопросу выглядит несколько иначе: «Применение ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым».
Во-первых, суд по своей инициативе теперь не вправе рассматривать вопрос об уменьшении неустойки. Инициировать рассмотрение этого вопроса может только ответчик.
Во-вторых, Верховный Суд РФ не перечисляет никаких обстоятельств, которые могли бы послужить основанием для уменьшения неустойки. В качестве единственного такого обстоятельства будет выступать указанное в ст. 333 ГК РФ явное несоответствие подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства. Думаю, что не основным, но факультативным обстоятельством, влияющим на размер уменьшения неустойки, могут служить активные действия ответчика, направленные на разрешение конфликта в добровольном порядке.
Представляется, что имущественное положение истца не может служить обстоятельством, учитываемым судом при разрешении вопроса об уменьшении неустойки, как это указывалось в Постановлении, утратившем силу, так как взыскание неустойки есть мера ответственности нарушителя, а не повод для улучшения имущественного положения потребителя. То же самое можно сказать об учете заслуживающего уважения интереса ответчика.
Наряду с действием норм Закона о защите прав потребителей о неустойке, между потребителем и обязанным лицом может быть заключено соглашение о договорной неустойке, размер которой выше неустойки законной, или она будет установлена за нарушения, за которые Законом о защите прав потребителей неустойка вообще не установлена. В этом случае при обсуждении вопроса о снижении договорной неустойки должна будет применяться норма абз. 3 ст. 333 ГК РФ в ред. проекта, конечно, при условии ее надлежащего утверждения. Согласно этой норме снижение договорной неустойки, подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, когда будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.
Как в цивилистической науке, так и в судебной практике неоднозначно решался вопрос о возможности одновременного взыскания как неустойки, так и процентов за пользование чужими денежными средствами. В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 14 от 8 октября 1998 г. «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами» в качестве общего правила предусматривалось, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

Применительно к отношениям с участием потребителей Верховный Суд РФ указал на следующий путь решения данной проблемы: «. в денежных обязательствах, возникших из гражданско-правовых договоров, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров (работ, услуг) либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму могут быть начислены проценты на основании ст. 395 ГК РФ. Неустойка за одно и то же нарушение денежного обязательства может быть взыскана одновременно с процентами, установленными данной нормой, только в том случае, если неустойка носит штрафной характер и подлежит взысканию помимо убытков, понесенных при неисполнении денежного обязательства» (п. 34 Постановления от 28 июня 2012 г.).
Пунктом 2 ст. 13 Закона о защите прав потребителей как раз и предусмотрена штрафная неустойка, если иное не установлено законом. Иное соотношение неустойки и убытков может быть предусмотрено специальными законами, например законами в сфере энергоснабжения, транспорта, страхования и т.д. Согласно разъяснению, данному в п. 2 нового Постановления, если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами РФ, содержащими нормы гражданского права, то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.
Таким образом, применительно к отношениям с участием потребителей Верховным Судом РФ дано специальное разъяснение, отличающееся от общего. В этом разъяснении нашло отражение экономическое неравенство сторон и вытекающая из этого необходимость повышенной защиты прав потребителей.
Закон о защите прав потребителей ничего не говорит о взыскании неустойки с потребителя. Однако такая неустойка может быть предусмотрена договором, например, за несвоевременную оплату работы. В этом случае и на потребителя будут распространяться все разъяснения Верховного Суда РФ, касающиеся неустойки: о применении ст. 333, 395 ГК РФ.
При решении вопроса о компенсации потребителю морального вреда суды требовали доказательств причинения морального вреда, тем более что в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» указывалось, что суду следует также устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий. Но представить такие доказательства зачастую бывает нелегко. В этой связи очень важным для потребителей стало разъяснение п. 45 нового Постановления, согласно которому достаточным условием для удовлетворения иска о компенсации морального вреда является установленный факт нарушения прав потребителя.

Потребитель и сейчас, конечно, может представить справки, выписки о нахождении в стационаре, об обострении хронических заболеваний на фоне конфликта, например, с исполнителем работ, но эти доказательства будут иметь значение лишь для определения размера компенсации морального вреда, а не для возникновения самого права на такую компенсацию.
Завершая анализ разъяснений, данных Верховным Судом РФ по вопросу применения законодательства о защите прав потребителей, можно сказать, что рассмотренные в этой статье, а также другие положения Постановления от 28 июня 2012 г. N 17 помогут судам, а также потребителям в разрешении многих спорных ситуаций, будут способствовать более быстрому и качественному рассмотрению судебных дел о защите прав потребителей.