Закон о страховании рабочих от несчастных случаев на производстве

Завершающий этап становления системы страхования
в дореволюционной России.
Закон 23 июня 1912 г.

История развития страхового законодательства насчитывает десятки лет своего существования. Впервые система социального обеспечения населения сложилась до революции 1917 г. Первоначально предпринимались отдельные меры по обеспечению увечных рабочих, предоставлению врачебной помощи с опорой на индивидуальную ответственность предпринимателей перед потерпевшими 1 . Это было связано с развитием такого негативного фактора, сопровождавшего быстрый процесс дореволюционной индустриализации, как травматизм на производстве, что, в итоге, привело к необходимости введения государственного страхования. В 1912 г. третья государственная Дума принимает пакет законов об обеспечении рабочих в связи с несчастными случаями и по болезни, что же касается обеспечения по старости и инвалидности, то такие положения так и остались на стадии обсуждения. Закон 1912 г. закрепил уже сложившуюся к тому времени практику страхования рабочих и привнес новый элемент обязательности и государственного контроля. Как отмечал в 20-х гг. ХХ в. Б.Любимов: «законов об обязательном государственном страховании царская Россия до 1912 г. не знала» 2 . Закон 1912 г. призван был осуществить широкомасштабную социальную реформу (в соответствии с направлением заданным П.А.Столыпиным в 1906 г.). Он впервые включал в себя комплекс мер по обеспечению рабочих в результате несчастных случаев и по болезни 3 , завершив формирование системы страхования рабочих в царской России.

Анализ закона 1912 г. показывает, что закон являлся сложным, многоуровневым нормативным актом. В его структуре насчитывается в общей сложности 286 статей (в законе 1903 г. об обязанности предпринимателей вознаграждать увечных рабочих и членов их семей было 53 ст.). Структура закона представляется в виде двух крупных блоков: содержательного, характеризующего сам процесс социального обеспечения рабочих в связи с несчастными случаями и по болезни, и отдельно — институционального, представляющего организационную сторону будущего страхования. Процедура страхования раскрывается в положениях закона «об обеспечении рабочих на случай болезни» (115 статей) и «о страховании рабочих от несчастных случаев» (120 статей).

Закон 1912 г. в части страхования от несчастных случаев содержал как общие постановления с обозначением круга предприятий, количества застрахованных лиц, с их правами и обязанностями (первые 68 статей закона), так и отдельные пункты относительно страховых товариществ (с 69 по 120 ст.). В нем детализировались многие положения предыдущего закона 1903 г. о вознаграждении пострадавших от несчастных случаев предпринимателями или же, напротив, обобщались некоторые позиции. Ряд статей закона 1912 г. имел прямое соответствие с положениями 1903 г. Закон 1912 г., развивая идею обеспечения рабочих в связи с несчастными случаями (положения принятые в 1903 г.), выстраивал систему обязательств сторон и страховых гарантий. Пособия и пенсии в связи с несчастными случаями выплачивались по новому положению страховыми товариществами. «На окружные страховые товарищества всецело падает ответственность перед рабочими, сделавшимися жертвой несчастных случаев в застрахованных предприятиях, и ввиду этого, страховым товариществам присвоено право издавать обязательные для своих членов постановления и устанавливать надзор за соблюдением постановлений параллельно с правительственной инспекцией охраны труда», писал горный инженер Я.Литтауэр 4 . Участниками товариществ в принудительном порядке становились владельцы предприятий, «лица эти, — говорилось в ст.8 закона,- несут круговую по обязательствам товарищества ответственность в порядке, определенном уставом» (коллективная ответственность). Делами страховых товариществ управляли Общее собрание (устанавливающее правила о выдаче вознаграждений о предупреждении несчастных случаев, о мерах предосторожности при работах), Правление: «на правление возлагается управление делами товарищества, причем оно является во всех делах и действиях представителем товарищества», — говорилось в пункте 113 закона и Ревизионная комиссия.

Средства товариществ формировались из: единовременных и ежегодных страховых взносов владельцев (по примеру германской раскладочной системы; доходов с имущества товариществ; пожертвований; штрафов и пеней, налагаемых товариществом; случайных поступлений (см. ст.80 закона). Расходовались они на образование пенсионного фонда; на уплату пособий и единовременных вознаграждений; на покрытие расходов по управлению делами товарищества; на образование запасного капитала; на предупреждение несчастных случаев (ст. 81-88 закона 1912 г. о страховании от несчастных случаев).

Положение о страховых товариществах являлось одним из основополагающих в законе 1912 г. Через организацию и деятельность страховых товариществ в округах (окружная организация была заимствована из австрийской системы, т.к. в Германии реализовался не территориальный а профессиональный принцип организации), осуществлялся принцип коллективной ответственности за смерть и увечья с рабочими на производстве, в противовес индивидуальной ответственности предпринимателей по закону 1903 г. Закон 1912 г. не предусматривал полного возмещения заработка (максимальное вознаграждение осталось в размере 2/3 заработной платы), таким образом не вносил в этой своей части ни каких улучшений, по сравнению с законом 1903 г. Новшеством в законе являлись положения об обеспечении по болезням.

Обратимся к положениям закона о предоставлении помощи по болезни. «Новый закон 1912 г. об обеспечении рабочих на случай болезни содержал постановления относящиеся как до денежных выдач в случае болезни рабочих, так и до оказания им врачебной помощи» 5 . Он подразделялся на общие постановления (знакомящие со сферой действия нового закона) по страхованию рабочих (первые 16 статей) и отдельные статьи о больничных классах (ст.17-43; ст.53-115), о врачебной помощи (ст. 44-52). Круг лиц, подлежащих страхованию (все наемные рабочие и служащие), перечень предприятий (за исключением казенных и железных дорог общего пользования), на которые распространялись нормы по обеспечению в связи с болезнью, были аналогичны положениям по страхованию от несчастных случаев (особенно в первых 4-х статьях). Оказание врачебной помощи явилось точкой пересечения традиционного и нового (врачебная помощь предоставлялась за счет владельца предприятия по ст.8, а денежные пособия выдавались больничными кассами по ст.9). Центральными, в части предоставления помощи в связи с болезнью, явились статьи о больничных кассах (отдельных и общих, с числом участников «не менее двухсот» по ст.17). Через больничные кассы осуществлялись выплаты по болезни, как через страховые товарищества по несчастным случаям. Управление делами больничной кассы закон сосредотачивал в Общем собрании кассы и ее Правлении 6 . Участниками больничных касс были рабочие и служащие «со дня допущения к работе (службе) или со времени учреждения кассы (приписки предприятия к кассе)» 7 , а также владельцы предприятий. В своей деятельности кассы, по закону, руководствовались «нормальным уставом» (или иным, написанным на основе нормального) 8 . Средства больничных касс формировались из взносов участников (от 1 до 3% суммы заработка) и приплат владельцев (в размере 2/3 взносов участников кассы); дохода с имущества; из пожертвований; из денежных взысканий, налагаемых правлением больничных касс; из пеней; из случайных поступлений. Эти средства составляли оборотный капитал (на текущие расходы) и запасной. Процедура уплаты взносов в кассу была следующей: взносы с участников удерживались владельцем при уплате заработка и вносились им в больничную кассу в недельный срок (со дня удержания) одновременно с собственной приплатой (см. ст.68). При установлении страховых взносов в больничные кассы учитывался германский образец, существовавший до 1911 г. С 1911 г. в Германии уравнивались взносы предпринимателей и рабочих в больничные кассы. В России в 1912 г. «законодатели считали незыблемым тот германский принцип, который сама Германия изменила в 1911 г.» 9 . В результате: «желая согласовать незыблемые германские принципы с законом 1903 г. наши законодатели, несколько увеличив приплаты хозяев в больничные кассы, выдачу пособий увечным рабочим, в течение первых 13 недель, передали больничным кассам» 10 . (см. ст. 53, 55 положения о больничных кассах).

Основываясь на вышеприведенном сравнении можно сделать вывод о том, что социальное обеспечение предусмотренное законом 1912 г. опиралось на германскую модель и отечественный закон 1903 г. Выплаты производились больничными кассами, страховыми товариществами в двух видах: по несчастным случаям и по болезни, что, в свою очередь, расширяло рамки обеспечения по закону 1903 г. Однако, этим не достигался уровень Германии, где уже вышли в свет законы об обеспечении по старости и инвалидности. Подобный пробел отечественного законодательства (т.е. отсутствие законов об обеспечении по старости и инвалидности, а также по безработице, как в некоторых европейских странах) несколько снижал эффект, делал комплекс принятых мер не полным, социальную реформу половинчатой.

С выходом нового закона об обязательном государственном страховании рабочих и служащих произошли качественные изменения в организации помощи увечным рабочим (а также их семьям) особенно в связи с заменой индивидуальной ответственности коллективной, что делало выплаты более гарантированными (по сравнению с обеспечением 1903 г.). Вводилось обеспечение по болезни, аналогов которому не было в России. Была выстроена система управления страхованием. Контроль сосредоточился в руках государства, центральной и местной администрациях (в Совете и Присутствиях по делам страхования). Более продуманные нормы нового закона давали выход на его реализацию, очертив достаточно четко всю схему будущего страхования.

Закон 1912 г. в целом положительно оценивался современниками (особенно государственными чиновниками и большинством предпринимателей). Хотя отмечались и его недостатки (например в отношении категорий рабочих и служащих охваченных законом, тоже касалось и предприятий подпадавших под действие закона, распространение норм 1912 г. только на Европейскую часть и Кавказ). Критические замечания в основном давали представители социал-демократического лагеря 11 . Однако, при всех своих недостатках, данный законодательный акт был несомненным шагом вперед. В нем суммировался весь отечественный опыт социального страхования накопленный за период 80-х гг. ХIХ в. — начало ХХ в. Благодаря данному акту Россия встала в один ряд с крупнейшими государствами Европы в решении вопроса обеспечения увечных и больных, кроме того промышленные рабочие получили гарантии в получении «вознаграждений» (пенсий и пособий по несчастным случаям и по болезни).

1 Имеются в виду законы 1866 г., 1901 г., 1903 г.

2 Любимов Б. Социальное страхование в прошлом и настоящем. М. Вопросы труда. 1925. С.24.

3 ПСЗ.III. Т.XXXII. СПб., 1915. №37444-37447.

4 Уральский техник. №21. 1915. С.2.

5 Уральский техник. №21. 1915. С.4.

6 См. ст.85-115 Положения о больничных кассах.

7 См. ст.23 Положения о больничных кассах.

8 См. ст.27-30 Положения о больничных кассах.

9 Данский Б.Г. Дореволюционная страховая кампания. М., 1923. С.33.

11 См. Металлист №23. 1912. С.5; Страхование рабочих. №8. 1912. С.17.

Обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний

Обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний осуществляется в Российской Федерации с января 2000 года в соответствии с Федеральным законом от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», которым установлены правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определен порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях.

Обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний предусматривает:

— обеспечение социальной защиты застрахованных и экономической заинтересованности субъектов страхования в снижении профессионального риска;

— возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях, путем предоставления застрахованному в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию, в том числе оплату расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию;

— обеспечение предупредительных мер по сокращению производственного травматизма и профессиональных заболеваний.

Средства на осуществление обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний формируются за счет:

— обязательных страховых взносов страхователей;

— взыскиваемых штрафов и пени;

— капитализированных платежей, поступивших в случае ликвидации страхователей;

— иных поступлений, не противоречащих законодательству Российской Федерации.

В соответствии с Федеральным законом от 31.12.2017 г. № 484-ФЗ «О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов» в 2018 году и в плановый период 2019 и 2020 годов страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний уплачиваются страхователем в порядке и по тарифам, которые установлены Федеральным законом от 22.12.2005 г. № 179-ФЗ «О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2006 год».

Страховые тарифы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяются в процентах к суммам выплат и иных вознаграждений, которые начислены в пользу застрахованных в рамках трудовых отношений и гражданско-правовых договоров, предметом которых являются выполнение работ и (или) оказание услуг, договора авторского заказа и включаются в базу для начисления страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в соответствии с Федеральным законом от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

В 2018 году и в плановом периоде 2019 и 2020 годов сохраняются 32 класса профессионального риска, размеры и диапазон страховых тарифов от 0,2 до 8,5%.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.12.2005 г. № 713 утверждены Правила отнесения видов экономической деятельности к классу профессионального риска, которые определяют порядок отнесения видов экономической деятельности к классу профессионального риска в целях установления страховых тарифов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, которые устанавливаются страхователям в соответствии классом профессионального риска осуществляемого ими основного вида экономической деятельности.

Основной вид деятельности страхователя — юридического лица, а также виды экономической деятельности подразделений страхователя, являющихся самостоятельными классификационными единицами, ежегодно подтверждаются страхователем в порядке, установленном Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации.

Отнесение вида экономической деятельности к классу профессионального риска определяется исходя из величины интегрального показателя профессионального риска, который определяется как отношение общей суммы расходов на обеспечение по страхованию в истекшем календарном году, к сумме выплат и иных вознаграждений в пользу застрахованных лиц за истекший календарный год, на которые начислены страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

В соответствии с пунктом 2 приказа Росстандарта от 31.01.2014 № 14-ст «О принятии и введении в действие Общероссийского Классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД2) ОК 029-2014 (КДЕС Ред. 2)» Общероссийский классификатор видов экономической деятельности ОК 029-2001 (КДЕС ред. 1) (далее – ОКВЭД) с 1 января 2017 года подлежит замене на Общероссийский Классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД2) ОК 029-2014 (КДЕС Ред.2) (далее – ОКВЭД2).

В связи с изложенным, начиная с 01.01.2017 года, отнесение страхователей – юридических лиц, зарегистрированных в территориальных органах Фонда по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, к основному виду экономической деятельности производится согласно заявленному страхователем при государственной регистрации коду по ОКВЭД2 основного вида экономической деятельности, указанной в Едином государственном реестре юридических лиц, а страхователя — физического лица, нанимающего лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, — коду по ОКВЭД2 основного вида экономической деятельности, указанному в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей, в соответствии с Классификацией видов экономической деятельности по классам профессионального риска, утвержденной Приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации России от 30.12.2016 г. № 851н. В Классификации, сформированной на основе кодов по ОКВЭД2, виды экономической деятельности распределены по 32 классам профессионального риска.

В соответствии со статьей 22 Федерального закона от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» страховые взносы уплачиваются страхователем исходя из страхового тарифа с учетом скидки или надбавки, устанавливаемых страховщиком.

Скидки и надбавки к страховым тарифам на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний устанавливаются страхователям в соответствии с Правилами, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 30.05.2012 г. № 524.

Размер скидки и надбавки рассчитывается страховщиком в соответствии с Методикой расчета скидок и надбавок к страховым тарифам на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утверждаемой Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации и страховщиком (приказ Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 01.08.2012 г. № 39н .

Размер скидки или надбавки рассчитывается по итогам деятельности страхователя за три года, предшествующих текущему году, и устанавливается страхователю с учетом состояния охраны труда на основании сведений о результатах проведения специальной оценки условий труда и сведений о проведенных обязательных предварительных и периодических медицинских осмотрах по состоянию на 1 января текущего календарного года, и расходов на обеспечение по страхованию. Размер установленной скидки или надбавки не может превышать 40% страхового тарифа, установленного страхователю. При наличии в предшествующем финансовом году страхового случая со смертельным исходом, произошедшего не по вине третьих лиц, страхователю на очередной финансовый год скидка не устанавливается. При наличия у страхователя в предшествующем финансовом году группового несчастного случая (2 человека и более) со смертельным исходом, произошедшего не по вине третьих лиц, страхователю устанавливается надбавка с учетом количества погибших.

В соответствии с Правилами установления страхователям скидок и надбавок к страховым тарифам на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний страховщиком по согласованию с Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации ежегодно не позднее 1 июня текущего года рассчитываются и утверждаются значения основных показателей по видам экономической деятельности.

Индивидуализация размеров страховых тарифов производится за счет установления дифференцированного страхового тарифа структурным подразделениям предприятий, осуществляющим виды экономической деятельности, отличные от основного вида экономической деятельности, осуществляемого предприятием в целом и при условии соблюдения требований пункта 7 приказа Минздравсоцразвития России от 31.01.2006 г. № 55.

Вопросы, связанные с внесением страховщику ликвидируемыми (в том числе в связи с признанием их банкротами) юридическими лицами — страхователями по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний капитализированных платежей, предназначенных для удовлетворения требований граждан, перед которыми страхователь несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, регулируются Порядком внесения в Фонд социального страхования Российской Федерации капитализированных платежей при ликвидации юридических лиц — страхователей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 17.11.2000 г. № 863.

В соответствии со статьей 7 Федерального закона от 05.12.2017г. № 364-ФЗ «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов» Фонд в пределах бюджетных ассигнований вправе принимать в 2018 году решения о направлении страхователем до 20% сумм страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, начисленных за предшествующий год, за вычетом расходов на выплату обеспечения по указанному виду страхования, произведенных страхователем в предшествующем году, на финансовое обеспечение предупредительных мер по сокращению производственного травматизма и профессиональных заболеваний работников и санаторно-курортное лечение работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными производственными факторами.

В случае, если страхователи с численностью работающих до 100 человек не осуществляли два последовательных календарных года, предшествующие текущему финансовому году, финансовое обеспечение предупредительных мер по сокращению производственного травматизма и профессиональных заболеваний работников и санаторно-курортного лечения работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными производственными факторами, объем средств на финансовое обеспечение указанных мер рассчитывается исходя из отчетных данных за три последовательных календарных года, предшествующих текущему финансовому году.

В соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 18 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» утверждены Правил финансового обеспечения предупредительных мер по сокращению производственного травматизма и профессиональных заболеваний работников и санаторно-курортного лечения работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными производственными факторами (приказ Минтруда России от 10.12.2012 г. № 580н «Об утверждении Правил финансового обеспечения предупредительных мер по сокращению производственного травматизма и профессиональных заболеваний работников и санаторно-курортного лечения работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными производственными факторами».

Обеспечение пострадавших осуществляется страховщиком в виде:

а) пособия по временной нетрудоспособности, назначаемого в связи со страховым случаем;

б) страховых выплат (в зависимости от стойкой утраты профессиональной трудоспособности):

— единовременной страховой выплаты;

— ежемесячных страховых выплат;

г) оплаты дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая.

Условия, размеры и порядок оплаты дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованного определяются в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 15.05.2006 г. № 286.

Пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве и профессиональным заболеванием выплачивается пострадавшему в размере 100% его среднего месячного заработка (дохода) за весь период нетрудоспособности до его выздоровления или установления учреждением медико-социальной экспертизы стойкой утраты профессиональной трудоспособности.

Максимальный размер пособия по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием за полный календарный месяц не может превышать четырехкратный максимальный размер ежемесячной страховой выплаты, установленный в соответствии с пунктами 12 и 13 статьи 12 Федерального закона от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» в 2018 году — 289 161,6 руб. (72 290,4 руб. х 4).

Единовременные и ежемесячные страховые выплаты назначаются, если по заключению учреждения медико-социальной экспертизы застрахованный работник в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания полностью или частично утратил профессиональную трудоспособность, либо могут быть назначены лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае смерти застрахованного.

Размер единовременной страховой выплаты устанавливается в соответствии со степенью утраты профессиональной трудоспособности застрахованного лица, установленной учреждением медико-социальной экспертизы.

Порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством Российской Федерации.

В 2018 году размер единовременной страховой выплаты определяется в соответствии со степенью утраты застрахованным профессиональной трудоспособности исходя из максимальной суммы, равной 94 018,0 рубля, которая подлежит индексации один раз в год с 1 февраля текущего года исходя из индекса роста потребительских цен за предыдущий год. Коэффициент индексации определяется Правительством Российской Федерации.

В случае смерти застрахованного размер единовременной страховой выплаты составляет 1 миллион рублей.

Размер ежемесячной страховой выплаты, которая компенсирует застрахованному заработок, утраченный в связи с трудовым увечьем (профессиональным заболеванием), определяется как доля среднего месячного заработка застрахованного, исчисленная в соответствии со степенью утраты им профессиональной трудоспособности.

Размер ежемесячной страховой выплаты подлежит индексации один раз в год с 1 февраля текущего года исходя из индекса роста потребительских цен за предыдущий год. Коэффициент индексации определяется Правительством Российской Федерации.

Максимальный размер ежемесячной страховой выплаты подлежит индексации один раз в год с 1 февраля текущего года исходя из индекса роста потребительских цен за предыдущий год. Коэффициент индексации определяется Правительством Российской Федерации.

4. Страхование рабочих

Для рабочих особо вредных и опасных производств правительство было вынуждено ставить вопрос об ответственности предпринимателей за увечье. Ка к отмечалось выше, особенно велико число увечных было в горной и горнозаводской отраслях промышленности. Первые подобия больничных касс, называемые горнозаводскими товариществами [128] , возникли в результате издания закона 8 марта 1861 г. об освобождении рабочих казенных горных заводов и наделении их землей. Предусматривалось бесплатное лечение рабочих, пенсии по инвалидности, болезни и старости из сумм, создаваемых от взносов рабочих и заводоуправлений.

Лишь в 1881 г. с утверждением положения о вспомогательных кассах пенсионное обеспечение горнозаводских рабочих казенных горных заводов было в минимальной степени упорядочено. Вспомогательные кассы выдавали пенсии рабочим по старости, в случае болезни или увечья в размере, определяемом заводоуправлением. Заболевшие рабочие получали 1 /3 (холостые), 1 /2 (женатые, бездетные) и 2 /3 (женатые, с детьми) заработной платы в течение 2 мес. Проработавшим 35 лет выдавалась полная пенсия в размере 1 /2 заработка и т. д. Капиталы горнозаводских товариществ складывались из 2—3%-ных удержаний заработной платы рабочих и таких же по величине взносов заводоуправлений. Попытки правительства распространить правила о горнозаводских товариществах на частные заводы закончились провалом. Разработки законопроектов об обеспечении потерпевших рабочих одна за другой терпели крах. Законопроект о страховании рабочих от несчастных случаев неоднократно пересматривался и перерабатывался[129].

Однако экономика страны, в том числе и промышленное производство, продолжали развиваться. Достаточно отметить, что ежегодный прирост промышленной продукции в 1900—1913 гг. составлял 3—4%[130]. Поэтому сама промышленная жизнь с огромным числом несчастных случаев и профессиональных заболеваний толкала правительство и предпринимателей принимать какие-то меры по социальному обеспечению и социальному страхованию рабочих.

Страхования рабочих от несчастных случаев (кроме названных выше касс горнозаводских товариществ на горных и горнозаводских казенных заводах) до издания страховых законов 1912 г. не существовало. Как уже отмечалось, потерпевший увечье рабочий добивался возмещения через суд, доказав предварительно, что вина за несчастный случай лежит на предпринимателе. В некоторых случаях судебные процессы заканчивались благоприятно для рабочих[131]. Казенный Балтийский судостроительный завод с 1898 по 1908 г. выплачивал пенсию 3078 рабочим, из них 630 человек получали пенсию по решению суда[132]. На ряде уральских заводов выдавались натуральные и денежные пособия престарелым, а также больным и увечным рабочим[133]. Можно было бы еще привести примеры возникновения на ряде предприятий вспомогательных касс, создания богаделен для больных и увечных и т. д., однако в целом факты выплаты пособий по увечью, факты функционирования в некоторых местах больничных и вспомогательных касс не меняли положения, поскольку такие факты являлись не правилом, а редким исключением.

В то же самое время случаи выдачи рабочим пособий свидетельствуют о том, что буржуазия в ряде случаев была вынуждена идти на акты социального обеспечения. В 1887 г. правительство издало правила о добровольном коллективном страховании пред-принимателями рабочих в страховых акционерных обществах в случае, когда фабриканты не желали сами иметь дело с увечными рабочими, а передавали их в страховые акционерные общества. Правила 1887 г. регламентировали выдачу пособий и пенсий в случае: 1) смерти от несчастного случая, 2) полной утраты трудоспособности и 3) частичной утраты трудоспособности[134]. При желании увечного рабочего страховое общество выплачивало застрахованному взамен пенсии единовременный капитал. В зависимости от 3 степеней инвалидности устанавливались и 3 степени обеспечения рабочих[135].

Из рассмотрения контингента застрахованных рабочих по отраслям промышленного производства и губерниям видно, что число застрахованных было непосредственно связано со степенью риска: наибольшее развитие страхование получило в Южном горнопромышленном районе, где происходило больше всего несчастных случаев, затем в Петербургском промышленном районе с высокоразвитыми отраслями металлообрабатывающей и машиностроительной промышленности и т. д.[136] Если число застрахованных рабочих в различных страховых обществах в 1890 г. составляло всего 93 432 человека, то к 1900 г. оно возросло до 936 243 человек, составляя почти миллион фабрично-заводских рабочих[137]. В последующие годы в связи с подготовкой закона 1903 г. об индивидуальной ответственности предпринимателей за увечье число застрахованных рабочих в страховых обществах резко сократилось.

Как видно из огромного числа писем рабочих в различные учреждения Министерства торговли и промышленности, страховые общества наживались за счет ограбления рабочих. Дело в том, что увечные рабочие, как правило, не получали всей причитающейся им страховой суммы. Штатные работники обществ (врачи, юристы и др.) занижали степень потери трудоспособности рабочим; комиссионеры обществ, выезжая на места, уговаривали пострадавшего рабочего отказаться от ежегодного получения пенсии, заменив ее единовременной выплатой пособия в значительно уменьшенном размере[138]. Это ограбление рабочих приносило страховым обществам высокую прибыль. Так, за 1900 г. доходы акционерных обществ составили значительную сумму (более трех с половиной миллионов руб.), а расходы на выдачу пенсий и пособий увечным и погибшим рабочим — всего 2325.1 тыс. руб.[139]

В связи с тем что число увечных на шахтах и заводах Юга было весьма велико, при Совете съезда горнопромышленников Юга России еще с 1884 г. стало функционировать Общество пособия горнорабочим. С 1884 г. до начала действия закона 2 июня 1903 г. общество собрало 921.7 тыс. руб., из которых выдало в виде временных пособий и постоянных пенсий 405.8 тыс. руб.[140]

За 1900 г., по данным обследования предприятий, подчиненных фабричной инспекции, без учета фабрик и заводов, обложенных акцизом (сахарных, винокуренных, табачных, спичечных), расходы предпринимателей по страхованию 1274.1 тыс. учтенных рабочих с общей суммой зарплаты за этот год 269.9 млн. руб. составили 1465.9 тыс. руб., что равнялось примерно 0.6% к заработной плате рабочих, а на одного рабочего — 1 р. 15 к. Такова была мизерная сумма социального обеспечения рабочих, на которую расщедрились капиталисты в 1900 г.[141]

Издание и проведение в жизнь закона 2 июня 1903 г. под названием «Правила о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семейств в предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности» при всей его ограниченности явилось историческим завоеванием рабочего класса и известным сдвигом в рабочем законодательстве царизма[142].

Согласно ст. 2 закона 2 июня 1903 г., издержки по обеспечению пострадавшего рабочего падали на работодателей. Однако в этой же статье имелась весьма существенная оговорка, гласившая, что в случае злого умысла или грубой неосторожности рабочего предприниматель освобождался от обеспечения пострадавшего. Этими оговорками закона предприниматели часто злоупотребляли.

Рабочие, потерпевшие от несчастного случая, при временной потере трудоспособности получали 50 % годовой заработной платы, а при постоянной — 66 2 /3%. В случае смерти пострадавшего (взрослого или подростка) семья получала 30 руб. пособия на похороны. Определенную часть вознаграждения получали вдова или вдовец, бывшие на иждивении погибшего, дети, родители (ст. 5, 6, 11, 26),

Выплата вознаграждения пострадавшему от несчастного случая начиналась со дня восстановления частичной трудоспособности или со дня признания утраты ее постоянной. В случае отказа владельца платить за увечье давность исков могла составлять 2 года, причем при рассмотрении подобных исков должен был устанавливаться упрощенный льготный судебный порядок и обязательное посредничество фабричной инспекции (ст. 31—36). Однако огромное число неудовлетворенных исков рабочих, отложившихся в соответствующих архивных фондах, свидетельствует о трудности и сложности получения пенсии.

Кроме того, согласно ст. 16, 18 и др. закона 2 июня 1903 г., очень часто эталоном для исчисления пенсии пострадавшим фабрично-заводским, горным и горнозаводским рабочим служил не действительный размер их заработков, а средний поденный заработок чернорабочего данной губернии или области, умноженный на 260 (число рабочих дней в году),[143] несмотря на то что число рабочих дней в году даже без учета сверхурочных работ достигало 290—300 и более[144].

«Правительству очень хотелось бы, — писал по этому поводу В. И. Ленин, — свести всех рабочих до положения чернорабочих, — для сознательного пролетария вытекает отсюда тот урок, что только тесное единство всех рабочих и всех чернорабочих вместе в состоянии создать силу, способную сломить корысть капитала»[145]. Ст. 31 закона 2 июня 1903 г. «Искра» определяла как наиболее вредную и наиболее иезуитскую. Дело в том, что закон обладал, как отмечалось выше, рядом крупных недостатков, но, пожалуй, самым опасным из них для рабочих являлась система индивидуальной ответственности предпринимателей, когда вознаграждение потерпевших от несчастных случаев или потерявших трудоспособность рабочих зависело от кредитоспособности отдельного владельца данного предприятия. Перед пострадавшим рабочим постоянно существовала угроза в случае закрытия предприятия остаться без пенсии[146].

Крайне коварной для рабочих и прибыльной для капиталистов являлась ст. 19 закона 2 июня 1903 г., согласно которой стороны могли по взаимному соглашению заменять пенсии единовременными выдачами капитала (см. с. 54), т. е. получить капитализированную пенсию. Величина такого «капитала» составляла десятикратный размер вычисленной пенсии. Как показала практика применения закона, рабочие чаще всего срглашались на уплату пенсии единовременными суммами. Так, за трехлетие 1904—1906 гг. из 18 836 соглашений по ликвидации дел о несчастных случаях число выданных пенсий составляло едва 8.2% всего числа ликвидаций, а число удовлетворений в форме выдачи капитала — 91.8%, т. е. в одиннадцать раз превосходило число пенсионных выплат. Однако если сравнить размер выданных пенсий и единовременных вознаграждений, то за трехлетие пенсии составят 131785 руб., а единовременные вознаграждения — 4642040 руб., получившиеся вследствие капитализации пенсии в 464204 руб. в десятикратном размере. Таким образом, средний размер выдаваемой за трехлетие пострадавшему рабочему пенсии был равен 84 р. 80 к., а средний размер капитализированной пенсии — всего 26 р. 27 к., — в 3.2 раза меньше регулярно выдаваемой[147]. Это происходило в связи с тем, что ко времени достижения соглашения уменьшались действительные размеры потери рабочими трудоспособности, что в свою очередь приводило к сокращению пенсии. И врачи, и юристы, и фабричная инспекция прежде всего охраняли интересы предпринимателей.

Вознаграждение рабочих, потерпевших от несчастных случаев, и после опубликования закона 2 июня 1903 г. по-прежнему производилось через страховые учреждения, принимавшие на себя, согласно полисным условиям, денежные обязательства владельцев предприятий[148].

Закон 2 июня 1903 г. касался не всех категорий наемных рабочих, а лишь фабрично-заводских, горных и горнозаводских даже в том случае, если они не состояли под надзором фабричной и горной инспекции.

Очень трудно подсчитать суммы расходов промышленников но окончательному удовлетворению всех рабочих единовременными выдачами взамен пенсий и размеры пенсий по годам согласно закону 1903 г. По этому вопросу существует большое число трудов дореволюционных и советских исследователей, но проблема эта до конца не исследована до сих пор. Наиболее достоверными следует считать сведения Министерства торговли и промышленности. Эти данные свидетельствуют о том, что за время с 1904 по 1910 г. расходы предпринимателей по удовлетворению претензий потерпевших (пособия, пенсии и единовременные выдачи) составили сумму 5 541 065 р. 15 к. Число застрахованных рабочих составляло 2 048 163 человека, суммы их заработных плат — 501 149 503 млн. руб.[149]

Обращает на себя внимание тот факт, что революционное движение рабочих России оказало значительное влияние и на размеры страховых выплат предпринимателей. Если в 1900 г. расходы их на страхование составляли всего 0.6% к заработной плате рабочих, то в 1904—1910 гг.— уже 1.1%[150].

На железных дорогах для постоянных рабочих и служащих пенсионные кассы стали создаваться с 1894 г.[151] Средства кассы на 1 /3 составлялись из средств казны (казенные ж.-д.) или дороги (частные ж.-д.) и на 2 /3 из взносов пайщиков, что составляло 6% вычетов из зарплаты. На 1 января 1906 г. в пенсионных кассах насчитывалось 372 324 участника, а сумма, которой они располагали, составляла около 70 млн. руб.[152]

Кроме того, с 1899 г. пенсионные кассы приняли на себя операции по страхованию жизни работников железных дорог. За 1904 г., например, было заключено 5336 страхований на общую сумму более 3,3 млн. руб. Средняя застрахованная сумма на 1 полис составила 876 руб.[153] Следовательно, страховать свою жизнь могли только состоятельные клиенты кассы. Если железнодорожник проработал менее 10 лет и уходил с работы, то взнос в кассу ему не возвращался и не передавался по наследству и т. д. Поэтому и в 90-е гг. XIX в., и к 1905 г. среди железнодорожников возникали волнения и стачки против существующих уставов пенсионных касс. Рабочие требовали уменьшения удержаний в кассу, выплаты накопленных в кассе сумм по требованию участника кассы или его наследников, использования средств кассы на улучшение условий труда и быта участников кассы[154].

Из остальных категорий наемных рабочих вознаграждались вследствие несчастных случаев рабочие некоторых отраслей промышленности казенных заводов. Так, 9 июня 1904 г. царь утвердил правила об обеспечении пострадавших рабочих, вольнонаемных мастеровых и членов их семей артиллерийских заведений Военного министерства, почти полностью схожие с временными правилами 15 мая 1901 г. о пенсиях рабочим горных заводов и рудников[155].

23 июня 1912 г., наконец, увидели свет законы о страховании рабочих от несчастных случаев и об обеспечении рабочих на случай болезни. Равенства сторон в законах 23 июня 1912 г. не было и в помине. Рабочий был лишен права обращаться с ходатайством об изменении размеров вознаграждения в связи с ухудшением состояния здоровья непосредственно в суд без предварительного обращения к страховому товариществу, в то время как страховое товарищество обладало этим правом. Особенно ярко выраженный антирабочий характер носили статьи 52—55 закона о страховании рабочих от несчастных случаев [156] . Согласно этим статьям, страховые товарищества под угрозой потери вознаграждения могли понуждать рабочих, пострадавших от несчастного случая, и членов их семей к соглашениям, не требуя ни письменного оформления подобного «миролюбивого догово ра», ни утверждения его фабричным инспектором или судом [157] . За увечным рабочим, согласно ст. 56 закона, сохранялось право в случае, на его взгляд, неправильного определения размера вознаграждения начать тяжбу со страховым товариществом. Но даже фабричные инспекторы в своих отчетах отмечали, что судились рабочие «редко и неохотно ввиду большой траты времени, медленности судебного производства и необходимости нести предварительные расходы» [158] .

Правительство передало проведение в жизнь закона о страховании рабочих от несчастного случая в руки классовой организации крупной буржуазии — Совету съездов представителей промышленности и торговли. Всего в России создавалось 13 окружных страховых товариществ: Московское, Петербургское, Киевское, Харьковское, Прибалтийское и др. В Петербургское товарищество, наиример, входили Петербург с губернией, губернии Новгородская, Псковская и Олонецкая. Страхованию подлежали лишь 2.5 млн. рабочих фабрично-заводской и горной промышленности[159], что составляло 1 /10 часть всех наемных рабочих. Руководителями окружных страховых товариществ Совет съездов назначил местные союзы капиталистов. Так, Петербургское страховое товарищество создавалось Петербургским обществом заводчиков и фабрикантов. Газета «Звезда» разъясняла рабочим, что главный смысл замены индивидуальной ответственности предпринимателя коллективной заключается в значительном усилении позиции предпринимателей в их классовой борьбе с рабочими[160]. Если и раньше, имея дело лишь со своим хозяином, рабочий, боясь увольнения, чаще всего соглашался на минимальные размеры единовременного пособия, то теперь, противопоставленный классовой организации предпринимателей, он понимал, что назначение пособия — дело почти нереальное[161].

По новому закону в течение первых 13 нед лечить пострадавшего от несчастного случая рабочего должны были больничные кассы[162]. С промышленников на плечи рабочих перекладывалась плата за их же лечение. «Звезда» называла этот порядок законом страхования капиталистов за счет рабочих[163]. Утверждение уставов окружных страховых товариществ было закончено лишь в, 1914 г.

Второй закон — об обеспечении рабочих на случай болезни — предусматривал принудительное объединение фабрично-заводских рабочих и рабочих горной промышленности в больничные кассы. Положительное значение этого закона заключалось в том, что правительство невольно давало в руки рабочих такое мощное средство организации, как больничные кассы. Кассы учреждались на предприятиях с числом рабочих не менее 200 человек. Они выдавали заболевшим рабочим пособие в размере 1 /2— 2 /3 заработка для семейных и l /4— 1 /2 заработка для холостых. Средства кассы составлялись из 1—2 % взносов от заработка рабочих, а предприниматель вносил 2 /3 суммы взноса рабочих. Руководство делами кассы по закону должен был осуществлять владелец предприятия: он распоряжался и средствами кассы и являлся председателем ее правления. Делопроизводства касс утверждались губернаторами — председателями страховых присутствий. Согласно статьям страховых законов о больничных кассах, само управление рабочих в больничных кассах сводилось к нулю[164]. Но закону хозяевами кассы являлись не рабочие, а чиновники, владельцы предприятий и полиция.

Дело оказания рабочим медицинской помощи было поставлено даже на фабрично-заводских предприятиях крайне неудовлетворительно. В 1907 г., по данным Министерства торговли и промышленности, из каждых 100 фабрикантов лишь 8 содержали больницы, 23 — приемные покои и амбулатории. Таким образом, 2 /3 фабрикантов, на предприятиях которых трудились 19% всех рабочих (это были главным образом мелкие предприятия), не оказывали им никакой медицинской помощи[165]. Между тем заболеваемость рабочих на фабрично-заводских предприятиях достигала катастрофических размеров, особенно на шахтах, рудниках, металлургических, металлообрабатывающих и химических предприятиях, где каждый рабочий болел несколько раз в течение года. Рабочие железных дорог болели в среднем 3 раза в год. Но закон 23 июня 1912 г. не установил какой-либо обязательной формы организации медицинской помощи. Функции больничных касс были ограничены лишь выдачей пособий, а врачебная помощь являлась необязательной.

Легальная большевистская печать, прежде всего газета «Правда», в отделах «Вопросы страхования» и «Страхование рабочих» отмечала несовершенство и антинародный характер страховых законов 1912 г. Нутиловские рабочие писали в «Правду», например, о том, что «новый закон о больничных кассах явно ухудшает положение путиловских рабочих. В настоящее время на Путиловском заводе семьи рабочих получают бесплатную медицинскую помощь за счет завода. Новый страховой закон освобождает завод от этих расходов, и рабочим придется лечить своих жен и детей на собственный счет. В настоящее время на заводе выдаются денежные пособия всем больным рабочим..С введением больничных касс эти расходы большей частью будут пере-ложены на рабочих»[166].

Правительство понимало всю опасность, которую представляли больничные кассы, дававшие в руки рабочих значительные средства и организацию. Не случайно еще 17 и 19 июня, а также 26 сентября 1908 г. на заседании Совета министров при обсуждении представленных Министерством торговли и промышленности проектов законов отмечалось, что при разработке законов, подобных германскому рабочему законодательству, следует сообразоваться с особенностями русской жизни и не нарушать коренных основ существующего в России административного строя. В связи с этим Совет министров выразил опасение, что проекты законов «не вполне обеспечивают, в некоторых случаях, правительственный в деле страхования рабочих надзор административной власти»[167]. В частности, правительство опасалось, что, несмотря на спад революционного движения, проведение в жизнь страховых законов может быть использовано рабочими в революционных целях. Особо подчеркивалось, что «рассматриваемыми законопроектами создаются сильные рабочие организации, в руках которых будут сосредоточены крупные денежные суммы»[168]. B журнале Совета министров выражалось пожелание о том, чтобы страховые учреждения «не превратились в орудие и опорные пункты революционного движения»[169]. Самодеятельность рабочего класса, по мнению Совета министров, должна развиваться под надзором и руководством сильной государственной власти.

Опасаясь революционизирующего влияния страховых законов, правительство не спешило с их утверждением. Обсужденные и ут-вержденные Государственным советом и Государственной думой в 1908—1909 гг. страховые законы были окончательно санкционированы царем лишь 23 июня 1912 г[170].

С редакцией текста страховых законов, кроме того, не согласился Совет съездов представителей промышленности и торговли, заявивший, что точка зрения предпринимателей в Государственной думе будет представлена особо. Комиссия Совета съездов под председательством М. М. Федорова заседала 12 раз и выработала свою редакцию страховых законов[171].

Большевики через газеты «Звезда» и «Правда», журналы «Просвещение» и «Вопросы страхования» возглавили проведение страховой кампании на фабрично-заводских предприятиях и проведение выборов от рабочих в центральные страховые органы, превратив ее из закрытой в открытую, революционизировавшую рабочих. Журнал «Вопросы страхования» (1913, № 1) в передовой статье опубликовал основные положения большевистской страховой программы, разработанные В. И. Лениным и принятые на Пражской партийной конференции РСДРП[172]. Совпавшая с массовым революционным подъемом, страховая кампания развертывалась не по правительственной, а но большевистской программе. На предприятиях происходили митинги с требованием улучшения страховых законов, разрешения рабочих собраний, выносились резолюции протеста против назначения «благонадежных» рабочих в страховые органы. То и дело вспыхивали стачки, в которых рабочие требовали изменений уставов больничных касс. Пролетарии столицы возглавили и задали тон проведению страховой кампании фабрично-заводскими рабочими всей страны. Они отказывались руководствоваться уставом больничной кассы, разработанным Министерством торговли и промышленности и Обществом заводчиков и фабрикантов, а предпочитали брать за образец устав Путиловской больничной кассы, опубликованный в «Правде» и утвержденный Петербургским комитетом в качестве общегородского типового устава. Рабочие отказывались без созыва собраний, втемную, избирать уполномоченных, которые уже из своей среды выберут правления больничных касс. Как сообщало Петербургское охранное отделение в Департамент полиции, под руководством членов Петербургского комитета А. А. Митревича и других уполномоченных больничной кассы Путиловского завода рабочие провалили проект устава больничной кассы и в связи с этим 7 октября 1913 г. забастовали 380 рабочих лафетно-снарядной мастерской[173].

Московские рабочие в конце 1913—начале 1914 г. активно включились в проведение страховой кампании, в частности, в выборы уполномоченных в больничные кассы. 21 февраля по всем 8 отделам завода Бромлей от 1004 рабочих, участвовавших в выборах, были избраны 50 уполномоченных. К 1 сентября 1913 г. в Москве и уездах действовали уже 11 касс с 34.8 тыс. участников[174]. Как отмечалось в секретном циркуляре Совета Общества заводчиков и фабрикантов Московского промышленного района членам общества от 23 октября 1913 г., рабочие Центрального промышленного района пока не бойкотировали выборы в страховые учреждения, как это сделали рабочие Петербурга, Варшавы, Риги, Вильны, ибо их умами еще не овладели лозунги социал- демократической партии, добивающейся устранения влияния владельцев предприятий на ход дел в кассах, полного овладения рабочими коллективами постановкой врачебной помощи в них я устройства не отдельных, а общегородских больничных касс. Цель таких касс, по мнению авторов циркуляра, создать серьезную угрозу капиталу в борьбе за улучшение экономического положения рабочих[175]. Циркуляр требовал немедленного создания больничных касс и начала их деятельности, пока в Центре отсутствуют столкновения с рабочими на почве проведения в жизнь страховых законов»

Совет Общества заводчиков и фабрикантов Московского промышленного района 23 октября 1913 г. разослал членам общества циркуляр, в котором предлагалось нейтрализовать влияние на уставы страховых законов социал-демократической рабочей партии, так как она-де стремится устранить влияние владельцев предприятий на дела больничных касс, завладеть врачебной помощью и оказывать сопротивление устройству отдельных больничных касс, настаивая на учреждении общей городской кассы» Такие общегородские кассы, подчеркивалось в циркуляре, будут являться крупными объединениями, созданными с целью угрозы капиталу в борьбе за улучшение положения пролетариата. В циркуляре отмечалось, что реальные шаги в этом направлении сделаны рабочими Петербурга, Варшавы, Риги, Вильны и что поэтому, пока в Центральном промышленном районе руководители рабочего движения не оказали такого же влияния на рабочих, нужно немедленно приступить к организации больничных касс и открытию их действий[176].

В страховой кампании партия большевиков одержала блестящую победу. В подавляющем большинстве крупных фабрично-заводских предприятий России в правления больничных касс были избраны большевики. Больничные кассы превратились в легальные опорные пункты большевистской партии для проведения нелегальной работы на предприятиях. В Петербурге на Путилов- ском заводе в ноябре 1913 г. в правление больничной кассы были избраны большевики Г. М. Шкапин, И. И. Корнеев, В. А. Алексеев, И. Г. Егоров и др. На Металлическом заводе в проведении страховой кампании активно участвовали избранные в первый состав правления больничной кассы член Выборгского РК Н. И. Яковлев, известный страховик-правдист С. Д. Чудин, Н. Г. Данилов и другие большевики[177]. В (марте 1914 г. состоялись выборы в городской и губернский страховые присутствия и Совет по делам страхования рабочих. Победа большевиков была полной[178]. К июню 1914 г. в Петербурге уже действовали 176 заводских больничных касс, охвативших своим членством 164 тыс. рабочих[179]. От предпринимателей в состав Совета по делам страхования рабочих вошли такие крупные магнаты финансового капитала, как председатель Московского биржевого комитета Г. А. Крестовников, председатель Общества сахарозаводчиков гр. А. А. Бобринский, от Совета съездов горнопромышленников Юга России — Н. Ф. Фон-Дитмар, от Совета съездов представителей промышленности и торговли В, В. Жуковский, от Общества заводчиков и фабрикантов — М. Н. Триполитов[180].

Активизации страховой кампании способствовало Краковское совещание ЦК РСДРП с партийными работниками, резолюции которого написал В. И. Ленин[181]. Правительственный план проведения ускоренными темпами страховой кампании провалился.

На 1 марта 1914 г. в организации больничных касс (на различных этапах их создания) принимали участие 6808 предприятий России с 1 902 131 участником. Однако начали производство удержаний и выдачи пособий к этому времени всего 1311 предприятий с 1021 588 рабочими в них, 285 предприятий только что приступили к выборам уполномоченных, 53 — лишь успели подать заявления фабричному инспектору о разрешении учреждения больничной кассы и т. д.[182] Еще медленнее происходило учреждение больничных касс на горных предприятиях России. Из 221 предприятия с 355 106 рабочими в них, принявшими на 1 марта 1914 г. участие в организации больничных касс, последние были созданы только на 22 предприятиях с 23 870 рабочими. Они и начали производство удержаний и выдачу пособий. На остальных горных и горнозаводских предприятиях России, где по новому закону о лечении рабочих следовало учредить больничные кассы, все они находились на той или иной стадии «последовательного хода открытия»[183].

Не удался и правительственный план разобщения рабочих по отраслям промышленности. В Петербурге, например, к концу октября 1913 г. большевики для руководства страховой кампанией создали общегородской страховой центр. Успешно проходила страховая кампания по большевистской программе в Петербурге, Москве, Харькове, Риге, Екатеринославе. Победой большевиков закончились не только выборы в Страховой совет, но и в губернские страховые присутствия. В промышленных районах страны возникли сотни больничных касс, которые, как отмечалось, использовались большевиками как легальные центры для прикрытия нелегальной революционной деятельности.

Страховые законы 1912 г. не коснулись других категорий наемных рабочих, кроме фабрично-заводских, подведомственных надзору горной и фабрично-заводской инспекции. Случайно лишь в областях промышленности, близких к фабрично-заводской, оказывалось застрахованным в страховых обществах небольшое число рабочих. Так, из большой массы строительных рабочих, численность которых в 1913 г. достигла 1.6 млн.,[184] было застраховано в 1907—1909 гг. всего лишь от 4.1 до 5.4 тыс. человек (0.3% их общего числа)[185].

[128] См.: Тигранов Г. Ф. Кассы горнорабочих. Спб., 1896, с. 21.

[129] Иванов Л. М. К вопросу о страховании рабочих в России.— В кн.: Исследования по социально-политической истории России. Л., 1971, с. 329—334.

[130] Хромов П. А. Экономическое развитие России. М., 1967, с. 408.

[131] Такие материалы находятся в архивных фондах крупных акционерных предприятий страны.

[132] Чиколев А. Н. Опыт исследования по влиянию заводских работ на заболеваемость и состояние здоровья рабочих. Спб., 1909, с. 38.

[133] См.: Тигранов Г. Ф. Кассы горнорабочих, с. 101—103; Положение рабочих Урала во второй половине XIX—начале XX в. (1861—1904). Сб. документов. М., 1960, с. 543, 611.

[134] При полной утере трудоспособности (потеря зрения, обеих рук или ног, умопомешательство) выдавалась полная пожизненная пенсия. При второй степени инвалидности, потере трудоспособности наполовину (потеря одной руки или одной ноги, умопомешательство) рабочему пожизненно выдавалась только половина пенсии. При третьей степени пожизненной утери трудоспособности страховое общество- выдавало 10—25% полной пенсии.

[135] См.: Литвинов-Фалинский В. П. Фабричное законодательство и фабричная инспекция в России, с. 233—235. Страхованием рабочих занимались 7 следующих страховых обществ: «Россия», «Помощь», «Заботливость», «С.-Петербургское», «Якорь», «Саламандра», «1-е Российское страховое товарищество».

[136] Пресс А. А. Страхование рабочих в России. Спб., 1900, с. 3.

[137] Там же, с. 3. Как правило, предприниматели страховали своих рабочих в случае полной потери трудоспособности из 1500-кратного дневного заработка, в случае смерти — в 1000-кратном размере. При временной потере трудоспособности размер выплачиваемой суммы определялся предпринимателем и страховым обществом. См.: Россия в конце XIX в. Под ред. В. И. Ковалевского. Спб., 1900, с. 568.

[138] Бертенсон А. Б. По поводу честного страхования рабочих. Спб., 1903.

[139] См.: Страховое обозрение, 1901, № И, с. 655; 1903, № 12, с. 721.

[140] Труды ХХТХ съезда горнопромышленников Юга России. Харьков, тГк т. ТТ, с. 12.

[141] Иванов Л М. К вопросу о страховании рабочих в России, с. 348.

[142] ПСЗ. Собр. 3-е. 1903, т. XXIII, № 23060.

[143] Для этого с 1904 г. местные фабричные и горнозаводские присутствия стали устанавливать на трехлетия (1904—1906, 1907—1909, 1910—- 1912) размеры средних поденных заработных плат чернорабочих, утверждаемые Главным присутствием; Крузе Э. Э. Положение рабочего класса России в 1900—1914 гг. Л., 1976, с. 195—196.

[144] Там же, с. 254—255.

[145] Ленин В. И. Закон о вознаграждении рабочих. — Поля. собр. соч., т. 7, с. 331

[146] Закон о вознаграждении рабочих, потерпевших от несчастных случаев.—Искра, 1903, 1 сентября.

[147] Варзар В. Е. Статистические сведения о результатах применения закона 2 июня 1903 г. о вознаграждении пострадавших от несчастных случаев на фабриках и заводах, подчиненных надзору фабричной инспекции, за трехлетие 1904—1906 гг. Спб., 1908, с. 16—20.

[148] ЦГИА СССР, ф. 37, оп. 58, д. 254, 1903. — По проекту общих условий коллективного страхования, заключаемого на основании ст. 52 закона 2 июня 1903 г., л. 3—9 об. Полисными условиями называются условия коллективного страхования рабочих от несчастных случаев, заключаемые между фабрикантами и страховыми обществами.

[149] Сведения о расходах владельцев промышленных предприятий по вознаграждению, на основании закона 2 июня 4903 г., последствий несчастных случаев за 1904—1910 гг. Спб., 1913, с. XII—XIII.

[151] См.: Пушкарева И. М. Железнодорожники России в буржуазно-домократичееких революциях, с. 68—70. Временные и поденные рабочие и служащие на железных дорогах, независимо от стажа работы, пенсионными кассами не обслуживались.

[152] Статистика служащих на железных дорогах участников пенсионных и ссудно-сберегательных касс. Спб., 1907, с. 13, 34—40.

[153] Слятловский В. В. История профессионального движения в России. Л, 1924, с. 69.

[154] Пушкаре в а И. М. Железнодорожники России в буржуазно-демократических революциях, с. 70.

[155] ЦГИА СССР, ф 23, оп. 24, д. 4241, 1904—1906. — По вопросу о распространении закона 2 июня 1903 г. на казенные заведения, л. 14, 22.

[156] ПСЗ. Собр. 3-е. 1912, т. XXXII, отд. 1, № 37447.

[157] Элияссон Л. С. Законы об отношениях между предпринимателями и рабочими в области фабрично-заводской промышленности. Спб. 1908 с. 135—136.

[158] Свод отчетов фабричных инспекторов за 1912 год. Спб.. 1913, с. 60

[159] Данский Б. Г. Дореволюционная страховая кампания. М., 1925, с. 92—93.

[160] Предкальн А. О страховании. — Звезда, 1911, 23 октября.

[161] Предкальн А. К вопросу о страховании рабочих в России. — Просвещение, 1912, № 3—4, с. 30.

[163] Заломов Г. 3-я Дума и рабочий вопрос. — Невская звезда, 1912, 17 июня.

[164] Подробно см,: Шелымагин И. И. Законодательство о фабрично- заводском труде в России 1900—1917 гг. М., 1952, с. 250—258.

[165] Александровский 10. Б, Закон о страховании рабочих от несчастных случаев. Спб., 1913, с. 81.

[166] Правда, 1912, 10 ноября.

[167] ЦГИА СССР, ф. 1276, оп. 4, д. 125, 1908—1914. — Дело о разработке законопроекта о страховании рабочих, об учреждении Совета по делам страхования рабочих, л. 407—426.

[168] Там же, л. 411 об.

[170] Журнал заседания Совета министров от 17 и 19 июня и 26 сентября 1908 г. царь утвердил для представления в Государственную думу 30 октября 1908 г. — ЦГИА СССР, ф. 1276, оп. 4, д. 125, л. 407.

[171] См.: ЦГИА СССР, ф. 32, on. 1, д. 1948, л. 257—290; проект Положения об обеспечении рабочих на случай болезни в редакции, предложенной Советом съездов представителей промышленности и торговли. Спб., 1909.

[172] Крузе Э. Э. Петербургские рабочие в 1910—1914 гг. — В кп.: История рабочих Ленинграда. Л., 1972, т. I, с. 439—442.

[174] ЦГА г. Москвы, ф. 763 Акц. о-ва механических заводов бр. Бром лей, oп. 1, д. 795, 1913—1918. — Больничная касса при заводе Бромлей л. 81—83. Всего на заводе было занято 1212 человек.

[175] Там же, л. 91—92 об.

[176] ЦГА г. Москвы, ф. 763 Акц. о-ва механических заводов бр. Бромлей, оп. 1, д. 795,1913. — Больничная касса при заводе Бромлей, л. 91—92 об.

[177] Крузе Э. Э. Петербургские рабочие в 1910—1914 гг.— В кн.: История рабочих Ленинграда, т. Т, с. 442.

[178] См.: ЦГИА СССР, ф 23, оп. 16, д. 377, 1913—1916. —О производстве выборов членов Совета по делам страхования рабочих от участников больничных касс..л. 1 об.—2.

[179] Да некий Б. Г. Дореволюционная страховая кампания, с. 112.

[180] ЦГИА СССР, ф. 23, отт. 27, д. 403, 1908—1916. — Инструкция чипам фабричной инспекции, л. 56.

[181] Ленин В. И. Извещспис и резолюции Краковского совещания Центрального комитета РСДРП с партийными работниками. — Поли. собр. соч., т. 22, с. 263—265.

[182] ЦГИА СССР, ф. 23, оп. 7, д. 647, 1914. — Ведомость о последовательном ходе открытия больничных касс в империи на 1 марта 1914 г., л. 171—176.

[183] Там же, л. 176 об,

[184] Крузе Э. Э. Положение рабочего класса России в 1900—1914 гг., L

[185] Забытые рабочие. — Звезда, 1911, 30 апреля.